ЛитМир - Электронная Библиотека

– Можете пригласить своего первого свидетеля, – повернулся судья к Джейку.

– Доктор У.Т. Басс, – объявил тот. Бакли и Масгроув обменялись кривыми усмешками. Басс сидел в центре второго ряда, сразу за спинами семейства Хейли, рядом с Люсьеном. Поднявшись, он с шумом начал пробираться к проходу, наступая людям на ноги, в высоко поднятых руках держа свой кейс – тяжелый кожаный и абсолютно пустой. Слыша производимый психиатром шум, Джейк продолжал улыбаться присяжным.

– Клянусь... клянусь... – быстро говорил Басс в паузах, которые выдерживала Джин Гиллеспи, зачитывавшая текст присяги.

Мистер Пейт подвел У.Т. к свидетельскому креслу, должным образом проинструктировав говорить раздельно и четко в микрофон. Напуганный до смерти и мучимый похмельем Басс казался на удивление трезвым и самоуверенным. На нем был его самый дорогой костюм: серой шерсти, шитый на заказ. Туго накрахмаленная белоснежная сорочка и кокетливый красный галстук-бабочка придавали ему вид чуть ли не академический. Вылитый эксперт – только в чем? Несмотря на протесты Джейка, он надел ковбойские сапоги из кожи страуса, за которые заплатил больше тысячи долларов. Надевал он их в исключительных случаях, каких до сих пор было – не более десятка. На сапогах настоял Люсьен еще одиннадцать лет назад, во время разбирательства первого дела, в котором они оба хотели выставить обвиняемого ненормальным. Басс внял голосу друга, и обвиняемый в полном душевном здравии отправился в Парчмэн. Во втором деле Басс вновь надел их, и вновь по просьбе Люсьена. Второй обвиняемый тоже оказался в тюрьме. Люсьен почему-то считал сапоги талисманом, приносящим удачу.

Джейк был категорически против. «Но сапоги опять могут произвести впечатление на присяжных», – спорил с ним Люсьен. «Только не баснословно дорогая кожа страуса», – отвечал ему Джейк. «Они слишком тупы, чтобы понять разницу, – заметил на это Люсьен. – Эта деревенщина обязательно проникнется доверием к человеку в сапогах», – продолжал убеждать он. «Отлично, – согласился наконец Джейк, – пусть надевает запачканные грязью охотничьи сапоги, которые более привычны местному жителю». «Но ведь они не подойдут к моему костюму!» – воспротивился Басс.

Он уселся в свидетельское кресло, закинув ногу на ногу, покачивая носком сапога. Улыбнулся изящной форме носка, улыбнулся жюри. Страус, из чьей кожи сшиты сапоги, мог бы гордиться.

Подняв голову от своих записей, Джейк увидел возвышавшийся над барьером сапог Басса. Им любовался эксперт, он притягивал к себе взгляды присяжных. Джейк сделал нервное глотательное движение и предпочел заняться своими бумагами.

– Назовите, пожалуйста, ваше имя.

– Доктор У.Т. Басс. – Психиатр оторвал взгляд от своей обуви, многозначительно посмотрел на Джейка.

– Ваш адрес?

– Джексон, штат Миссисипи, Уэст-Кантербери, девятьсот восемь.

– Род занятий?

– Я врач.

– У вас есть лицензия на право практиковать в Миссисипи?

– Да.

– Когда она выдана?

– Восьмого февраля шестьдесят третьего года.

– Вы имеете право практиковать и в других штатах?

– Да.

– Где именно?

– В Техасе.

– А когда вы получили эту лицензию?

– Третьего ноября шестьдесят второго года.

– Какой колледж вы оканчивали?

– Степень бакалавра я получил в пятьдесят шестом году в Миллсэпс-колледже, а доктором медицины стал в шестидесятом в Центре медицинских исследований при Техасском университете в Далласе.

– Это официально признанное учебное заведение?

– Да.

– Кем оно учреждено?

– Советом по медицинскому образованию и учреждениям здравоохранения Американской медицинской ассоциации – зарегистрированной властями организации медицинских работников, а также комиссией по образованию при правительстве штата Техас.

