ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они обратили внимание друг на друга задолго до того, как впервые перемолвились словом. Он появился в баре поздно, в обычной компании, они сели в углу и завели скучную теоретическую беседу на темы юриспруденции. Она принесла им бочкового пива в кувшинах и попробовала пофлиртовать — с разным успехом у разных членов компании. На первом курсе Николас был влюблен в юриспруденцию и на девушек обращал мало внимания. Марли порасспрашивала о нем у знакомых и выяснила, что он хороший студент, третий в своей группе по успеваемости, но ничего особенного собой не представляет. Окончив первый курс, он уехал на каникулы и вернулся к началу нового учебного года. Она подстриглась и похудела на десять фунтов, хотя в этом не было необходимости.

Окончив двухгодичный колледж, он подал документы на юридические факультеты тридцати университетов. Из одиннадцати пришли положительные ответы, хотя ни один из этих университетов не входил в десятку первых. Николас подбросил монетку и поехал в Лоренс, город, где он никогда прежде не бывал. Там он снял двухкомнатную квартирку в тесном домике некой старой девы, упорно занимался и не тратил времени на развлечения, по крайней мере в течение первых двух семестров.

Летом после окончания первого курса он нанялся в крупную фирму в Канзас-Сити развозить по этажам на тележке внутреннюю почту. В фирме под одной крышей работали три сотни юристов, и порой казалось, что все они обслуживают один судебный процесс, на котором рассматривался иск к табачной компании “Смит Грир” в связи с заболеванием раком легких в результате курения. Процесс продолжался пять недель и закончился вынесением оправдательного приговора. После этого фирма устроила банкет, на котором присутствовало около тысячи человек. Ходили слухи, что он обошелся “Смиту Гриру” в восемьдесят тысяч долларов, но кому какое дело! В то лето Николас впервые столкнулся с этим неприятным феноменом.

Он возненавидел фирмы-гиганты. А в середине второго курса ему вообще надоела юриспруденция. Зачем сидеть пять лет в этой собачьей конуре и корпеть над учебниками, если богатые корпорации все равно увиливают от закона?

Впервые они отправились вместе на пивную вечеринку, состоявшуюся в колледже после футбольного матча. Громко играла музыка, пива было — хоть залейся, кружки передавали по кругу. Они ушли рано, потому что он не любил шума, а она — запаха конопли. Они взяли видеопроигрыватель напрокат и готовили спагетти у нее дома — в весьма просторной и хорошо обставленной квартире. Спал он на диване.

Через месяц он переехал к ней и впервые заговорил о том, что хочет бросить юридический факультет. Она как раз думала о поступлении туда. По мере развития их романа его интерес к академическим проблемам увядал и свелся наконец к простой необходимости как-нибудь сдать очередные экзамены. Они были безумно влюблены друг в друга, и все остальное не имело никакого значения. Кроме того, у нее водились небольшие наличные деньги, так что стесненности в средствах они не ощущали. Рождественские каникулы между первым и вторым семестрами его второго и последнего курса обучения они провели на Ямайке.

К тому моменту, когда он бросил учебу, она жила в Лоренсе уже три года и готова была двигаться дальше. Он был готов последовать за ней куда угодно.

* * *

Марли не много удалось узнать о пожаре, случившемся в воскресенье во второй половине дня. Они подозревали Фитча, но не могли найти причину — зачем ему это понадобилось. Единственное, что могло его интересовать, — компьютер, но Николас был уверен, что никому не удастся взломать систему защиты, которую он в него ввел. Важнейшие дискеты были заперты в сейфе у Марли. Чего добился Фитч, устроив пожар в его захудалой квартирке? Может, он хотел запугать Николаса, но этим его не запугаешь. Пожарная служба провела обычное расследование и пришла к выводу, что поджог маловероятен.

