ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы хотите сказать, что ее не били?

– Нет. Физического ущерба ей не причинили. Только очень сильно напугали.

– Что она видела?

– Не очень много. Горящий крест, балахоны, десяток фигур. Шериф сказал, это была лесная поляна милях в одиннадцати к востоку отсюда. Принадлежит какой-то компании, выпускающей бумагу.

– Кто ее нашел?

– Шерифу позвонил неизвестный, назвавшийся Микки-Маусом.

– О да. Мой старый знакомый.

Послышался слабый стон, Эллен чуть шевельнулась.

– Давайте лучше выйдем, – предложил Шелдон.

– У них здесь нет кафетерия? – поинтересовался Гарри Рекс. – Всякий раз, когда оказываюсь рядом с больницей, мне ужасно хочется чего-нибудь съесть.

– Да, конечно. Можно выпить кофе.

В кафетерии на первом этаже они были единственными посетителями. Джейк и мистер Рорк взяли черный кофе, Гарри Рекс начал с трех сладких булочек и пинты молока.

– Если верить газетам, дела идут не очень? – спросил Шелдон.

– Газеты слишком тактичны, – ответил Гарри Рекс с полным ртом. – В зале суда Джейка просто пинали ногами. А жизнь за его стенами тоже немногим лучше: когда в него не стреляют и не воруют у него сотрудниц, то сжигают его дом.

– Сожгли ваш дом?!

– Этой ночью. Головешки еще дымятся. – Джейк кивнул.

– Мне с самого начала показалось, что от вас попахивает дымом.

– Мы стояли и смотрели, пока он не сгорел. Это заняло всего четыре часа.

– Я искренне вам сочувствую. Когда-то мне угрожали тем же, но до сих пор самым худшим были проколотые шины. Стрелять в меня еще не стреляли ни разу.

– А в меня – пару раз.

– А в Бостоне Клан существует?

– Мне о нем ничего не известно, – ответил Шелдон.

– Какой позор! Но с этими ребятами вы сможете открыть новое измерение в своей практике! – воскликнул Джейк.

– Похоже, что так оно и есть. На прошлой неделе в новостях показывали беспорядки у здания вашего суда. Я смотрел с большим интересом, поскольку уж там оказалась Эллен. Какое громкое дело! Даже там, у нас. Хотел бы я, чтобы оно досталось мне.

– Оно ваше, – ответил Джейк. – По-моему, обвиняемый горит желанием найти нового адвоката.

– Сколько психиатров выставит обвинение?

– Одного. Его заслушают сегодня утром, а затем нам останется только заключительное слово. Завтра к вечеру присяжные получат всю информацию.

– Какая жалость, что Эллен это все пропустит. Она ведь звонила мне каждый день, рассказывала о ходе процесса.

– Где Джейк совершил ошибку? – спросил Гарри Рекс.

– Не болтай с полным ртом, – попытался остановить его Джейк.

– Я считаю, Джейк проделал отличную работу. Начать с того, что ему пришлось иметь дело с такими неудобными фактами: Хейли совершил два убийства, причем тщательно спланировал их. Очень трудно рассчитывать на то, что после этого его признают немного тронутым. Подобный обвиняемый не вызвал бы большого сочувствия у бостонских присяжных.

– У наших тоже, – заметил Гарри Рекс.

– Надеюсь, у вас в рукаве спрятана заключительная речь, способная тронуть самые черствые души.

– Нет у него никаких рукавов, – ответил за Джейка Гарри Рекс. – Они сгорели. Вместе со штанами и нижним бельем.

– Почему бы вам не подъехать завтра и не посмотреть? – обратился к Шелдону Джейк. – Я представлю вас судье и попрошу, чтобы он позволил вам присутствовать на совещаниях в его кабинете.

– Для меня бы Джейк этого делать не стал, – отметил Гарри Рекс.

– Нетрудно понять почему, – улыбнулся Шелдон. – Я не против. В любом случае я собирался пробыть здесь до вторника. Там у вас более или менее безопасно?

– Скорее менее.

