ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Его честь пораньше, в четыре часа, объявил об окончании заседаний, сославшись на то, что суду необходимо проделать некоторую работу, не требующую участия присяжных. Он отпустил жюри с обычными строгими наставлениями и предупреждениями, которые они почти уже выучили наизусть. Присяжные с восторгом улизнули.

Лонни Шейверу было особенно необходимо уйти пораньше. Он отправился прямиком в свой супермаркет, находившийся в десяти минутах езды, припарковал машину на служебной стоянке позади здания и быстро прошел внутрь через складские помещения, втайне надеясь застукать нерадивого кладовщика, прикорнувшего возле ящиков с салатом-латуком. Кабинет Шейвера находился наверху, над молочным и мясным отделами, и с помощью двустороннего зеркала он мог наблюдать за большей частью нижнего зала.

В торговой сети, состоявшей из семнадцати магазинов, Лонни был единственным чернокожим управляющим. Он зарабатывал сорок тысяч долларов в год, имел медицинскую страховку и неплохие виды на пенсию. В ближайшие три месяца он ожидал повышения. Ему также дали понять, что в будущем он может рассчитывать на должность управляющего региональной сетью, если хорошо зарекомендует себя на нынешнем посту. Компания заинтересована в том, чтобы продвинуть чернокожего служащего, сказали ему, однако все эти договоренности были сугубо устными.

Кабинет Лонни был постоянно открыт, и в нем всегда находился кто-нибудь из полудюжины подчиненных. Встретившийся помощник управляющего, поздоровавшись, кивком указал на дверь, ведущую в большую комнату, которая служила для всего — для празднования дней рождения, для собраний служащих, приема начальников.

— У нас гости, — нахмурившись, сообщил помощник.

— Кто там? — помешкав немного, глядя на закрытую дверь, спросил Лонни. — Начальство. Хотят вас видеть.

Лонни постучал в дверь, одновременно открывая ее. В конце концов, здесь он хозяин. Трое мужчин в рубашках с закатанными по локоть рукавами сидели за дальним концом стола, заваленного кипами документов и компьютерных распечаток. Они смущенно встали.

— Лонни, рад видеть вас, — сказал Трой Хэдли, сын одного из владельцев, единственный знакомый среди присутствовавших. Поздоровавшись за руку, Трой поспешно представил остальных. Их звали Кен и Бен, фамилий Лонни с первого раза не запомнил. Было задумано так, что Лонни сядет в кресло, которое Хэдли охотно освободил, а Кен и Бен окажутся по обе стороны от него.

Явно нервничая, Трой приступил к беседе:

— Ну как присяжная служба?

— Да ну ее!

— Правильно. Послушайте, Лонни, вот зачем мы приехали. Бен и Кен из компании “Суперхаус”, она владеет широкой сетью магазинов, и отец с дядей по целому ряду причин решили продать свою торговую сеть “Суперхаусу”. Всю сеть, целиком. Все семнадцать магазинов и три склада.

Лонни заметил, что Кен и Бен внимательно наблюдают за ним, поэтому постарался выглядеть абсолютно невозмутимым, даже слегка пожал плечами, словно бы говоря: “Ну и что?” На самом деле это было для него малоприятной неожиданностью.

— Почему? — сумел выдавить он.

— Причин много, назову две главные. Моему отцу шестьдесят восемь лет, а Эл, как вы знаете, только что перенес операцию. Это первая причина. Вторая состоит в том, что “Суперхаус” предлагает честную цену. — Он потер руки, показывая, что не может позволить себе потерять такие деньги. — Самое время продать компанию, Лонни, — вот так, просто и откровенно.

— Я удивлен, никогда не думал...

— Вы правы. Сорок лет в торговом бизнесе — от родительской овощной лавки до торговой сети, охватывающей пять штатов и имевшей в прошлом году шестимиллионный оборот. — Потуги Троя на сентиментальность были абсолютно неубедительны. И Лонни знал почему. Трои, безмозглый болван, сынок богатых родителей, только и умеет что играть в гольф, делая при этом вид, будто именно он хозяин компании, который может продвинуть, а может и выгнать любого коленкой под зад. Его отец и дядя вынуждены продать компанию потому, что в ближайшие годы бразды правления окажутся в руках Троя и сорок лет тяжкого труда и экономии пойдут коту под хвост: все будет спущено на спортивные яхты и недвижимость на побережье.

