ЛитМир - Электронная Библиотека

Он не знался с подобными личностями.

Когда распахнулась дверь номера 520, он следом за Карлом Праттом вошел внутрь и оказался лицом к лицу с самим дьяволом.

Дьявол, однако, был вполне обходителен, подчеркнуто любезен – прямо другой человек. Влияние тюрьмы.

Джоэл представил сенатору Клейберну себя и своего сына Нила. Они должным образом обменялись рукопожатиями, были произнесены необходимые слова благодарности. На столе небольшого люкса стояли выпечка, кофе и сок. Все расселись вокруг стола.

– Это не займет много времени, – сказал Джоэл. – Сенатор, мне нужна ваша помощь. Я не представляю, насколько хорошо вы знакомы с тем довольно запутанным делом, из-за которого мне пришлось на несколько лет отправиться в...

– Я знаю суть, но осталось много вопросов.

– Я вполне уверен, что знаю ответы.

– Кому принадлежит спутниковая система?

Джоэл не мог сидеть на месте. Он подошел к окну, посмотрел в никуда, глубоко вздохнул.

– Она была построена красным Китаем ценой астрономических затрат. Как вы знаете, китайцы существенно отстают от нас в области обычных вооружений, поэтому они вкладывают средства в высокотехнологичное оружие. Они украли некоторые наши технологии и благополучно запустили систему, получившую название «Нептун», ЦРУ не узнало об этом.

– Как им удалось это сделать незаметно?

– С помощью довольно примитивного способа. Однажды ночью они подожгли десять тысяч гектаров леса в северных провинциях. Возникло огромное облако, и из его центра они запустили три ракеты, каждая несла по три спутника.

– Русские тоже так однажды сделали, – сказал Клейберн.

– И русских провели их же собственным трюком. Ведь и они не заметили «Нептун» – все проморгали. Никто в мире не знал о его существовании, пока мои клиенты не наткнулись на него.

– Пакистанские студенты?

– Да, и все трое мертвы.

– Кто их убил?

– Подозреваю, китайские агенты.

– Кто уничтожил Джейси Хаббарда?

– Они же.

– И как близко эти люди подобрались к вам?

– Ближе, чем я бы хотел.

Клейберн потянулся за пончиком, а Пратт осушил стакан апельсинового сока. Джоэл продолжал:

– У меня есть программное обеспечение – «Глушилка», как она была названа. Существует только одна копия.

– Та самая, которую вы пытались продать? – спросил Клейберн.

– Да. И я действительно хочу от нее избавиться. Обладать ею смертельно опасно, и я отчаянно хочу передать ее. Только не уверен, кто должен ее получить.

– Как насчет ЦРУ? – произнес Пратт, потому что ему надо было хоть что-нибудь сказать.

Клейберн сразу отрицательно покачал головой.

– Я им не доверяю, – сказал Джоэл. – Тедди Мейнард добился моего помилования, чтобы спокойно наблюдать, как кто-то другой меня убьет. Теперь там временный директор.

– И новый президент, – произнес Клейберн. – В ЦРУ сейчас неразбериха. Я бы и близко к ним не подходил.

Произнеся это, сенатор переступил черту, став советчиком, а не просто сторонним наблюдателем.

– С кем мне следует разговаривать? – спросил Джоэл. – Кому я могу доверять?

– ОРУ – Оборонное разведывательное управление, – без колебаний сказал Клейберн. – Главный человек там майор Уэс Роуланд, мой старый друг.

– Давно он там работает?

Клейберн на секунду задумался и сказал:

– Десять, может быть, двенадцать лет. У него огромный опыт, и он чертовски талантлив. И человек чести.

– Вы можете с ним поговорить?

– Да. Мы поддерживаем связь.

– Он отчитывается перед директором ЦРУ? – спросил Пратт.

– Да, все отчитываются. Теперь существует по крайней мере пятнадцать различных разведывательных управлений – то, с чем я боролся на протяжении двадцати лет, – и по закону все они отчитываются перед ЦРУ.

– Таким образом, Уэс Роуланд возьмет у меня, что бы я ему ни дал, и доложит ЦРУ? – спросил Джоэл.

– У него нет выбора. Но есть разные пути. Роуланд практичный человек и знает, как вести политические игры. Именно поэтому он продержался столько времени.

– Вы можете организовать встречу?

– Да, но что во время нее произойдет?

