ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я, подсуетившись при посадке, оказался в компании Оливии, Лойши и моей драгоценной супруги. И был весьма этому рад: окажись я в одной кабинке с Угги и Нейлоном, пришлось бы всю дорогу не дышать. Эти два громилы и Эрик «охраняли» Машку. Двадцать минут подъема, и мы оказались в самом начале весьма милой трассы номер шесть, около ресторана «Пардорама». Быстренько нацепив лыжи, Оливия, Клод и Маша, заранее ухмыляясь, выстроились в одну шеренгу, и, делая вид, что не причем, уставились на Лойшу…

К подарку Джо, размноженному и слегка усовершенствованному соотечественниками Эола и Маныша, который Лойша одела под лыжный комбинезон, привыкнуть она не успела — два дня тренировок в берлоге Хранителя для абсолютно не подготовленной к таким нагрузкам девушки оказалось маловато. И, встав на лыжи, она чуть не растянулась на снегу: вовремя закаменевший комбез удержал ее в воздухе в позе, от которой девчонки чуть не сдохли со смеху. Пришлось вмешаться:

— Эй, босявки! А ну, марш кататься! Нефиг девочку смущать! Вспомните, как сами учились! Ну, что встали? Ща как дам по задницам!!!

— Ну, вот, уже и поприкалываться нельзя… — «обиженно» надув губы, пробормотала Машка. — О, смотри, как ее колбасит!!!

— Лойша! Расслабься и не пытайся с ним бороться! — Угги, придерживая перепуганную девушку за талию, мрачно поглядывал на проезжающих мимо лыжников, и его ухмылка весьма неплохо действовала на желающих посмеяться: оценив широченные плечи и рост заметно выше среднего, большинство желающих поулыбаться резко ускорялись, и быстренько исчезали к чертовой матери…

Подсказка Угги помогла — уже через пару минут Лойша сделала первый осмысленный поворот, а потом, схватив ощущение движения ног, медленно покатилась «плугом».

— Катайтесь… Я за ней присмотрю… — весьма довольный успехами ученицы, Угги мотнул головой в сторону готовых к старту девиц. — А вот за ними присмотр не помешает…

Действительно, дамочки катались на грани фола: комбинезоны, подстроенные под скорость реакции каждой, и возможности выхода в джуше, здорово скрадывали ошибки.

Поэтому, прокатившись по синей «шестерке», они сразу поперлись на «красную» двенадцатую. Потом, прокатившись еще по паре «красных» трасс, ломанулись на «черную» четырнадцатую.

В принципе, катались они весьма неплохо. Да и с их реакцией и тренированностью о них можно было особенно не беспокоиться, но я, на всякий случай поручив Машку Нейлону, носился вслед за своей Клод, стараясь, по возможности, не отставать.

Эрик, забыв про то, что он уже взрослый, валял дурака. Видимо, не давала покоя юность, проведенная в бродячем цирке: довольно быстро адаптировавшись к новым возможностям комбеза, он ко второй половине дня принялся развлекать жену разного рода прыжками и пируэтами. Оливия хохотала, и пыталась повторять. Правда, не все, а только то, что попроще. И иногда улетала в ближайший или не очень сугроб. В общем, веселья было предостаточно. А часам к трем дня, за час до конца катания, нас отловили Угги и уже неплохо стоящая на лыжах Лойша.

— Сема! Глянь, как у меня получается! — раздалось у меня за спиной, и я, повернувшись, увидел несущуюся на меня парочку.

Угги затормозил сам. Лойша, в принципе, тоже. Но, почему-то об меня. Выбравшись из сугроба, я растеряно посмотрел на хохочущих ребят и удивленно посмотрел на жутко довольную собой девушку:

— Ты ничего не путаешь? Это лыжный спорт, а не боулинг!

— Ну, тормози я в кого-нибудь другого, он бы увернулся. А у тебя долг… — растерявшая большую часть своего стеснения где-то на склонах, Лойша ехидно смотрела мне в глаза и не спешила вставать с четверенек. — Видишь, поймал! А ведь наверняка успел уйти в джуше…

— Успел… А толку? — рассмеялся я. — Если бы я отскочил, ты бы выбила страйк вон из той кучи отдыхающих… — я показал взглядом на толпу стоящих перед подъемником лыжников.

