ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вам нужно услышать мое решение прямо сейчас? – заговорил наконец Карл Ли.

– Нет. – Это был Эйджи.

– Да, – не согласился с ним Рейнфилд. – До суда меньше трех недель, мы уже отстаем на два месяца. Мое время слишком дорого стоит, чтобы тратить его на ожидание вашего ответа, мистер Хейли. Либо вы нанимаете меня прямо сейчас, немедленно, либо можете забыть о моем визите. Мне еще нужно успеть на самолет.

– Хорошо, я скажу, что вам следует сделать, мистер Рейнфилд. Поторопитесь на свой самолет, и не стоит ради моей персоны утруждать себя возвращением в Клэнтон. Я доверюсь своему другу Джейку.

Глава 25

Отделение Клана в округе Форд было создано в полночь с четверга на пятницу, 11 июля, на небольшой поляне, которую пересекала грунтовая дорога, в чаще леса, расположенного где-то в северной части округа. Шестеро посвящаемых в члены Клана стояли возле огромного пылающего креста, переминаясь с ноги на ногу и повторяя вслед за Великим магистром слова странной клятвы. Дракон Клана, окруженный двумя десятками одетых в белые балахоны членов, в долженствующих местах затягивал речитативом какую-то торжественную песнь, а остальные подхватывали. За пределами поляны посреди дороги стоял часовой; время от времени он поглядывал в сторону языков пламени, поднимавшихся в ночное небо, но главным образом следил за тем, чтобы церемонии посвящения не помешали вдруг нежданные гости. Однако гости сюда не спешили.

Ровно в полночь шесть фигур опустились на колени и закрыли глаза, и в этот самый момент головы их были покрыты высокими белыми капюшонами. Теперь и они стали членами всемогущего Клана, все шестеро: Фредди Кобб, брат погибшего, Джерри Мэйплс, Клифтон Кобб, Эд Уилберн, Моррис Ланкастер и Террел Грайст. Дракон Клана осенил каждого величественным жестом, декламируя нараспев гимн. Отблески языков пламени плясали на белых балахонах, в которых терпеливо потели коленопреклоненные неофиты. Скрытые капюшонами лица раскраснелись, рты беззвучно, но страстно молили главу Клана прекратить молоть всякую чушь и побыстрее закончить церемонию. Как только речитатив смолк, все шестеро резво поднялись на ноги и отступили подальше от пышущего жаром креста. Их тут же бросились обнимать новые братья, награждая ритуальными тумаками затекшие от долгого стояния на коленях тела. Тяжелые капюшоны разрешено было снять, и все собравшиеся – новички и ветераны – с гордостью зашагали к находящейся через дорогу грубо сколоченной хижине. Тот же самый часовой сидел теперь на крыльце ее, а те, кто находился внутри, пустили по кругу бутылку виски. Отхлебывая поочередно из горлышка, они начали обсуждать планы суда над Карлом Ли Хейли.

* * *

Пертл вытащил бумажку, на которой было обозначено время кладбищенской смены – с десяти вечера до шести утра, и теперь решил остановиться, чтобы выпить чашку кофе и съесть кусок яблочного пирога в работавшем всю ночь ресторанчике Герди, расположенном на северной окраине города. Внезапно раздавшийся из висевшей на его плече рации голос сообщил, что Пертла срочно вызывают к шерифу. Времени было три минуты первого, пятница.

Пертл положил на тарелку недоеденный кусок пирога и сел за руль, чтобы преодолеть отделявшую его от здания тюрьмы милю.

– Что тут у вас такое? – спросил он дежурного.

– Несколько минут назад мы получили анонимный звонок – кто-то разыскивал шерифа. Я объяснил, что сейчас не его смена, тогда попросили того, кто остался за него. То есть тебя. Сказали, что дело очень важное, обещали перезвонить через пятнадцать минут.

Пертл налил себе кофе и устроился поудобнее в широком кресле Оззи. Зазвонил телефон.

– Это тебя! – крикнул дежурный.

– Алло, – проговорил в трубку Пертл.

– Кто это? – услышал он чей-то голос.

– Заместитель шерифа Джо Пертл. С кем я говорю?

– Где шериф?

– Спит, я думаю.

– Хорошо, тогда слушай, и слушай внимательно, потому что это очень важно, а еще раз звонить я не намерен. Ты знаешь такого ниггера – Хейли?

– Да.