– Я брошу ему «Глушилку» и убегу.

– А взамен?

– Сенатор, это простая сделка. Я не хочу денег. Просто небольшая помощь.

– Что именно?

– Я предпочел бы обсудить это с ним. Разумеется, в вашем присутствии.

Разговор прервался, Клейберн смотрел в пол, оценивая ситуацию. Нил подошел к столу и выбрал рогалик. Джоэл налил еще кофе. Пратт, очевидно, страдая похмельем, заглотнул еще один высокий стакан апельсинового сока.

Наконец Клейберн выпрямился на стуле и произнес:

– Полагаю, это срочно.

– Более чем срочно. Если майор Роуланд доступен, я готов встретиться с ним прямо сейчас. Где угодно.

– Я уверен, он отложит любые дела.

– Телефон находится там.

Клейберн встал и подошел к письменному столу. Пратт откашлялся и сказал:

– Знаете ли, друзья, на этом этапе игры я хотел бы из нее выйти. Я не хочу больше ничего слышать. Не хочу быть свидетелем, либо защитником, либо еще одной жертвой. Поэтому прошу меня простить, но я направляюсь в свой офис.

Он не стал ждать ответа и через секунду вышел, сильно хлопнув за собой дверью. Они несколько секунд смотрели на нее, пораженные его внезапным уходом.

– Бедный Карл, – сказал Клейберн. – Всегда боялся собственной тени.

Он поднял трубку и приступил к работе.

Во время четвертого по счету телефонного разговора и второго звонка непосредственно в Пентагон Клейберн прикрыл трубку рукой и сказал Джоэлу:

– Они предпочитают встретиться в Пентагоне.

Джоэл отрицательно покачал головой:

– Нет. Я не собираюсь идти туда с программным обеспечением, пока мы не заключим сделку. Я не возьму его с собой, а отдам им позже.

Клейберн передавал сказанное и затем долгое время слушал собеседника на другом конце провода. Потом он снова прикрыл трубку рукой и спросил:

– На чем записано программное обеспечение?

– Четыре диска, – ответил Джоэл.

– Им нужно его проверить, понимаете?

– Хорошо, я возьму с собой в Пентагон два диска. Это примерно половина данных. Они смогут посмотреть.

Клейберн схватил трубку и повторил условия Джоэла. После чего опять долго слушал, затем спросил Джоэла:

– Вы можете показать мне диски?

– Да.

Сенатор молчал, пока Джоэл доставал портфель. Он вытащил конверт, достал из него четыре диска и положил их на кровать, чтобы Нил и Клейберн смогли на них полюбоваться. Сенатор вернулся к телефону и сказал:

– Я смотрю на четыре диска. Господин Бэкман уверяет меня, что это они и есть.

Он слушал еще несколько минут, потом вновь нажал кнопку удержания разговора.

– Они хотят видеть нас в Пентагоне прямо сейчас, – сказал он.

– Давайте пойдем.

Клейберн повесил трубку и сказал:

– Там все закипело. Думаю, ребята в нетерпении. Мы идем?

– Встречусь с вами в фойе через пять минут, – сказал Джоэл.

Когда за Клейберном закрылась дверь, Джоэл быстро собрал диски и два положил в карман куртки. Два других, номер три и четыре, были отправлены обратно в портфель, который он вручил Нилу, сказав при этом:

– После нашего ухода подойди на регистрацию и возьми еще один номер. Настаивай на том, чтобы занять его немедленно. Позвони сюда и оставь мне сообщение о том, где ты будешь находиться. Никуда не выходи, пока я не свяжусь с тобой.

– Конечно, отец. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

– Всего лишь обделываю сделку, сынок. Как в старые времена.

* * *

Таксист высадил их у южного крыла Пентагона, рядом с остановкой «Метрополитен». Два одетых в форму сотрудника майора Роуланда ждали их с документами и инструкциями. Они провели их через службу безопасности и сделали фотографии для временных пропусков. Все это время Клейберна угнетало то, как просто оказалось вернуться в старые дни.

Было ли это возвращением в старые дни или нет, но он быстро поменял роль скептического критика на роль основного игрока и был полностью вовлечен в дело Бэкмана. Пока они шли по широким коридорам второго этажа, он думал, какой простой была жизнь, когда существовали всего две сверхдержавы. Против США всегда стояли Советы. Было очень просто отличить плохих парней от хороших.

71
{"b":"11122","o":1}