Николасу и Марли доводилось проводить ночи в более комфортабельных местах, чем “Сиеста”, но доводилось и в куда более паршивых. За четыре года они сменили четыре города, совершили путешествия в полдюжины стран, повидали большую часть Северной Америки, прыгали с парашютом на Аляску и в Мехико, дважды плавали на плоту по Колорадо, а однажды даже по Амазонке. Они также бывали везде, где проводились “табачные процессы”, и это приводило их в такие места, как Броукен-Эрроу, Аллентаун и теперь вот — Билокси. Вдвоем они знали об уровнях никотина, канцерогенах, статистических вероятностях легочной онкологии, процедурах подбора присяжных, судебных хитростях и Рэнкине Фитче больше, чем любая группа высококвалифицированных экспертов.

Проведя час в постели, они заметили, что на пол рядом с кроватью легла полоска света. Николас вскочил с взъерошенными волосами и потянулся за одеждой. Марли тоже быстро оделась и, стараясь держаться в тени, проскользнула на стоянку автомобилей.

А в комнате прямо под ними Хоппи из кожи вон лез, чтобы дезавуировать скандальные разоблачения Лоренса Криглера, которые, судя по всему, произвели на Милли неизгладимое впечатление. Она преподносила их мужу большими дозами и не могла взять в толк, почему это он так упорно спорит с ней.

Шутки ради Марли припарковала свою машину на улице в полуквартале от офиса Уэндела Рора. Они с Николасом исходили из уверенности, что Фитч следит за каждым ее шагом. Забавно было представить себе, как он мучается, думая, что она там встречается с Рором с глазу на глаз и договаривается с ним Бог знает о чем. На “личный визит” она явилась в машине, взятой напрокат, — одной из многих, которыми она пользовалась в последнее время.

Николасу вдруг стала до тошноты противна комната — точная копия той, к которой он привязан вот уже неделю. Они совершили длительную поездку в машине вдоль берега залива — она вела, он потягивал пиво. Потом гуляли по пирсу и целовались под шум прибоя, рокотавшего внизу, под их ногами. О процессе они почти не говорили.

В половине одиннадцатого Марли вышла из арендованной машины в двух кварталах от офиса Рора. Пока она торопливо шла по тротуару, Николас следовал за ней в отдалении. Ранее оставленная ею здесь собственная машина стояла в полном одиночестве. Джо Бой заметил, как она садилась в нее, и сообщил по телефону Конраду. После того как Марли уехала, Николас поспешил обратно в мотель в арендованной машине, на которой они катались незадолго до того.

У Рора в разгаре было ежедневное шумное совещание восьми адвокатов, каждый из которых вложил в дело по миллиону. Предметом спора в воскресенье вечером стало количество свидетелей обвинения, которых еще предстояло выставить. Как обычно, мнений было столько же, сколько участников: восемь очень твердых и совершенно разных взглядов на то, что будет эффективнее.

Включая три дня, потраченные на отбор жюри, суд длился уже три недели. Завтра начнется четвертая, и у обвинения хватит экспертов и свидетелей еще на две. У Кейбла тоже своя армия экспертов и свидетелей, хотя обычно в подобных процессах защита использует вдвое меньше времени, чем обвинение. Шесть недель — наиболее вероятный срок, а это означает, что присяжным придется провести в изоляции четыре недели, такая перспектива не могла не беспокоить. В какой-то момент присяжные взбунтуются, а поскольку окажется, что большая часть времени ушла на свидетелей обвинения, шанс получить от жюри нежелательный для прокурора вердикт представляется весьма вероятным. Но с другой стороны, поскольку защита выступает последней, возможно, все недовольство жюри падет как раз на голову Кейбла с его “Пинексом”. Это обсуждалось уже почти час.

Процесс “Вуд против “Пинекса” не имел прецедента, поскольку в таких процессах жюри никогда еще не подвергалось изоляции. Это вообще была первая изоляция гражданского жюри в истории штата. Pop считал, что присяжные уже достаточно наслушались. Он хотел вызвать в суд лишь еще двух свидетелей и закончить свою часть дела во вторник к полудню, после чего предоставить поле битвы Кейблу. Его мнение разделяли Скотти Мэнграм из Далласа и Андрэ Дюрон из Нового Орлеана. Джонатан Котлак из Сан-Диего требовал выставить еще трех свидетелей.

62
{"b":"11135","o":1}