ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Алекс Верус. Бегство
Палач
Бизнес – это страсть. Идем вперед! 35 принципов от топ-менеджера Оzоn.ru
Телепорт
Ключ от тёмной комнаты
Земля живых (сборник)
Не благодари за любовь
Отголоски далекой битвы
Восемь секунд удачи

– А еще лучше – пусть она пользуется этой, – сказал Френч, стараясь взять себя в руки.

Ридли подняла голову, увидела, какой переполох произвело ее появление, и исчезла. Можно было не сомневаться, что каждый официант и каждый член команды провожал ее взглядом.

– Так о чем я говорил? – спросил Френч, когда у него восстановилось нормальное дыхание.

– О чем бы ты ни говорил, ты уже закончил, – резюмировал Дидье.

К яхте стремительно приближался еще один глиссер. Это был Эрнандес в сопровождении не одной, а двух дам. После того как они взошли на борт и Френч разместил их по каютам, Карлос присоединился к коллегам.

– Что за девочки? – поинтересовался Уэс.

– Мои параюристки, – ответил Карлос.

– Только не делай их партнершами, – посоветовал Френч.

Несколько минут сплетничали о женщинах. Все четверо, как оказалось, были женаты не раз. Может, поэтому они и трудились так усердно. Клей ничего не говорил – только слушал.

– Как дела с максатилом? – спросил наконец Карлос. – у меня тысяча клиентов, и я не совсем понимаю, что мне с ними делать.

– Вы у меня спрашиваете, что вам делать с вашими клиентами? – удивился Клей.

– А у вас их сколько? – задал вопрос Френч. Атмосфера на палубе заметно переменилась, теперь речь шла о серьезных вещах.

– Двадцать тысяч, – ответил Клей, лишь немного преувеличив. Сказать по правде, он и сам точно не знал, сколько дел лежало у него в конторе. Но кто из «массовиков» осудил бы его за небольшое преувеличение?

– А я не стал регистрировать своих, – заметил Карлос. – Чертовски трудно будет доказать, что осложнения вызваны именно максатилом.

Картер слышал это уже не раз и больше слушать не желал. Почти четыре месяца он ждал, чтобы в деле о максатиле появилось еще хотя бы одно громкое имя.

– Мне все это по-прежнему не нравится, – сказал Френч. – Вчера в Далласе я разговаривал со Скотти Гейнсом. У него две тысячи исков, и он тоже не знает, что с ними делать.

– Доказать, что заболевания вызваны препаратом, очень сложно, – согласился Дидье, обращаясь к Клею едва ли не менторским тоном. – Мне это дело тоже не по душе.

– Суть в том, что болезни, о которых идет речь, могут быть следствием множества других факторов, – подхватил Карлос. – Четыре моих эксперта занимаются максатилом. Они утверждают, что если у женщины, принимавшей препарат, обнаруживается рак груди, то невозможно сказать наверняка вызван ли он употреблением лекарства.

– Что-нибудь слышно от «Гофмана»? – спросил Френч.

Клей, которому тут же захотелось прыгнуть за борт, влил в себя солидный глоток крепкого напитка и попытался сделать вид, будто держит корпорацию на мушке.

– Ничего, – ответил он. – Но все еще только начинается. Мы ждем выстрела Мунихэма.

– Я вчера с ним разговаривал, – признался Солсбери.

При всех своих сомнениях они, конечно же, пристально отслеживали ход событий. Клей приобрел уже достаточный опыт, чтобы понимать, что самым жутким для «массовика» кошмаром было упустить крупное дело. А дилофт научил его тому, что наибольшее, ни с чем не сравнимое удовольствие для человека его нынешней профессии – неожиданно для других начать наступление и наблюдать, как суетятся те, кто проспал.

Чему научит его максатил, Клей пока не ведал. Эти ребята лишь слегка выдвигали свои дозоры, наблюдали и ждали донесений с передовой. Но поскольку адвокаты «Гофмана» с самого начала были непоколебимо настроены на судебный процесс, Клею нечего было сообщить.

– Я хорошо знаком с Мунихэмом, – продолжал Солсбери. – Когда-то мы вместе вели кое-какие дела.

– Он болтун, – произнес Френч так, словно судейский адвокат должен быть молчуном, а любой краснобай является позором профессии.

– Болтун, – согласился Солсбери, – но очень умелый. Этот старик не проигрывал уже двадцать лет.

