ЛитМир - Электронная Библиотека

– А танцы… что говорила мама о твоих занятиях танцами?

Джемма глубоко вздохнула. Может быть, рассказать ему сейчас? Он так искренне ей улыбался… Нет. Она решила еще немного подождать.

– Это благодаря маме я занялась танцами. Она была профессиональной балериной. После того как мы… я… – она внезапно замолчала, едва не проговорившись, – родилась, она открыла школу танцев и начала обучать маленьких девочек, вместо того чтобы выступать. Ей хотелось проводить время… – с нами, – со мной. Как насчет тебя? Когда ты понял, чем собираешься заниматься?

– Когда мне исполнилось тринадцать, дедушка повел меня на ленч и сказал, что однажды я унаследую сеть отелей, которыми он владеет. Сказал, чтобы я готовился к этой работе. Мой двоюродный брат Зак носил семейное имя, поэтому он должен был унаследовать «Кириакос шиппинг корпорейшн». Тареку же уходили нефтеперерабатывающие заводы.

Дедушка пообещал мне, что я стану хозяином трех островов, которыми он владеет, – это Стратмос, Калос и Делинос. Первые годы жизни я провел на Стратмосе, поэтому хорошо его знал. С тех самых пор я старался как можно больше узнать о туризме и гостиничном бизнесе.

Им подали кофе. Наступила пауза. Джемма размышляла о целеустремленности мужчины, сидевшего напротив нее. Он знал, чего хотел, и добивался своего. Он достиг успеха во многом благодаря самому себе. Представление об Анджело как об ограниченном плейбое, а именно об этом красочно сообщалось в средствах массовой информации, явно не соответствовало действительности.

Когда они допили кофе, Анджело проводил Джемму к ней в номер. Он взял у нее ключ и отпер дверь, потом вошел вслед за ней.

У Джеммы заколотилось сердце.

– Еще кофе? – спросила она.

– Почему бы и нет? – Он взял фотографию, которую недавно рассматривал, и Джемма встревожилась.

– Без сахара, верно?

– Черный. Без сахара.

В отличие от нее он не был сластеной. Она приготовила себе сладкий кофе.

– Ты держишь в руках кота.

– Что? – Она пристально посмотрела на него, пытаясь понять, что именно он имел в виду.

– На этой фотографии ты держишь в руках кота.

Она наморщила лоб.

– Да, Снагглса.

– Ты говорила, что у тебя аллергия на кошек.

Джемма оцепенела.

– Так и есть, – медленно сказала она. – Снагглс – кот моих родителей.

– Тогда почему ты держишь его в руках?

– Потому что он всегда подходит ко мне.

На самом деле на фотографии вовсе не она держала Снагглса. Его держала Мэнди. У Мэнди не было никакой аллергии.

Анджело поставил фотографию на место. Джемма подошла к низкому столику перед диванчиком и поставила на него две чашки.

Он сел на диванчик.

– Когда ты собираешься уехать?

– Завтра. На пароме, в полдень. Проведу несколько дней в Афинах, осмотрю достопримечательности, а потом полечу обратно в Окленд.

– Это слишком скоро. – У него загорелись глаза. – Иди сюда.

Скажи ему.

– Анджело… я не собираюсь с тобой спать.

– Я только хотел тебя поцеловать.

Поцелуй… один последний поцелуй. Джемма бросилась в его объятия. И ее захлестнули переживания. Чувство вины. Смятение. Она жалела, что не встретила этого мужчину задолго до Мэнди.

Она ответила на поцелуй Анджело. Когда он поднял голову, они оба учащенно дышали.

– Вот это поцелуй! – прошептала она.

Анджело не улыбнулся. Пристально глядя на нее, произнес:

– Завтра я должен уехать на Калос. У меня назначено несколько встреч. Давай поедем вместе!

Она покачала головой.

– Пожалуйста, давай поедем! Ты можешь оставаться здесь сколько хочешь. Я не хочу, чтобы ты снова уехала.

Он все еще считал ее Мэнди. Но Мэнди умерла. А она была жива.

Джемма встала. Ей нужно было рассказать ему правду. И уехать. Она не могла позволить Анджело уговорить ее остаться. Даже несмотря на то, что ей этого хотелось. Больше всего на свете.

Он схватил ее за руку и усадил к себе на колени.