– И адвоката его знаешь – Брайгенса?

– Да.

– Ну так слушай. Где-то между половиной первого и тремя часами ночи они собираются взорвать его дом.

– Кого?

– Брайгенса.

– То есть я хотел спросить – кто?

– Об этом, заместитель, не беспокойся. Слушай меня. Это не шутка, а если ты думаешь, что все-таки шутка, тогда посиди подожди, услышишь, как он взлетит на воздух. Это может случиться в любую минуту.

Голос смолк, но трубку еще не повесили. Пертл слушал.

– Вы все еще там, алло?

– Спокойной ночи, заместитель. – В трубке раздался щелчок.

Вскочив с кресла, Пертл кинулся к дежурному:

– Слышал?

– Конечно.

– Позвони Оззи, скажи ему, чтобы сразу ехал к ним. Я буду у Брайгенса.

* * *

Пертл спрятал патрульный автомобиль в тени кустов на Монро-стрит и прямо через зеленый газон направился к дверям дома Джейка. Ничего настораживающего он не увидел. Стрелки его часов показывали без пяти час ночи. Он обошел вокруг дома с фонариком и опять-таки не заметил ничего необычного. Из соседних коттеджей не доносилось ни звука. Выкрутив на переднем крыльце из патрона лампочку, Пертл устроился в кресле-качалке. Внизу, под верандой, рядом с «олдсмобилем» стоял как-то странно смотрящийся автомобиль – похоже, европейский. Нужно дождаться Оззи и посоветоваться с ним, стоит ли сейчас беспокоить Джейка.

В конце улицы замелькали лучи света от фар приближавшейся машины.

Пертл скрючился в кресле, уверенный, что с улицы увидеть его невозможно. Мимо дома Брайгенса подозрительно медленно двигался красного цвета пикап. Пертл принял нормальное положение и проводил машину внимательным взглядом до самого конца улицы.

Через несколько секунд он заметил двоих, трусцой приближавшихся со стороны площади. Расстегнув кобуру, Пертл достал полицейский револьвер. Чуть вырвавшийся вперед человек выглядел намного массивнее, чем второй, но бежал он более изящно. Это был Оззи. Вторым мужчиной был Несбит. Пертл встретил их на подъездной дорожке, и все трое быстро укрылись в тени крыльца. Они принялись перешептываться, бросая по сторонам настороженные взгляды.

– Что именно он сказал? – спросил Оззи.

– Сказал, что кто-то собирается взорвать дом Джейка между половиной первого и тремя часами ночи. А потом добавил, что это не шутка.

– Все?

– Да. Не могу сказать, что он был очень любезен.

– Ты давно здесь?

– Двадцать минут.

Оззи повернулся к Несбиту:

– Дай мне свою рацию, а сам иди спрячься на заднем дворе. Проделай это без шума и смотри в оба.

Несбит поторопился выполнить приказ. Позади дома у самого забора он нашел в густых кустах небольшую лазейку. Опустившись на четвереньки, он пролез в нее и устроился там, как в гнезде. Весь задний двор оказался у него как на ладони.

– Собираешься сказать Джейку? – спросил Пертл.

– Не сейчас. Может, через минуту-другую. Если постучать в дверь, то они начнут там включать свет, а в данный момент нам это ни к чему.

– Да, но вдруг Джейк сейчас слышит нас? Представь себе: открывается дверь, выходит Джейк и стреляет без предупреждения. Может, он решил, что мы с тобой просто пара ночных грабителей.

Оззи посматривал вдоль улицы и молчал.

– Слушай, Оззи, поставь себя на его место. В час ночи полицейские окружают твой дом в ожидании того, что кто-то швырнет в него бомбу. Ты что же, предпочтешь в этот момент оставаться в постели или все-таки захочешь выйти?

Оззи рассматривал стоявшие в отдалении дома соседей.

– Нет, шериф, лучше бы нам их разбудить. А если мы не сможем остановить этого маньяка и в доме кто-нибудь пострадает? Ведь мы же будем виноваты, так?

Оззи встал и нажал кнопку звонка.

– Выкрути лампочку, – приказал он, ткнув пальцем в потолок.

– Уже.

Оззи нажал еще раз. Дверь внезапно распахнулась, и шериф увидел Джейка. На нем была мятая ночная рубашка, спускавшаяся ниже колен, а в руке он держал револьвер тридцать восьмого калибра.

75
{"b":"11130","o":1}