– Двадцать один, – уточнил Клей. – По крайней мере так он сам мне сказал.

– Не важно, – продолжил Солсбери, отметая несущественное замечание, поскольку имел сообщить нечто важное. – Вы правы, Клей, как бы то ни было, все сейчас пристально наблюдают за Мунихэмом. В том числе и «Гофман». Суд начнется в сентябре. Корпорация утверждает, что ждет не дождется открытого процесса. Если Мунихэму удастся свить веревочку и привязать ею максатил к известным осложнениям, то появится реальный шанс, что корпорация приступит к выработке общенационального плана компенсаций. Но если жюри примет сторону «Гофмана», компания вообще никому не заплатит ни цента. И тогда – война!

– Это Мунихэм так считает? – поинтересовался Френч.

– Да.

– Он болтун, – повторил Френч.

– Нет, я тоже это слышал, – подхватил Карлос. – У меня есть надежный источник, так он говорит точно то же, что Уэс.

– Никогда не слышал, чтобы ответчик настаивал на суде, – заметил Френч.

– "Гофман" – крепкий орешек, – возразил Дидье. – Пятнадцать лет назад я вел с ними тяжбу. Если ответственность производителя будет доказана, они расплатятся по справедливости. Но если нет, они вас в бараний рог согнут.

Клею снова захотелось смыться в буквальном смысле слова. К счастью, о максатиле временно забыли, потому что на нижней палубе появились две кубинки в весьма скудных купальных костюмах.

– Параюристочки, ты ж понимаешь! – воскликнул Френч, стараясь найти более удобную позицию для обзора.

– Которая из них твоя? – спросил Солсбери, перегибаясь через перила.

– Выбирайте любую, парни, – ответил Карлос. – Они профессионалки. Я привез их в качестве подарка. Пустим по кругу.

На этом пустобрехи с верхней палубы замолкли.

* * *

Шторм налетел перед самым рассветом, нарушив царившую на яхте тишину. Френч, лежавший рядом с обнаженной «параюристкой» и жестоко страдавший от похмелья, поднял с постели капитана и приказал идти к берегу. Завтрак перенесли на более поздний час, ни у кого не было аппетита. Ужин опять вылился в четырехчасовой марафон с обычными воспоминаниями о битвах в суде, сальными шутками и неизбежными ссорами, то и дело вспыхивавшими под воздействием больших доз алкоголя. Клей и Ридли удалились рано и замкнули дверь на две щеколды.

Управляющий комитет, запертый на убежавшей от шторма и вставшей в бухте на мертвый якорь яхте, умудрился, несмотря ни на что, изучить все необходимые документы и справки. Были выработаны распоряжения для администратора коллективного иска, заполнены дюжины форм. Под конец Клея страшно мутило, и он мечтал поскорее оказаться на твердой почве.

За бумажной работой не было упущено и распределение гонораров. Клей, точнее, его адвокатская контора должна была вскоре получить еще четыре миллиона. Приятная весть, однако Клей не был уверен, что заметит поступление денег. Они позволят залатать небольшую брешь, но лишь временно.

Во всяком случае, Рекс Гриттл хоть на несколько недель перестанет грызть его. Рекс ходил по кабинетам, как строгий глава семьи, вопрошая, когда же начнут поступать гонорары.

Ступив наконец на берег, Клей поклялся себе: больше никогда в жизни! Никогда в жизни он не позволит запереть себя на целую ночь в одном помещении с людьми, которые ему неприятны. Лимузин отвез их с Ридли в аэропорт. «Гольфстрим» перенес на карибский остров.

Глава 31

Виллу они сняли на неделю, хотя Клей сомневался, разумно ли так долго отсутствовать в конторе. Дом был как бы вмонтирован в склон холма, – отсюда можно было наблюдать за городком, который кишел машинами и туристами, и бухтой Густавии с постоянно причаливающими и отчаливающими от пирсов яхтами. Ридли нашла виллу по каталогу эксклюзивных частных владений, сдаваемых внаем. Это был чудесный дом в традиционном карибском стиле, с красной черепичной крышей, опоясывающими террасами и галереями. Ванных и спален в нем было более чем достаточно, прилагались также шеф-повар, две горничные и садовник. Они быстро распаковали вещи, и Клей принялся листать любезно оставленный кем-то каталог недвижимости.

64
{"b":"11127","o":1}