ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все четверо сгрудились вокруг Фитча, и у всех в головах вертелись одни и те же мысли. Разумеется, Фитч охмурил десятерых присяжных, предложив каждому по миллиону. Это чертовски умно. Десять новоиспеченных миллионеров на побережье залива. Но как им удастся скрыть наличие таких денег, а тем более пустить их в ход?

Фитч улучил момент.

— Разумеется, полной гарантии нет, — сказал он. — Никогда ничего нельзя сказать наверняка, пока жюри не огласит вердикта.

Что ж, было бы гораздо лучше, черт возьми, если бы гарантии были, за десять-то миллионов! Но никто ничего не сказал вслух. Лютер Вандемиер отступил первым. Он налил себе бренди покрепче и сел на пуф от кабинетного рояля. Ничего, ему-то Фитч все потом расскажет. Он подождет месяц-другой, вызовет Фитча по какому-нибудь делу в Нью-Йорк и вытянет из него всю эту историю.

Фитч сказал, что у него дела. Он хотел, чтобы все четверо завтра во время дебатов сторон присутствовали в зале.

— И не садитесь вместе, — предупредил он.

Глава 37

У присяжных было такое чувство, что ночь с воскресенья на понедельник может оказаться последней ночью их вынужденного заточения. Перешептываясь, они высказывали предположение, что если получат дело в понедельник днем, то к вечеру смогут вынести вердикт и разойтись по домам. Открыто это не обсуждалось, потому что такие разговоры неизбежно повлекли бы за собой обсуждение самого вердикта, а этого бы Херман не потерпел.

Однако настроение было приподнятым, и многие потихоньку паковали вещи и прибирались в комнатах. Они намеревались после всего лишь забежать в “Сиесту”, молниеносно схватить уже уложенные вещи, зубные щетки и — поминай как звали.

“Личные визиты” в воскресный вечер для многих оказались перебором. Особенно для супружеских пар. Три семейных вечера подряд в тесной комнатушке для большинства женатых людей — испытание. Даже неженатым требовался перерыв. Подруга Сейвелла не пришла. Деррик сказал Энджел, что приедет попозже, у него важное дело. У Лорин приятеля не было, но дочери-подростки за эти выходные ей тоже поднадоели. У Джерри с Пуделихой случилась первая небольшая размолвка.

В воскресенье вечером в мотеле царила тишина — ни футбола под пиво в “бальной зале”, ни шахматных турниров. Марли и Николас ели пиццу в его комнате. Они проверяли списки намеченных дел и уточняли последние детали завершающего этапа своего плана. Оба нервничали, были напряжены и поэтому лишь немного посмеялись, когда Марли пересказала Николасу печальную историю Фитча про то, что произошло в офисе у Хоппи.

Марли ушла в девять. На машине, взятой напрокат, она отправилась на арендованную квартиру и упаковала последние вещи.

Николас пересек коридор и зашел в комнату, где Милли и Хоппи сидели рядом, как парочка молодоженов. Они не знали, как его благодарить. Ведь он разоблачил этот ужасный обман и освободил их. Страшно подумать, на что способны эти табакопроизводители, чтобы завладеть голосом даже одного-единственного присяжного.

Милли выразила сомнение: стоит ли ей оставаться членом жюри? Они с Хоппи много говорили об этом, и она боится, что после всего случившегося не сможет быть достаточно объективной и справедливой. Николас это предвидел, но считал, что Милли ему нужна.

Существовало и еще одно важное обстоятельство. Если бы Милли рассказала судье Харкину о том, какую западню подстроили ее мужу, тот бы, вполне вероятно, объявил суд несостоявшимся. И это стало бы трагедией, так как означало бы, что через год или два то же самое дело будет слушать уже другое жюри. Каждая из сторон должна будет снова истратить состояние, чтобы повторить все то, чем она занимается сейчас.

— Мы должны это сделать, Милли. Нам выпал жребий решить это дело, и на нас лежит ответственность за то, чтобы вердикт был вынесен. Следующее жюри будет не умнее нашего.

— Согласен, — сказал Хоппи. — Суд завтра заканчивается. Стыдно срывать его на этом последнем этапе.

И тогда, закусив губу, Милли приняла новое решение, осуществить которое ей поможет ее друг Николас.