– Я хочу проводить с тобой время… И жажду, чтобы ты была у меня в постели… – Судя по его взгляду, он был немного озадачен.

Джемма поняла, что Анджело чувствует то же, что она. Между ними появилась прочная связь, которая переворачивала ее жизнь вверх тормашками, которая заставляла ее менять мнение о том, кто она такая и чего хочет от жизни.

– Хорошо, я поеду.

Его глаза засияли. Он поднес ее руку к губам и поцеловал внутреннюю сторону запястья.

– Ты об этом не пожалеешь.

Джемма недоверчиво посмотрела на него. Конечно, она об этом пожалеет. Но она не могла упустить возможность провести с ним еще несколько дней.

* * *

Курорт на Калосе превосходил все ожидания. В центре главного курортного комплекса Анджело установил громадный, резервуар с рыбами.

– Я никогда не видела ничего подобного, – с восхищением сказала Джемма Анджело.

– Я уже привозил тебя сюда. Ты ничего не помнишь?

Джемма покачала головой.

– Не беспокойся. Потом я покажу тебе остальной комплекс. Там есть бар и ресторан с потрясающим видом на резервуар. Они должны казаться частью подводного грота. Ты можешь посещать театр, кинотеатры, аквапарк. В тематическом парке на южной стороне острова есть подводные пещеры. Мы посетим их завтра. В это время года немного прохладно, но пещеры выглядят очень эффектно. К тому же, когда ты была здесь в прошлый раз, я тебе их не показывал.

– Отлично! – Ей не придется беспокоиться о том, как вела себя ее сестра.

Впрочем, Джемма больше не беспокоилась о том, что Анджело догадается, в чем дело. Если он до сих пор не понял, что она – не Мэнди, а ее сестра-близнец, он вряд ли откроет правду.

Но все равно нельзя, чтобы так продолжалось.

Неделя, решила она. Она даст себе неделю. А потом все ему расскажет.

На следующий день Анджело ушел на встречу, а Джемма направилась к бассейну, где, к своему удивлению, увидела Жан-Поля. Он загорал возле какой-то стройной блондинки.

– Cherie. – При виде Джеммы Жан-Поль вскочил. Он собирался поцеловать ее в губы, но Джемма отвернула голову, и он чмокнул ее в щеку.

– Аполлонидес выпустил тебя из клетки, лапочка?

– Похоже, у тебя есть своя лапочка. – Джемма многозначительно посмотрела на блондинку.

– Она ничего для меня не значит. Я брошу ее, если ты проявишь ко мне интерес.

Он делал вид, будто у него разбито сердце. Джемма свирепо посмотрела на него.

– Ты – безнравственный человек.

– Который любит делать безнравственные вещи, помнишь?

– Я не хочу вспоминать.

– А, ты заботишься о выгоде. Как я могу тебя винить? – К Жан-Полю подошел официант. – Поставьте шезлонг для дамы. Джемма, позволь, я закажу тебе что-нибудь выпить, и мы сможем вспомнить старые времена.

Джемма не так уж стремилась вспомнить старые времена, но ей очень хотелось расспросить его о Мэнди. Она решила выпить кофе… как и спутница Жан-Поля, которую он представил как Биргитту. Она оказалась шведкой, очень милой – вдобавок к замечательной фигуре. Они выпили кофе, и Биргитта ушла принять горячий душ.

– Ты готова искупаться? – спросил Жан-Поль.

– Через некоторое время.

– Я уверен, что скоро придет Аполлонидес, и ему не понравится, что ты находишься в моем обществе. – Казалось, что Жан-Поль был доволен такой перспективой.

– Анджело – не мой хозяин. Он сказал, что я могу общаться, с кем мне нравится.

– Если он оплачивает твои счета, он – твой хозяин. Так думает мужчина.

– Какой ужас! Раз уж ты заговорил о счетах… после нашей последней встречи три года назад моя кредитная карточка пострадала гораздо сильнее, чем я ожидала. Наверное, я проиграла больше, чем собиралась.

– Теперь ты называешь это азартной игрой? – Моро настороженно посмотрел на нее, и Джемма поняла – он знал.

Она одарила его очаровательной улыбкой.

– А как бы ты предпочел, чтобы я называла мой маленький секрет?

– Cherie, лучше об этом не говорить. Может быть, Аполлонидесу не понравится твоя маленькая привычка.

15
{"b":"111467","o":1}