ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да не могу я молчать, — возмутился лорд Гимнс. — У меня палец будто щипцами раскаленными раздирают… Слушай! А может оно его действительно отрывает?

— Ага, — подтвердил маг. — Вон видите, уже и кровь пошла.

— Где? — напугался Гимнаст. — Уф, опять ты шутишь. Что же он, скотина, так болит-то?! Ты в своем заклинании точно ничего не напутал? А то знаю я вас, колдунов!

От незаслуженной обиды Кремп даже позабыл о больной голове.

— Милорд Гимнс! Я же вас предупреждал, что придется потерпеть до завтрашнего утра. Это ведь все-таки кольцо чар! Успокойтесь и постарайтесь уснуть. Завтра будет трудный день… Ой, голова!

— Трудный? Да если эта штукенция исчезнет с моего пальца — это будет лучший день в моей жизни!

— Ну хорошо, завтра будет лучший день в вашей жизни. И чем раньше вы уснете, тем быстрее наступит завтра.

— Думаешь, я не пытался?.. Бедный, бедный мой пальчик!..

Эпилог

Вот уже десятый день, как корабль друзей бороздил просторы океана…

Лом сидел за столом в своей комнате и неторопливо просматривал накопившуюся за пять лет стопку корреспонденции. Так он отвлекался от нахлынувшего вдруг одиночества. Ведь большую часть его переписки составляли короткие записки от Гимнаста, Студента и Лилипута, оставляемые друзьями на его рабочем столе, если им не удавалось застать Высшего дома, записки с их короткими просьбами, сообщениями, даже ультиматумами.

Лом просматривал эти записки и как бы заочно разговаривал с друзьями.

Итак, он остался совершенно один на этом все еще слишком чужом ему острове, среди незнакомых людей. Даже Гимнаста собственными руками он отправил вместе с остальными.

Похоже, составленное им совместно с Кремпом заклинание сработало блестяще. Через пару дней после отплытия друзей, Лом навестил Ольгу. Кольца на ее руке уже не было. Как и не было предела ее ликованию по этому поводу. Девушка ударилась в бурный разгул, стараясь наверстать безвозвратно упущенное за пять лет. Она откровенно флиртовала и с Высшим магом, ни капельки не смущаясь того факта, что он был другом ее мужа. И если бы Лом только захотел… Жена Гимнаста была очень красивой женщиной, но когда все настолько доступно, всякий интерес пропадает.

Произошли кое-какие изменения и внутри Круга Избранных. На освободившееся место Наза взяли некого Фаркуса — вполне достойного мага лет этак двухсот тридцати от роду, при этом выглядящего всего на шестьдесят. И снова Высших стало семеро. Кроме того, единогласно переизбрали председателя Круга. Теперь эти почетные обязанности возложены на плечи Солозо. Проникновение в святая святых Ордена, Круг Избранных, чужака еще долго будет висеть несмываемым пятном на совести Оза, в лице которого Лом приобрел смертельного врага.

Лом навел справки у компетентных людей и выяснил, что до ближайшего города на Большой Земле при попутном ветре плыть около двух недель. Ветер как будто бы особо не менялся, значит, сейчас его друзья уже в трех-четырех днях плавания до берега.

Как-то незаметно толстая стопка писем подошла к концу. Напоследок на глаза Высшему попалось то самое, так озадачившее пять лет назад его и двоих его друзей, письмо, адресованное настоящему Люму. Лом замешкался: открывать — не открывать это чужое послание? И, повинуясь какому-то неожиданному порыву, решительно распечатал конверт и высыпал на стол его содержимое. Письмо сэра Лила он знал наизусть, и лишний раз любоваться на каракули рыцаря не было желания, но ему почему-то вдруг захотелось в очередной раз взглянуть на странное четверостишье на папирусе.

Он развернул папирус и… обомлел!

Вдруг прямо на его глазах под знакомыми ему строками стали появляться буквы, сливаться в слова, слова в новые строки… В итоге на папирусе появилось еще одно четверостишье. Вот что теперь там было начертано:

И превратится день в ночь!
И явится Герою меч!
И возродится из пепла Несущая Искру!
И подарит она своему миру Надежду!
И только ее Сын!
Если на Земле Истинной примет меч из рук Героя Земного!
Сможет получить через клинок Силу Стража Небесного!
И воссияет на груди у Него Звезда Божественная!

Несколько минут обескураженный Лом внимательно вчитывался в эти строки. Мозг его напряженно работал, пытаясь отыскать единственно верное в данной ситуации решение.

И, вероятно, нашел.

Маг улыбнулся, встал из-за стола, накинул на плечи легкий алый плащ, разложил по его вместительным внутренним карманам папирус и парочку мешочков с золотом. После чего, произнеся короткое заклинание, он покинул замок прямо из собственной комнаты. Оказавшись на улице, маг отвернулся от гранитной скалы и торопливо зашагал по безлюдной площади куда-то в одному ему известном направлении…

Никто из магической братии Ордена Алой Розы больше никогда его не видел.

(КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ)
84
{"b":"11120","o":1}