* * *

Клив встретился с Дерриком в спортивном баре казино “Самородок” в воскресенье вечером. Заказав по кувшину пива, они молча наблюдали футбольный матч по телевизору. Деррик дулся, желая продемонстрировать, что его не проведешь, он прекрасно понимает, что его пытаются “кинуть”, — оттого так и сердит. Пятнадцать тысяч долларов наличными в небольшом коричневом пакете Клив, положив на стол, пододвинул Деррику. Деррик пакет взял и сунул в карман, не поблагодарив и вообще не произнеся ни слова. Согласно последней договоренности, остальные десять тысяч он получит по вынесении вердикта, разумеется, если Энджел проголосует за обвинительный приговор.

— Ну и что вы теперь не уходите? — поинтересовался Деррик почти сразу же, как только деньги нашли пристанище у него на груди.

— Отличная идея, — ответил Клив. — А вы поезжайте-ка к своей подружке и осторожненько все ей объясните.

— Она сделает то, что я скажу.

Клив подхватил свой пивной кувшин с длинным горлышком и удалился.

Деррик допил пиво и поплелся в мужской туалет. Там, запершись, он пересчитал деньги — сто пятнадцать новеньких, хрустящих, аккуратно упакованных стодолларовых бумажек. Он сложил их все вместе и с удивлением отметил, что пачка получилась не толще дюйма. Разделив ее на четыре части, он рассовал туго свернутые купюры по четырем карманам джинсов.

В казино царило оживление. Игроком Деррика сделал старший брат, который служил в армии. И теперь его, словно магнитом, тянуло к игорным столам. Однако в конце концов он решил все же побороть искушение и отправиться к Энджел. Только на секунду задержался в небольшом баре на балконе над рулеткой, чтобы выпить еще кружку пива. Внизу, под ним, за считанные минуты выигрывались и проигрывались целые состояния. Чтобы выиграть деньги, нужны деньги. Это был его счастливый шанс.

Протянув тысячу долларов, он с удовольствием отметил, что его приняли за солидного игрока. Казначей с уважением посмотрел на новенькие купюры и улыбнулся Деррику.

Откуда ни возьмись появилась блондинка-официантка, и Деррик заказал еще пива.

Играл он по-крупному, рискованнее, чем любой белый за этим столом. Первую партию фишек он проиграл за пятнадцать минут и не колеблясь разменял еще тысячу долларов.

Вскоре была проиграна и она. Потом кости легли счастливо, и он, выиграв за пять минут восемнадцать тысяч, купил еще фишек. Ему подносили пиво кружку за кружкой. Блондинка начала флиртовать с ним. Казначей поинтересовался, не желает ли он стать обладателем золотой фишки “Самородка”.

Деррик потерял счет деньгам. Он доставал их из всех четырех карманов, без конца покупал новые фишки, время от времени совал какие-то деньги обратно. Спустя час он лишился шести тысяч и отчаянно хотел выйти из игры, но тут ему улыбнулась удача. Кости легли так же счастливо, как в первый раз. Он решил снова сделать крупную ставку — если удача ему опять улыбнется, он вернет свои деньги. Еще стакан пива, потом он переключился на виски.

Проиграв снова, Деррик оторвался от игорного стола и отправился в мужской туалет. Запершись в той же кабинке, собрал деньги из всех карманов и подсчитал — оставалось всего семь тысяч. Деррик чуть не заплакал, но исполнился решимости отыграться. Он вернется в зал и попытает счастья за другим столом, изменив тактику — теперь он будет делать ставки поменьше, и если, упаси Бог, снова проиграет и у него останемся всего пять тысяч, он все бросит и убежит. Последние пять тысяч потерять никак нельзя.

Проходя мимо рулетки, вокруг которой почти не было игроков, он наудачу поставил пятьсот долларов на красное. Крупье раскрутил рулетку, шарик упал на красное, Деррик выиграл пятьсот долларов. Он оставил ставку и выигрыш на красном и снова выиграл. Не задумываясь, он опять оставил все фишки — на две тысячи — на красном и выиграл в третий раз подряд. Менее чем за пять минут ему привалило четыре тысячи. Взяв тайм-аут, он посидел немного в спортбаре, потягивая пиво и наблюдая за боксерским поединком, транслировавшимся по телевизору. От стола, за которым играли в кости, доносились дикие крики, и, прислушавшись к ним, Деррик велел себе остановиться. Имея почти одиннадцать тысяч в кармане, он считал, что ему повезло.

96
{"b":"11135","o":1}