ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Он из ФБР.

Ламар прикрыл глаза, негромко повторил: “ФБР…”

– Именно. У него значок и все такое.

– Где ты с ним встретился?

– Он нашел меня в ресторанчике Лански. Он знает, кто я, знает, что я недавно принят. Говорит, что знает все о нашей фирме. ФБР очень нами интересуется.

– Ты говорил об этом с Эйвери?

– Нет. Тебе – первому. Я не знаю, что делать. Ламар поднял телефонную трубку.

– Нужно сказать Эйвери. По-моему, такое уже бывало.

– В чем дело, Ламар?

Ламар сказал секретарше Эйвери, что у него срочное дело, та тут же соединила его с Толаром.

– Возникла небольшая проблема, Эйвери. Вчера агент ФБР разговаривал с Митчем. Митч сейчас у меня в кабинете.

Выслушав Толара, он повернулся к Митчу.

– Говорит, чтобы я не вешал трубку, звонит Ламберту.

– Похоже, что все это очень серьезно.

– Да, но ты не волнуйся. Все объяснится. Такое уже случалось.

Он прижал трубку к уху и внимательно выслушал инструкции. Положил трубку.

– Через десять минут нас ждут в кабинете у Ламберта.

В офисе сидели Эйвери, Рейс Макнайт, Оливер Ламберт, Гарольд ОКейн и Натан Лок. Они заметно нервничали, но старались, чтобы входящий в кабинет Митч этого не заметил.

– Садитесь, – произнес Натан Лок с короткой неестественной улыбкой. – Мы хотим, чтобы вы рассказали нам все.

– Что это? – Митч указал на небольшой магнитофон, стоящий в центре стола.

– Чтобы ничего не упустить, – пояснил Лок, делая рукой жест в сторону стула.

Митч уселся, пристально глядя на сидящего напротив мистера Черные Глаза. Эйвери сидел рядом. В комнате стояла тишина.

– Так вот. Вчера я обедал в ресторанчике Лански. Подходит этот парень и садится напротив. Называет меня по имени. Достает значок, говорит, что является специальным агентом ФБР, зовут его Уэйн Тарранс. Я посмотрел, значок был настоящий. Он говорит, что хотел встретиться со мной, поскольку нам необходимо познакомиться. ФБР очень интересуется фирмой, а я не должен здесь никому доверять. Я спросил почему, и он сказал, что у него нет времени объяснять мне, что он сделает это позднее. Я не знал, что мне на это ответить, поэтому просто молчал и слушал. Он сказал, что сам найдет меня позже. Уже собираясь уходить, он добавил, что смерть Ходжа и Козински была не случайной. Вот и все. Это заняло не более пяти минут.

Черные Глаза внимательно смотрел на Митча, впитывая каждое слово.

– Раньше вы не встречались?

– Никогда.

– Кому-нибудь рассказывали?

– Только Ламару. Это первое, что я сделал сегодня утром.

– А жене?

– Нет.

– Он не оставил вам свой телефон?

– Нет.

– Мне нужно знать каждое сказанное вами или им слово, – потребовал Лок.

– Я сказал вам все, что помнил. Слово в слово воспроизвести разговор я не в состоянии.

– Вы уверены?

– Дайте мне подумать.

Кое о чем Митч хотел умолчать. Он смотрел на Черные Глаза, понимая, что Лок его подозревает.

– Да, вот еще: он сказал, что увидел мое имя в газете, прочитал, что меня недавно приняли. Вот все. Я не упустил ничего. Разговор был совсем коротким.

– Постарайтесь еще припомнить, – продолжал настаивать Лок.

– Я спросил, не хочет ли он глоток холодного чая. Он отказался.

Магнитофон выключили, напряжение компаньонов, казалось, чуть спало. Лок подошел к окну.

