ЛитМир - Электронная Библиотека

Оз едва успел выговорить последние слова, как окружающий их розовый туман исчез.

Но что произошло дальше, Лом не видел — перед глазами вдруг вспыхнула огромная, ветвистая, багровая молния и сознание покинуло его.

* * *

Как и обещал Оз, когда Лом очнулся, в огромном Малом зале кроме него самого не было ни души.

Глава 6

Гимнаст проснулся от мощного грохота. Кто-то пытался ворваться в его спальню и яростно колотил в запертую изнутри дверь… Удивительно, как после таких ударов она до сих пор не разлетелась в щепки.

— Да иду я, иду!.. Минуточку!.. Сейчас открою! — Его хриплый крик прервал очередную серию могучих ударов.

Секунд на пять за дверью наступила тишина, но по истечении этого срока удары возобновились с утроенной силой.

Поначалу Гимнаст никак не мог понять, где он находится, как сюда попал и что вообще происходит. Вчерашние приключения очень медленно восстанавливались в его полусонной голове. И особой радости не доставляли. Уж лучше бы он вообще ничего не помнил! А память услужливо подбрасывала все новые и новые свершившиеся факты.

В руке он сжимал какой-то мятый листок, вдоль и поперек покрытый безобразными каракулями, большая часть которых была безжалостно залита чернилами. Как он ни морщил лоб и ни щурил глаза, разобраться в этой галиматье было совершенно невозможно. Но эта бумажка, использовать которую теперь можно было разве что при походе в сортир, странным образом навевала на него смутную тревогу… Что-то сегодня должно произойти. Но что именно?..

Взломщики совсем озверели, дверь уже даже не пинали, я попросту крушили чем-то очень тяжелым. Она жалобно трещала в ответ. Чтобы ее не сорвали с петель, Гимнаст поспешил откинуть массивный засов.

— Ваше высочество, милорд, что случилось?! Почему вы так долго не открывали? — засыпал его вопросами старичок, ни на миг не прерывая охи-вздохи. — Как же вы нас напугали! Ведь ни для кого не секрет ваше отношение к предстоящей женитьбе… Раньше вы никогда не изволили запираться. Вот мы и подумали… Но, слава Богу, все в порядке. Мой лорд, как вам спалось?

Болтовня старика стимулировала процесс воспоминании. Как-то само собой в голове всплыло, что… э-э… этот словоохотливый дядя — его личный дворецкий Тарп, сейчас он находится в спальне своего собственного пятиэтажного дворца, да и вообще он тут — очень крутая шишка и его вес уважают, а называется он теперь — лорд Гимнс. А еще, еще… Черт возьми, у него ведь сегодня свадьба!

Гимнаст все вспомнил.

— Тарп, с каких это пор я обязан перед тобой отчитываться в своих поступках?! — Молодой человек отыскал подходящую мишень для выплеска накопившейся нервозности. В его голосе звенел металл. — Что за цирк ты тут мне устраиваешь?! Да еще в такую рань!!!

— Помилосердствуйте, милорд, — Тарп поспешно склонил убеленную сединами голову, — ведь уже давно день на дворе.

— Умные больно стали! Совсем от рук отбились! Да, может, я из-за этой свадьбы только под утро глаза сомкнул… Кто тебе позволил двери в мои покои ломать? Видали его? Я закрылся, а он забеспокоился. Заруби себе на носу: у меня тут не проходной двор! И если мне вдруг приспичит запереться на ночь — это мое личное дело! Ты меня понял?!

— Да, мой господин, — еле слышно пролепетал Тарп, склоняясь все ниже.

Гимнаст увидел, что пристыженный старик того гляди потеряет равновесие и врежется лбом в пол. А пол в спальне, хоть и покрыт толстым ковром, все-таки каменный. Принимая во внимание солидный возраст дворецкого, серьезной травмы не избежать. Пришлось сменить гнев на милость.

— Ну ладно, ладно. — Гимнаст ловко подхватил старика под руки и заставил выпрямиться. — Вижу, что ты уже достаточно раскаялся и подобное вряд ли повторится.

