ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда приступили к оформлению документов, Ридли, отведя Клея в сторону, спросила, не будет ли разумнее оформить дом на ее имя, из-за налогов, как она выразилась. О французском и американском налоговых кодексах она знала столько же, сколько Клей – о грузинском праве наследования, если таковое вообще существовало. Черта с два, сказал он мысленно, а ей заявил твердо:

– Нет, так не пойдет, именно «из-за налогов».

Она явно обиделась, но обида прошла сразу же, как только он вступил в права владения. В банк, переводить деньги, Клей отправился один. И на встречу с адвокатом по имущественным правам – тоже.

– Я хотела бы остаться здесь на некоторое время, – сказала Ридли, когда они вечером сидели на террасе. Клей собирался улетать на следующее утро и полагал, что она отправится с ним. – Нужно привести дом в порядок, – добавила она, – встретиться с декоратором и просто с недельку отдохнуть.

«Почему бы нет? – подумал Клей. – Раз уж это мой дом, нужно им пользоваться».

И он вернулся в округ Колумбия один. Впервые за много недель он наслаждался одиночеством в своем любимом джорджтаунском доме.

* * *

В течение нескольких дней Джоэл Хэнна подумывал о том, чтобы действовать в одиночку: он на одном конце стола лицом к лицу с небольшой армией адвокатов и их помощников – на другом. Он представит им разработанный компанией план выживания, и ему действительно не нужна помощь, поскольку этот план – его детище.

Однако Бэбкок, адвокат их страховой компании, настоял на своем присутствии. Речь шла о пяти миллионах долларов, принадлежавших его компании, поэтому возражать было бы неэтично.

Вдвоем они вошли в помещение адвокатской конторы Дж. Клея Картера-второго на Коннектикут-авеню, впечатлявшее своей роскошью. На стене, обшитой вишневым, а может, даже красным деревом, красовалась эмблема, хорошо известная теперь всему миру благодаря телевидению: вытянутые по вертикали бронзовые буквы «JCC»[15]. Приемная была обставлена полированной итальянской мебелью. Миловидная блондинка за столом из стекла и хрома приветствовала их профессиональной улыбкой и указала на дверь в дальнем конце коридора. На пороге уже ждал адвокат по фамилии Уайетт, он ввел посетителей в кабинет, представил их, потом представил им тех, кто сидел на противоположном конце стола. Пока Джоэл и Бэбкок вынимали из кейсов бумаги, из ниоткуда материализовалась другая фигуристая блондинка, любезно поинтересовавшаяся, какой кофе они предпочитают. Кофе она принесла в серебряном кофейнике все с той же эмблемой «JCC», выгравированной на боку, на чашках тончайшего фарфора эмблема была нанесена золотом. Когда все расселись и разложили необходимые принадлежности, Уайетт рявкнул помощнику:

– Скажи Клею, что мы готовы!

С минуту все в смущенном молчании ожидали появления мистера JCC. Наконец он стремительно вошел, без пиджака, на ходу через плечо отдавая распоряжения секретарю, – воплощение занятости. Направившись прямо к гостям, Клей Картер с улыбкой представился им, словно те явились сюда добровольно, чтобы обсудить взаимовыгодное дело, потом прошел в дальний конец стола и там, в восьми футах от пришельцев, занял свой королевский трон в окружении свиты.

Единственное, что вертелось в голове Джоэла Хэнны: «Этот парень заработал за прошлый год сто миллионов».

Бэбкок думал о том же, но еще о том, что, по слухам, мальчишка никогда не выступал в суде по гражданскому иску. Пять лет он защищал в уголовном суде всяких чокнутых, но ни разу в жизни не вытребовал у присяжных ни цента компенсации. Несмотря на устроенное для них пышное представление, от Бэбкока не ускользнули признаки нервозности.

– Вы сказали, что у вас есть некий план, – начал мистер JCC. – Мы готовы выслушать его.

План оказался чрезвычайно прост. Компания была готова признать в этом тесном кругу, что произвела партию бракованного строительного раствора, в результате чего множество домов в районе Балтимора требует замены кирпичной кладки. Сумма выплат должна быть такова, чтобы удовлетворить домовладельцев и при этом не задушить компанию насмерть. Изложение плана заняло у Джоэла полчаса.

