ЛитМир - Электронная Библиотека

– Меньше всего, мистер Эллифант, я собираюсь вступать с вами в длинные жаркие обсуждения Первой поправки. Если вам не нравится закон, подайте апелляцию и потребуйте его изменить. Мне это, откровенно, говоря, безразлично. Но в данный момент, когда я сижу здесь вместо того, чтобы пойти обедать, вашему клиенту придется ответить на мои вопрос. – Он снова повернулся к охваченному паникой Слику.

– Мистер Мюллер, кто ваш источник?

Грайндеру казалось, что его сейчас стошнит. Он засунул большие пальцы под ремень и прижал их к животу. Единственная надежда: у Слика репутация человека, умеющего держать слово, он всегда защищал своих информаторов.

– Я не могу сказать, кто был моим источником, – промолвил Слик с трагическим видом – мученик перед лицом смерти.

Грайндер вздохнул с облегчением. Какие приятные слова!

Гарри повернулся к помощникам шерифа.

– Я обвиняю вас в оскорблении суда, мистер Мюллер, и приказываю отправить вас в тюрьму. – Помощники шерифа остановились около Слика, который в ужасе оглядывался по сторонам в поисках поддержки.

– Ваша Честь, – Эллифант встал, еще не зная, о чем будет говорить. – Мы протестуем. Вы не имеете права...

На Эллифанта Гарри не обратил ни малейшего внимания и приказал:

– Ведите его в городскую тюрьму. Никакого особого обращения. Никаких поблажек. Я снова вызову его в понедельник. Попытаюсь еще раз.

Помощники шерифа подняли Слика и надели на него наручники.

– Сделайте что-нибудь! – закричал репортер Эллифанту, который в это время взывал:

– У нас свобода слова. Ваша Честь. Вы не можете так поступить с ним!

– Я это делаю, мистер Эллифант, – заорал Гарри. – И если вы немедленно не сядете, то окажетесь в одной камере со своим клиентом. – Эллифант упал на стул. Слика потащили к двери, и, когда ее уже открывали, Гарри добавил: – Мистер Мюллер, если я прочту хоть одно ваше слово в газете за то время, что вы будете в тюрьме, я дам вам возможность посидеть там месяц, прежде чем вызову вас сюда. Надеюсь, вы меня понимаете.

Говорить Слик не мог.

– Мы подадим апелляцию, – пообещал Эллифант, когда помощники шерифа выпихивали репортера за дверь и закрывали ее за собой. – Мы подадим апелляцию.

* * *

Дайанна Свей сидела на тяжелом деревянном стуле, обняв своего старшего сына, и смотрела, как лучи солнца пробиваются сквозь пыльные сломанные жалюзи комнаты для свидетелей. Не было уже ни слез, ни желания говорить.

После пяти дней и ночей вынужденного заключения в палате психиатрического отделения она сначала была рада вырваться оттуда. Но в эти дни радость проходила быстро, и теперь она хотела поскорее вернуться к Рикки. Она увидела Марка, обняла его, поплакала вместе с ним и узнала, что он в безопасности. Чего еще было желать матери?

Она уже не доверяла ни своим суждениям, ни своим инстинктам. Последние пять дней лишили ее чувства реальности. Она обессилела и отупела от постоянных стрессов и потрясений. Лекарства – таблетки, чтобы заснуть, таблетки, чтобы проснуться, таблетки, чтобы протянуть день, – иссушили ей мозг, и жизнь стала казаться серией моментальных снимков, в беспорядке разбросанных по столу. Мозг работал, но очень медленно.

– Они хотят, чтобы мы уехали в Портленд, – вымолвила она, поглаживая его руку.

– Это Реджи тебе сказала.

– Да, мы вчера долго об этом разговаривали. Там хорошая больница для Рикки, и мы можем начать все сначала.

– Звучит хорошо, но я боюсь.

– И я боюсь, Марк. Я не хочу прожить оставшиеся сорок лет, постоянно оглядываясь через плечо. Я читала в журнале про одного осведомителя, который донес ФБР на мафию, и они согласились его спрятать. Ну вот как нас. Кажется, мафии понадобилось два года, чтобы найти его и взорвать вместе с машиной.

– Мне кажется, я кино такое видел.

– Я не смогу так жить, Марк.

– А мы можем получить другой трейлер?

