ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мне же, разумеется, хотелось, чтобы она осталась.

* * *

Свою защиту Люсьен Уилбенкс начал с жизнерадостного рассказа о том, каким чудесным молодым человеком является на самом деле Дэнни Пэджит. Он весьма успешно окончил среднюю школу, не покладая рук трудился в семейном бизнесе, мечтал когда-нибудь завести собственное дело. Он никогда не задерживался полицией. Единственным его столкновением с законом — единственным! — был штраф за превышение скорости, который он схлопотал в шестнадцатилетнем возрасте.

Искусством убеждать Люсьен владел весьма недурно, но задача оказалась в принципе невыполнимой. Невозможно было ни при каких обстоятельствах сделать из Пэджита ласкового, свернувшегося калачиком детеныша. Многие в зале, слушая речь адвоката, ухмылялись и прыскали. Однако не нам предстояло выносить приговор, и Люсьен распинался не для нас, а для присяжных, заглядывая им в глаза, и никто не знал, не держат ли уже он и его клиент пары голосов у себя в кармане.

Конечно же, Дэнни не святой, продолжал Уилбенкс. Как многим красивым юношам, ему нравится дамское общество. К сожалению, ему не повезло: он встретил не ту женщину — замужнюю, к несчастью, даму. И в ночь, когда убили Роду Кассело, он был с ней.

— Послушайте меня! — воззвал он к присяжным. — Мой клиент не убивал мисс Кассело! В момент, когда совершалось это чудовищное убийство, он был с другой женщиной, у нее дома, неподалеку от дома Кассело. У него железное алиби.

Это сообщение словно бы вытеснило собой весь воздух из зала, и в течение долгой минуты, не в силах дышать, мы ожидали следующего сюрприза. Люсьен мастерски вел свою партию.

— Эта женщина, его любовница, и есть наша первая свидетельница, — наконец провозгласил он.

Через секунду после того, как смолк голос Люсьена, женщину ввели в зал. Ее звали Лидия Винс. На мой вопрос, кто это, Бэгги шепотом ответил, что никогда о ней не слыхал и вообще не знает никаких Винсов, проживающих в Бич-Хилл. В зале многие перешептывались, стараясь узнать друг у друга хоть что-нибудь об этой даме, но, судя по поднятым бровям, озадаченным взглядам и покачиваниям голов, она никому не была известна. Из ответов на предварительные вопросы Уилбенкса выяснилось, что до прошлого марта свидетельница жила в арендованном доме на Херт-роуд, но теперь переехала в Тьюпело, что они с мужем разводятся, что у нее есть ребенок, что выросла она в округе Тайлер и в настоящий момент нигде не работает. Крашеной блондинке было лет тридцать, и она обладала своего рода дешевой привлекательностью: короткая юбка, обтягивающая пышную грудь блузка. Миссис Винс изо всех сил демонстрировала, что до смерти боится этих слушаний.

Связь между ней и Дэнни, по ее утверждению, длилась около года. Я взглянул на мисс Калли и ничуть не удивился, увидев, что она не верит.

В ночь убийства Роды, продолжала свидетельница, Дэнни был у нее. Малкольм Винс, ее муж, должен был находиться в Мемфисе по каким-то делам, она не в курсе подробностей. Он вообще часто бывал тогда в отъезде. Они с Дэнни дважды совершили половой акт, и молодой человек уже собирался было уезжать, когда возле дома показался грузовик ее мужа. Дэнни выскочил через черный ход и скрылся.

Показной стыд и страх, который якобы испытывала замужняя женщина, вынужденная открыто признать в суде факт своей измены, должен был убедить жюри в том, что она говорит правду. Ведь это разрушит ее репутацию, но есть вещи поважнее. Разумеется, это повлияет и на бракоразводный процесс, быть может, у нее даже отнимут ребенка. Более того, это позволит ее мужу при желании подать в суд на Дэнни Пэджита, обвинив того в «отчуждении привязанности», что на общедоступном языке означает увод жены от мужа. Впрочем, едва ли присяжные заглядывали так далеко.

Ответы свидетельницы на вопросы Люсьена были краткими и хорошо отрепетированными. Она не смотрела ни на присяжных, ни на своего так называемого любовника, а сидела, потупив очи, не отрывая взгляда от туфель Уилбенкса. И адвокат, и свидетельница тщательно следили за тем, чтобы не отступать от сценария.