Бэбкок говорил от имени страховой компании. Он признал, что страховое обеспечение «Хэнна Портленд» составляет пять миллионов, чего обычно никогда не делал на столь ранней стадии процесса. Страховщик и производитель внесут деньги в равных долях.

Джоэл объяснил, что его компания испытывает недостаток наличности, но готова влезть в большие долги, чтобы компенсировать убытки пострадавших.

– Это наша ошибка, и мы намерены ее исправить, – несколько раз повторил он.

– Вам известно точное количество пострадавших домов? – спросил JCC, и все его приспешники приготовились писать.

– Девятьсот двадцать два, – ответил Джоэл. – Мы переговорили с торговцами недвижимостью, подрядчиками и субподрядчиками-каменщиками. Полагаю, цифра достаточно точная, но следует сделать допуск на пять процентов в ту или иную сторону.

JCC что-то записывал, подсчитывал и наконец проговорил:

– Итак, если мы сойдемся на цифре двадцать пять тысяч долларов компенсации каждому клиенту, это составит более двадцати трех миллионов.

– Мы абсолютно уверены, что ремонт ни одного из этих домов не будет стоить и двадцати тысяч, – возразил Джоэл.

Помощник передал JCC какой-то документ.

– Мы располагаем заключением четырех субподрядчиков из округа Хауард, – сказал Клей. – Их представители проводили осмотр домов и оценку ущерба. Минимальная сумма, по их подсчетам, составляет восемнадцать тысяч, максимальная – двадцать одну с половиной. Средняя стоимость ремонта, по их оценке, равняется двадцати тысячам.

– Я хотел бы ознакомиться с этим заключением, – заявил Джоэл.

– Может быть, чуть позже. Однако домовладельцам нанесен и моральный ущерб. Они желают получить компенсацию за свои огорчения, неудобства, эмоциональные срывы и за то, что были лишены радости безмятежно жить в своих новых домах. Один из наших клиентов на почве переживаний страдает тяжелыми головными болями. У другого сорвалась выгодная продажа из-за того, что из стен дома стали выпадать кирпичи.

– Мы оцениваем средние затраты на ремонт в двенадцать тысяч долларов, – сказал Джоэл.

– Это неприемлемая для нас сумма, – ответил JCC, и вся его свора тут же закивала.

Сумма в пятнадцать тысяч представляла собой разумный компромисс и была достаточной, чтобы залатать дыры в любом доме. Но при этом каждый клиент получил бы всего девять тысяч после того, как JCC срезал бы с верхушки свои тридцать процентов. Десяти тысяч вполне достаточно, чтобы удалить старую кладку и поставить материалы для новой, но требовалось еще оплатить работу каменщиков и уборку строительного мусора, иначе все обернется еще хуже: дома останутся ободранными, палисадники завалены цементом, а подъездные аллеи – грудами кирпича.

Девятьсот двадцать два клиента по пять тысяч с каждого – это четыре миллиона шестьсот тысяч. JCC считал теперь быстро и не переставал удивляться тому, как ловко он научился справляться с нулями. Девяносто процентов этой суммы – его; придется поделиться с несколькими адвокатами, присоединившимися к иску на последнем этапе. Неплохой гонорар. Покроет расходы на новую виллу, где по-прежнему пребывала Ридли, не выказывая ни малейшего желания вернуться в Вашингтон. После уплаты налогов мало что останется.

При установленной компенсации в пятнадцать тысяч каждому клиенту компания «Хэнна Портленд» могла выжить. Пять миллионов от страховщика, два – собственных, имевшихся в наличии, плюс резервные фонды, предназначенные на приобретение оборудования и развитие производства. Всего – чтобы удовлетворить всех потенциальных истцов – требовалось пятнадцать миллионов. Недостающие восемь можно будет занять в Питсбургском банке. Но всю эту информацию Хэнна и Бэбкок держали при себе. При первой встрече было рано выкладывать все карты на стол.

вернуться

15

Инициалы героя: Jarrett Gey Carter.

66
{"b":"11127","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Цвет надежды
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
Пустыня Всадников
Любовь горца
Помолвка с чужой судьбой
АпперКот конкурентам. Выгоды – клиентам
Блистательный Двор
Жизнь в стиле Палли-палли, или Особенности южнокорейского счастья. Как успеть все и получить от этого удовольствие