– Наверное. Я сегодня утром разговаривала с мистером Такером, так он объяснил, что получит за трейлер хорошую страховку. Сказал, что у него есть для нас другой. И у меня ведь есть работа. Более того, они сегодня утром прислали мне мою зарплату.

Марк улыбнулся при мысли о возможности вернуться на трейлерную стоянку и снова играть с ребятами. Он даже по школе скучал.

– Эти люди – убийцы, Марк.

– Я знаю. Я с ними встречался.

Она немного подумала, потом встрепенулась:

– Что?

– Наверное, я это тоже забыл тебе рассказать.

– Я бы хотела послушать.

– Все было пару дней назад в больнице. Я точно не помню день. Как-то все перепуталось. – Он глубоко вздохнул. Рассказал ей о встрече с человеком с ножом и семейной фотографией. В нормальной ситуации Дайанна, как и любая другая мать, пришла бы в ужас. Но сегодня она восприняла это как еще одно событие этой ужасной недели.

– Почему ты мне сразу не сказал?

– Не хотел тебя волновать.

– Знаешь, может, мы и не попали бы в такую беду, если бы ты ничего не скрывал от меня.

– Не трави меня, мам. Мне и так плохо.

Ей тоже было плохо, поэтому она замолчала. Раздался стук в дверь, и вошла Реджи.

– Нам пора, – объявила она, – судья ждет. Они пошли за ней через холл и дальше за угол. Сзади тащились два помощника шерифа.

– Нервничаешь? – шепотом спросила Дайанна.

– Нет. Подумаешь, большое дело, мам.

Когда они вошли в зал, Гарри жевал бутерброд и листал дело. Финн, Орд, Маклемор и дежурный обвинитель суда по делам несовершеннолетних сидели за своим столом молча и скучали, ожидая, когда же появится мальчик и, вне сомнения, быстро все расскажет. Финн и Орд не могли отвести глаз от ног стенографистки. Фигура у нее была отменной – тоненькая талия, высокая грудь, стройные ноги. Единственное светлое пятно в этом убогом зале. И Финн вынужден был признаться самому себе, что думал о ней, когда летел в Новый Орлеан. И когда возвращался назад в Мемфис. Она его не разочаровала. Юбчонка на ней едва достигала середины бедер и норовила подняться еще выше.

Гарри тепло взглянул на Дайанну и улыбнулся своей самой приятной улыбкой, показав превосходные крупные зубы.

– Здравствуйте, миссис Свей, – произнес он ласково. Она кивнула и попыталась улыбнуться. – Приятно с вами познакомиться. Жаль только, что при таких обстоятельствах.

– Благодарю вас. Ваша Честь, – тихо ответила она человеку, приказавшему посадить ее сына в тюрьму.

Гарри с презрением посмотрел на Финка.

– Полагаю, все присутствующие читали сегодняшний утренний выпуск “Мемфис пресс”. Там опубликован занимательный рассказ о нашем вчерашнем слушании. Автор этого творения сейчас в тюрьме. Я собираюсь дальше расследовать это дело и найти, через кого произошла утечка. – Грайндер, стоящий у двери, снова почувствовал себя скверно. – И, когда я это выясню, я приму очень суровые меры. Так что, дамы и господа, держите язык за зубами. Никому ни слова. – Он взял в руки материалы дела. – Мистер Финк, а где мистер Фолтригг?

Финк ответил, прочно сидя на стуле:

– Он в Новом Орлеане, Ваша Честь. У меня есть копия постановления суда, которую вы просили.

– Прекрасно. Верю вам на слово. Пожалуйста, приведите свидетеля к присяге.

Пожилая скучная дама подняла руку вверх и рявкнула на Марка:

– Поднимите правую руку.

Марк неловко встал и был приведен к присяге.

– Можешь оставаться на своем месте, – бросил Гарри. Справа от Марка сидела Реджи, слева – Дайанна. – Марк, я хочу задать тебе несколько вопросов, не возражаешь?

– Нет, сэр.

– Говорил ли что-нибудь мистер Клиффорд до своей смерти о мистере Барри Мальданно?

– Я не буду отвечать на этот вопрос.

– Упоминал ли мистер Клиффорд такое имя, как Бойд Бойетт?

– Я не буду отвечать на этот вопрос.

– Говорил ли мистер Клиффорд об убийстве Бойда Бойетта?

– Я не буду отвечать на этот вопрос.

– Говорил ли мистер Клиффорд что-нибудь насчет того, где находится тело Бойда Бойетта?

76
{"b":"11126","o":1}