— Врет, — громко прошептал Бэгги, и я с ним согласился.

Когда защита покончила с вопросами, Эрни Гэддис, сдвинув очки на кончик носа и хитро прищурившись, встал, подошел к сомнительной прелюбодейке и уставился на нее с нескрываемым подозрением. Точь-в-точь учитель, подловивший ученика на вранье.

— Мисс Винс, этот дом на Херт-роуд, кому он принадлежит?

— Джеку Хейгелу.

— Как долго вы в нем жили?

— Около года.

— Вы заключали договор аренды?

Она помолчала чуть дольше, чем следовало, потом ответила:

— Может, муж заключал. Я не помню.

— Какова была ежемесячная плата?

— Триста долларов.

Эрни записывал ее ответы с большим сомнением, давая понять, что факты будут тщательно проверены, а свидетельница — уличена во лжи.

— Когда вы съехали?

— Ну, не помню... месяца два назад.

— Таким образом, сколько вы прожили в округе Форд?

— Не знаю... года два.

— Вы регистрировались в округе в качестве избирательницы?

— Нет.

— А ваш муж?

— Нет.

— Как, вы сказали, его имя?

— Малкольм Винс.

— Где он сейчас живет?

— Точно не знаю. Он все время переезжает. Последний раз я слышала, что он где-то неподалеку от Тьюпело.

— И вы находитесь сейчас в процессе развода, я правильно понял?

— Да.

— Где вы подавали на развод?

Свидетельница зыркнула на Люсьена, который внимательно слушал, но не смотрел на нее.

— Вообще-то мы пока еще не подавали документы, — призналась она.

— Простите, мне показалось, вы сказали, что находитесь в процессе развода.

— Мы разъехались и оба наняли адвокатов.

— И кто же ваш адвокат?

— Мистер Уилбенкс.

Люсьен дернулся, это явно было для него новостью. Эрни сделал паузу, чтобы дать возможность всем зафиксировать этот момент, потом продолжил:

— А кто адвокат вашего супруга?

— Я не помню его фамилии.

— Ваш супруг подает на развод или наоборот?

— Мы разводимся по обоюдному согласию.

— Со сколькими еще мужчинами вы спали?

— Только с Дэнни.

— Вот как. И вы живете в Тьюпело, не так ли?

— Правильно.

— Вы сказали, что нигде не работаете?

— В настоящий момент — нет.

— И живете врозь с мужем?

— Я же сказала: мы разъехались.

— Где именно в Тьюпело вы живете?

— В квартире.

— Какова арендная плата?

— Двести долларов в месяц.

— Вы живете вдвоем с ребенком?

— Да.

— Ваш ребенок работает?

— Ему пять лет.

— Из каких же средств вы оплачиваете аренду и коммунальные услуги?

— Выкручиваюсь кое-как.

Кто бы в это поверил!

— На какой машине вы ездите?

Она снова замешкалась. Ответ на этот вопрос можно было проверить с помощью нескольких телефонных звонков.

— На «Мустанге-68».

— Недурная машинка. Когда она у вас появилась?

Эта информация тоже легко поддавалась проверке, так что даже Лидия, особой сообразительностью не отличавшаяся, поняла, что попала в ловушку.

— Пару месяцев назад, — небрежно ответила она.

— Машина зарегистрирована на ваше имя?

— Да.

— А договор аренды квартиры?

— Тоже.

Документы, документы. Все это было оформлено официально, и она, разумеется, не могла позволить себе врать. Хенк Хатен передал Эрни какие-то записи, и тот с явным подозрением изучил их.

— Как долго вы спите с Дэнни Пэджитом?

— Обычно минут пятнадцать.

В напряженно следящем за этим диалогом зале послышались взрывы хохота. Эрни снял очки, протер их кончиком галстука, презрительно улыбнулся и переформулировал вопрос:

— Как долго длилась ваша связь с Дэнни Пэджитом?

— Почти год.

— Где вы познакомились?

— В каком-то клубе.

— Вас кто-нибудь представил друг другу?

— Ну... я не помню. Просто он там был, я там была, мы потанцевали вместе. Дальше — больше.

36
{"b":"11131","o":1}