Морщинистое лицо Тарпа было бледнее мела, губы мелко дрожали, из глаз катились слезы. Гимнасту стало стыдно за свое поведение. Взял и обидел старого преданного слугу. А за что, собственно? Ведь он же за его, ублюдка неблагодарного, жизнь беспокоился! Испугался, не случилось ли с ним чего…

— Чего ты, Тарп. Ну не плачь, старина. — Гимнаст не умел успокаивать людей… Кричать, ругаться и всячески расстраивать людей, это — пожалуйста, а вот пожалеть человека — это кто угодно, только не он. — Ну извини, погорячился, не выспался… А тут еще эта свадьба… Вот и сорвался.

Каждое слово давалось лорду с большим трудом. Пробормотав несколько коротеньких сбивчивых фраз в оправдание своего мерзкого поведения, он так вспотел, будто только что пробежал без остановок тысяч этак десять метров.

Великодушный слуга сразу же простил молодого господина и, к огромному облегчению Гимнаста, перестал плакать, вытер слезы и приветливо ему улыбнулся.

— Вам вовсе не нужно извиняться передо мной, вы правы, я не должен был…

Договорить Тарпу не удалось. На пороге спальни неожиданно возник слуга и, получив позволение говорить, доложил, что уже начинают приезжать первые гости, которых согласно распоряжению старшего дворецкого, то есть Тарпа, провожают в большую гостиную, что невеста еще не появилась, но только что прибыл Высший маг Ордена Алой Розы, господин Люм.

Объявив благодарность за хорошую службу, слугу отпустили восвояси.

Тарп сразу засуетился и, наскоро раскланявшись со своим лордом, бросился вон из спальни лично встречать почетного гостя.

Гимнаст выразил желание пойти вместе с ним поболтать с другом и малость развеяться, но старик неожиданно заупрямился, утверждая, что милорду нельзя сейчас видеться с магом. Еще раз ругаться с дворецким не было ни малейшего желания, к тому же, очень возможно, старик знает, что говорит. Скрепя сердце, лорду пришлось уступить.

Гимнаст вновь остался один. Спать больше не хотелось, да и не дадут — с минуты на минуту невеста должна пожаловать. А она девушка обидчивая, чуть, что не так — истерику закатывает. И её лучше лишний раз не расстраивать.

Тяжело вздохнув, жених пошел умываться, чистить зубы, бриться и вообще приводить себя в надлежащий вид.

Короткого сна — за столом в Малом зале он проспал, но более четырех часов — Лому оказалось вполне достаточно, чтобы, проснувшись почувствовать себя великолепно отдохнувшим, полным сил, бодрым, свежим и веселым.

Старый колдун выполнил свое обещание, и в памяти Лома появилось новое весьма полезное заклинание, позволяющее перемещаться по замку в любом направлении со скоростью мысли. Как бы в качестве приложения к сему колдовству прилагалось подробное списание самого Магического замка, и он теперь мог ориентироваться в этом жилище магов с закрытыми глазами.

Конечно же, Лому захотелось побыстрее испытать на деле чудесную новинку. К тому же нашелся вполне подходящий повод. Ему следовало немедленно принять душ, если то, что было у него в ванной, можно так назвать, и переодеться в чистую одежду.

Лом сосредоточился. И уже через пять-шесть секунд преспокойненько раздевался в своей комнате. Все прошло лучше некуда.

Минут через двадцать Лом уже облачался в свежую одежду. От его чистого тела струился сладкий аромат леей, трав. Как уже упоминалось ранее, в комнате окон не было, но, благодаря приобретенной этой ночью возможности одним взглядом охватывать весь Магический замок, наш герой мог теперь с уверенностью заявить: за стеной уже вовсю светит солнце. Если ночью ему казалось, что замок располагался внутри гигантской скалы, то теперь — опять же благодаря полученным во сне откровениям — Лом знал, что на самом деле замок находится на ее вершине. И члены Ордена попадают в него и покидают его посредством мгновенного магического перемещения.

Поднятый на недосягаемую высоту, замок как бы парил над Красным городом. Подобную картинку можно увидеть, если наблюдать за столицей со стороны… Сразу же становилось очевидно — кто является истинным хозяином на этом острове, кто тут царь горы…

— Господин Люм! — радостный вопль Валса грянул из-за спины громом средь ясного неба.

35
{"b":"11120","o":1}