* * *

Жена Вуди Макенвэйла сидела на скамье в коридоре у палаты, где лежал ее муж, и негромко плакала, стараясь не напугать двух своих маленьких сыновей, устроившихся рядом. В руках у каждого было по картонке с бумажными салфетками, в которые мальчишки то и дело сморкались. Опустившись на корточки, Джейк внимательно слушал, как она пересказывала слова врачей. Пуля задела позвоночник, вызвав полный паралич. У мужа была хорошая работа на заводе в Буневилле. Они неплохо жили. Она занималась только домом и детьми, заработка мужа хватало. А теперь? Как-то они, конечно, протянут, вот только она не знает как. А муж ведь еще был тренером бейсбольной команды молодежи. Ему все время нужно было что-то делать.

Она заплакала громче, мальчишки тоже принялись тереть глаза.

– Он спас мне жизнь, – сказал Джейк, глядя на ребят.

Прикрыв глаза, она кивнула:

– Он выполнял свой долг. Будем как-нибудь жить дальше.

Джейк вытащил из коробки салфетку, приложил к глазам. Чуть в стороне стояла группа родственников, а дальше, в конце коридора, нервным шагом расхаживал Гарри Рекс.

Джейк обнял женщину, потрепал по головкам ее сыновей. Он оставил ей свой телефон – рабочий, попросив звонить, если он сможет что-то для нее сделать. Сказал, что обязательно навестит Вуди после окончания суда.

* * *

Лавки, где торговали пивом, по воскресеньям открывались в полдень – как бы именно для того, чтобы прихожане, возвращаясь из храма домой, могли запастись к обеду дюжиной-другой банок. Странным было то, что закрывались лавки в шесть вечера, лишая добропорядочных граждан возможности утолить жажду после вечерней церковной проповеди. Шесть дней в неделю пиво продавалось с шести утра и до полуночи, а вот по воскресеньям торговля сворачивалась – к вящей славе Божией.

Купив шесть банок у Бэйтса, Джейк приказал своему шоферу ехать к озеру. Старенький «форд», принадлежавший Гарри Рексу, был покрыт слоем грязи и пыли дюйма в три толщиной, во всяком случае, двери и бамперы. Шины едва держали воздух. Лобовое стекло в трещинах и пятнах от разбившихся об него насекомых. Четырехгодичной давности талон техосмотра снаружи различить было невозможно. Под ногами катались опорожненные банки из-под пива. Кондиционер вышел из строя лет шесть назад. Джейк предлагал воспользоваться его «саабом», на что Гарри Рекс ответил, что Джейк – тупица, если не понимает, какой хорошей мишенью для снайпера послужит ярко-красный автомобиль. А на развалюху-"форд" никто не обратит внимания.

Машина медленно катила в направлении озера. Ни у водителя, ни у пассажира не было четкого представления о том, куда они все-таки едут. Из стереоколонок под негромкую мелодию напевал что-то голос Уилли Нельсона. Ему вторил Гарри Рекс, в такт барабаня пальцами по рулю. В разговоре тембр его голоса был глухим и хриплым, пение же делало его просто невыносимым для слуха. Джейк пил пиво и пытался рассмотреть сквозь ветровое стекло окружающий пейзаж.

Духота должна была вот-вот разразиться дождем. С юго-запада подходили тяжелые дождевые тучи, и, когда «форд» миновал заведение Хью, на землю обрушился ливень. Потоки воды быстро промыли пыльную зелень по обеим сторонам дороги. Охлаждая раскаленный асфальт, вода превращалась в густой и липкий туман, поднимавшийся фута на три над землей. Шедшие вдоль обочин канавы заполнялись с поразительной скоростью. Уже напиталась влагой земля на полях, засаженных хлопчатником и соей, а дождь все лил и лил.

Удивительно, но дворники работали. Со скрежетом дергаясь то влево, то вправо, они размазывали по стеклу грязь и коллекцию насекомых. Ливень набирал силу. Покрутив ручку, Гарри Рекс увеличил громкость.

В соломенных шляпах и с удочками в руках чернокожие стояли группками под мостками, пережидая грозу. Крошечные, бессильные ручейки превращались в бурные потоки. В них устремлялась мутная, пополам с землей, вода с полей и из канав и неслась вниз, в озеро. Прячась от дождя, черные поедали захваченную из дома колбасу и рассказывали друг другу рыбацкие истории.

Гарри Рекс тоже проголодался. Он остановил машину у небольшого придорожного магазинчика, чтобы купить еще пива, какой-то жареной рыбы и огромный картонный пакет с горячими и обильно наперченными свиными ребрышками. Покупки он вывалил на колени Джейку.

125
{"b":"11130","o":1}