В наступившей паузе Бен и Кен продолжали изучать Лонни. Одному из них было лет сорок пять: немодно стриженный, с батареей шариковых ручек, торчащих из нагрудного кармана. Вероятно, это Бен. Другой — помоложе, с узким лицом, на вид типичный исполнитель: хорошо одет, взгляд тяжелый. Лонни понял, что теперь его черед что-нибудь сказать.

— Этот магазин будет закрыт? — почти с отчаянием спросил он.

Услышав вопрос, Трой аж подскочил.

— Иными словами, вы хотите знать, что будет с вами? Что ж, позвольте мне заверить вас, Лонни, что я дал вам самую лестную рекомендацию, коей вы действительно заслуживаете, и энергично советовал оставить вас на нынешней должности. — То ли Бен, то ли Кен едва заметно кивнул. Трой потянулся за плащом. — Однако теперь это уже не мне решать. Я отхожу в сторонку, чтобы вы, ребята, могли все обговорить между собой. — И, не дав никому опомниться, Трой исчез.

Почему-то его поспешный уход вызвал улыбки на лицах Кена и Бена.

Лонни поинтересовался:

— У вас есть визитки?

— Конечно. — Оба достали из карманов визитные карточки и пустили их через стол. Тот, что постарше, был Бен, помоложе — Кен.

Главным был Кен. Он начал:

— Несколько слов о нашей компании. Мы базируемся в Шарлотте, имеем восемьдесят магазинов в обеих Каролинах и Джорджии. “Суперхаус” является подразделением “Листинг фудз”, корпорации, штаб которой располагается в Скарсдейле и которая в прошлом году имела оборот в два миллиарда долларов. Это частная компания. Быть может, вы о ней слышали. Я — вице-президент по управлению “Суперхаусом”, Бен — региональный вице-президент. Мы стремимся к распространению на юг и запад, и покупка “Хэдли бразерз” представляется нам в этом смысле перспективной идеей. Вот почему мы здесь.

— Итак, теперь вы владельцы магазина?

— Да, во всяком случае, на настоящий момент. — Кен посмотрел на Бена, словно приглашая его дополнить ответ.

— И какие же у вас планы относительно меня? — спросил Лонни.

Они почти одновременно смущенно поерзали, Бен достал из кармана одну из своих авторучек, Кен продолжил:

— Видите ли, мистер Шейвер, вы должны понять... — Пожалуйста, называйте меня Лонни.

— Конечно, Лонни. Когда происходит смена владельца, не обойтись без перетряски в системе. Так принято. Какие-то места закрываются, какие-то открываются, штатное расписание перетряхивается.

— Как насчет моего места? — настойчиво повторил свой вопрос Лонни. Он чуял недоброе и хотел поскорее обрести определенность.

Кен задумчиво взял какие-то бумаги и сделал вид, что читает.

— Ну что ж, — сказал он, листая документы, — у вас солидный послужной список.

— И очень хорошие рекомендации, — подхватил Бен.

— Мы бы хотелиоставить вас на прежнем месте, во всяком случае, пока.

— Пока? Что это значит?

Кен медленно положил бумаги на стол и всем корпусом подался вперед:

— Будем совершенно откровенны, Лонни. Мы видим для вас перспективу в нашей компании.

— А это гораздо более солидная компания, чем та, на которую вы работаете сейчас, — добавил Бен. Фирма работала слаженно. — У нас более высокое жалованье, больше льгот, возможность стать акционером, перспективы.

— Лонни, нам с Беном стыдно признаться, что среди сотрудников руководящего звена нашей компании нет ни одного афроамериканца. Мы, так же как наши хозяева, хотели бы изменить это положение немедленно. Вы могли бы нам помочь.

Лонни внимательно вглядывался в их лица и едва сдерживался, чтобы не задать множество распиравших его вопросов В мгновение ока от пропасти маячащей впереди безработицы он перескочил к подножию сияющей вершины процветания.

— Но у меня нет диплома. Существуют ограничения для...

— Никаких ограничений, — возразил Кен. — Вы отучились в колледже два года и при необходимости можете закончить образование. Наша компания оплатит ваше обучение.

26
{"b":"11135","o":1}