Басс немного расслабился, поменял положение ног, выставив на обозрение публике левый сапог. Сидя в удобном вращающемся кресле, он раскачивался взад и вперед на виду у присяжных.

– Где и как долго вы проходили ординатуру?

– По окончании колледжа я в течение двенадцати месяцев работал ординатором в медицинском центре «Роки маунтин» в Денвере.

– Какая у вас основная медицинская специальность?

– Психиатрия.

– Объясните нам, что это значит.

– Психиатрия – это отрасль медицины, изучающая нарушения мозговой деятельности. Как правило, хотя и далеко не всегда, психиатрия имеет дело с аномалиями поведенческого аспекта человека, когда истинную суть этих аномалий установить не удается.

Первый раз за то время, что Басс просидел в кресле свидетеля, Джейк позволил себе вздохнуть с облегчением. Эксперт держался молодцом.

– А теперь, доктор, – прохаживаясь рядом с ложей присяжных, проговорил Джейк, – расскажите жюри о специальной подготовке, которую вы прошли в области психиатрии.

– Специальную подготовку по психиатрии я проходил в течение двух лет в качестве слушателя при Техасской клинике психических болезней – общепризнанном центре исследований в данной области. Я занимался клинической работой с психоневротическими и психическими больными. Изучал психологию, психопатологию, психотерапию и физиотерапию. Подготовка под руководством компетентных специалистов включала также психиатрические аспекты общей медицины, детскую психологию, психологию подростков и взрослых.

Сомнительно было, чтобы кто-нибудь из сидевших в зале понимал, о чем идет речь, но ведь перед ними выступал человек, внезапно оказавшийся гением, экспертом, – раз уж у него хватало ума и образованности на то, чтобы не запутаться во всех этих мудреных словах. Со своим галстуком-бабочкой и словарным запасом Басс завоевывал доверие аудитории, даже несмотря на ковбойские сапоги.

– У вас есть диплом Американской ассоциации психиатров?

– Конечно, – скромно признал Басс.

– В какой области он вам присужден?

– Психиатрии, само собой.

– Когда?

– В апреле шестьдесят седьмого.

– Что необходимо для того, чтобы получить такой диплом?

– Кандидат должен сдать устный и практические экзамены, а также письменный экзамен в присутствии членов ассоциации.

Глядя в свои записи, Джейк заметил, как Масгроув подмигнул прокурору.

– Доктор, являетесь ли вы членом каких-либо профессиональных объединении?

– Да.

– Назовите их, пожалуйста.

– Я член Американской медицинской ассоциации, Американской ассоциации психиатров и медицинской ассоциации штата Миссисипи.

– Сколько времени вы занимаетесь психиатрией?

– Двадцать два года.

Сделав три шага по направлению к судейскому столу, Джейк в упор посмотрел на внимательно слушавшего вопросы и ответы Нуза:

– Ваша честь, защита предлагает доктора Басса в качестве эксперта по психиатрии.

– Очень хорошо. Вы хотите задать вопросы свидетелю, мистер Бакли?

Окружной прокурор поднялся, держа в руке блокнот.

– Да, ваша честь, всего несколько вопросов.

Удивленный, но ничуть не обеспокоенный, Джейк занял место рядом с Карлом Ли. Эллен в зале так и не появилась.

– Как вы думаете, доктор Басс, вы являетесь экспертом в области психиатрии? – был первый вопрос Бакли.

– Да.

– Вы когда-нибудь преподавали психиатрию?

– Нет.

– У вас есть печатные работы по психиатрии?

– Нет.

– Если не книги, то, может быть, статьи?

– Нет.

– Если я вас правильно понял, вы член Американской медицинской ассоциации, член медицинской ассоциации штата и член Американской ассоциации психиатров?

– Да.

– Приходилось ли вам когда-нибудь занимать какие-нибудь должности в этих организациях?

– Нет.

– Вы занимаете в настоящее время какую-нибудь штатную должность в одной из клиник?

– Никакую.

– Включает ли в себя опыт вашей практической работы сотрудничество на профессиональной основе с федеральным правительством или правительством какого-либо штата?

– Нет.

Самоуверенность постепенно сходила с лица Басса, интонации становились все более сдержанными. Он бросил на Джейка быстрый взгляд – тот перелистывал бумаги.

119
{"b":"11130","o":1}