– Митч, у нас были проблемы с ФБР, равно как и с Национальным налоговым управлением. Это тянется уже на протяжении нескольких лет. Кое-кого из наших клиентов можно назвать птицами высокого полета. Это состоятельные люди, которые зарабатывают миллионы, тратят миллионы и платят минимальные налоги, а то и вовсе не платят. Они готовы платить тысячи долларов нам, с тем чтобы мы помогали им на законных основаниях избегать уплаты налогов. Наша фирма зарекомендовала себя как очень энергичная, и мы не против рискнуть, когда клиент поручает нам это. Я говорю сейчас о весьма хитроумных и изощренных бизнесменах, которые понимают, что такое риск. Такие люди высоко оценивают нашу изобретательность и находчивость. Кое-какие наши уловки и прикрытия вызывают сомнения в Национальном налоговом управлении, и вот уже на протяжении двадцати лет мы выигрываем предъявленные по этим спорным поводам судебные иски. Мы не нравимся чиновникам, а они не нравятся нам. Отдельные наши клиенты не всегда придерживаются высших этических норм, поэтому случается, к ним начинает проявлять интерес ФБР. А последние три года ФБР тревожило и нас. Тарранс – возомнивший о себе новичок. Он здесь меньше года, а надоел всем хуже колючки в ботинке. Вы больше не будете с ним разговаривать. Очень может быть, ваша вчерашняя беседа записывалась. Он опасен, в высшей степени опасен. Это нечестная игра, и скоро вы сами убедитесь в том, что большинство в ФБР ведут нечестную игру.

– Много наших клиентов были осуждены?

– Ни один. И мы выигрывали все иски налогового управления.

– А Ходж и Козински?

– Хороший вопрос, – вступил Оливер Ламберт. – Точно мы так и не знаем, что там произошло. Поначалу нам представлялось, что это несчастный случай, теперь же мы в этом не уверены. В катере с Марти и Джо был и местный житель – инструктор по подводному плаванию и моторист. Как нам сообщили местные власти, он был связным звеном в цепочке по доставке наркотиков с Ямайки, и взрыв предназначался ему. Безусловно, он тоже погиб.

– Не думаю, что мы когда-нибудь узнаем правду, – добавил Ройс Макнайт. – Там не очень-то квалифицированные полицейские. Мы предпочли оказать помощь семьям. Для нас в настоящий момент это несчастный случай. Честно говоря, мы плохо представляем себе всю ситуацию.

– Никому обо всем этом ни слова, – проинструктировал Митча Лок. – Держитесь подальше от Тарранса, а если он сам установит с вами контакт, сразу же дайте нам знать об этом. Вам все понятно?

– Да, сэр.

– Ни слова даже жене, – добавил Эйвери.

Митч кивнул головой.

Лицо Ламберта вновь приняло выражение отеческой доброты, он улыбался и крутил очки.

– Митч, мы знаем, что это может напугать, но мы уже привыкли к этому. Предоставь нам этим заниматься. Верь нам. Мы не боимся мистера Тарранса, ФБР, налогового управления или кого-то еще, так как мы не совершали никаких преступлений. Энтони Бендини создал нашу фирму благодаря своим способностям, неустанному тяжелому труду и высочайшим моральным качествам. Все это наследие он передал в наши руки. Да, некоторые наши клиенты не святые, но никогда еще юристы не читали поучений своим клиентам. Мы бы не хотели, чтобы ты переживал из-за всего этого. Просто держись подальше от этого человека – он весьма, весьма опасен. Если дать ему повод, он совсем обнаглеет и сядет на голову.

Лок наставил на Митча свой кривой палец.

– Дальнейший контакт с Таррансом поставит под угрозу ваше будущее в фирме.

– Понимаю.

– Он понимает, – поддержал его Эйвери. Лок посмотрел на Толара.

– Вот все, что мы хотели сказать тебе, Митч, – заключил Ламберт. – Будь осторожен.

Митч с Ламаром вышли из кабинета и направились к лестнице.

– Позвони Де Вашеру, – сказал Лок Ламберту, уже державшему в руке трубку.

Не прошло и двух минут, как оба пожилых джентльмена, пройдя мимо охранника за железной дверью, вошли в кабинет До Вашера.

– Ты слушал?

– Конечно, я слушал, Нат. Я слышал каждое его слово. Вы здорово обработали парня. Я думаю, он перепуган, он будет бежать от Тарранса со всех ног.

– Как быть с Лазаревым?

– Я должен буду поставить его в известность. Он – босс. Не можем же мы притворяться, что ничего не произошло.

– Что они предпримут?

– Ничего серьезного. Понаблюдаем за Макдиром круглосуточно, поставим на прослушивание все его телефоны. И будем ждать. Первого шага сам он не сделает. Это дело Тарранса. Тарранс найдет его снова, и на этот-то раз мы будем в курсе событий. Старайтесь, чтобы он уходил отсюда как можно позже. Когда он будет покидать рабочее место, дайте нам знать. По правде говоря, не думаю, что все так уж плохо.

27
{"b":"11124","o":1}