— Неа. Из них не интересно. Я бы остановилась… — честно призналась помесь лыжника и игрока в боулинг, и, оперевшись на руку, галантно поданную Угги, встала с моей многострадальной тушки. — А ты мягкий… Почти как снег…

— Вот хамка… — «злобно» нахмурилась Клод. — Это кто тут мягкий? Сема? Слышь, корова, ты своего Эола щупай. И тормози в него… Ишь, как губы-то раскатала!

— Во! Защитница! — развеселился я, и, подобрав отлетевшую в сторону лыжу, поинтересовался:

— Эй, монстры, катаемся еще или идем жрать?

— Жрать, конечно, хочется, но… часик еще мы потерпим… — хором ответили Машка и Оливия.

— А я еле стою на ногах… — призналась Лойша.

— От того, что перед тобой Ремезов? — на всякий случай спросила моя супруга.

— Нет. Мышцы болят…

— То ли еще будет… — захихикали дамочки… — Завтра ты будешь тащиться, как никогда… Готовься…

— Злые вы… уйду я от вас… — пробормотала девушка, и, глядя на наши вытянутые физиономии, рассмеялась: — Что уставились? Значит, вам можно цитировать Глаза, а мне нет? Фиг вам!

— Так… Она перекаталась! Угги, бери ее и тащи в номер… — ухмыляющаяся Машка сняла с руки перчатку, приложила ладонь ко лбу очередной последовательницы Щепкина, и удрученно пробормотала: — Температуры пока нет. Но кризис на подходе…

Тащи в номер, я что сказала?

Угги послушно закинул хохочущую девушку на плечо и, оттолкнувшись с места, покатился в сторону подъемника.

— Да не меня!!! Лойшу! И не туда — там трасса, ведущая в Сомнаун! Что мне в Швейцарии делать?

— Нейтральная страна… Попрошу политического убежища… Может, тебя Ольгерду и не вернут… — с серьезным выражением лица пробормотал Угги. — Не все же ему балдеть от такой красавицы?

— Жениться! Срочно! — вывернувшись из его рук и весьма ловко приземлившись на лыжи, Логинова затормозила, уперла руки в бока и запричитала на весь склон:

— Обалдеть! До чего парня довели! Сегодня же, на первой встречной… О, кстати, я знаю, где много баб-с…

— Где? — с интересом спросил Эрик. И тут же получил в область печени. От супруги.

Видимо, на всякий случай.

— В отеле «Мадляин», в клубе «Паша». Или «Пача»? В общем, говорят, там стриптиз танцуют…

— Ну, стриптиза тут и в сауне будет предостаточно… — вспомнив предыдущий отдых, хмыкнул я. — Они, как были общими, так общими и остались…

— В общем, Угги, тебе сегодня повезет… Готовься… — угрожающим голосом пообещала ему Маша, и, кивнув в сторону подъемника, поинтересовалась: — Ну, что стоим? Поехали…

Глава 16. Шарль

— Господин майор! — голос Рауля в телефонной трубке звучал слегка приглушенно, словно бы он пытался прикрыть трубку ладонью.

— Слушаю! — отложив в сторону свежий номер «Le Monde», Шарль кинул взгляд на монитор, на котором застыла картинка боя Олега Коренева с его сменой и рявкнул:

— Слушаю! Чего молчишь?

— Интересные новости, босс! В аэропорту Франкфурта-на-Майне программа розыска и идентификации срисовала госпожу Кореневу. Вероятность ошибки — меньше двух процентов. Я сравнивал запись и имеющиеся у нас фотографии, и тоже уверен — это она. Чуть взрослее, смуглее, но она. Точно. Да и спутники у нее интересные…

— Спутники? — чуть не перевернув на себя чашечку с кофе, майор ткнул пальцем в клавишу записи разговора.

— Их было восемь. Включая мадам Кореневу. Правда, паспорт у нее на госпожу Логинову, но это мелочи. Четверо мужчин, четверо женщин. Один — Семен Ремезов — уже имеется в нашей картотеке. Работал на генерала Кормухина. Пропал без вести больше года назад. Остальные — чисты, как стеклышко. Но, если спросить меня, то такие громилы не могут выращивать цветы или работать в булочной. Они солдаты, босс! У них такие взгляды, что я бы в жизни не решился с ними поконфликтовать…

Про габариты я вообще не говорю… Двое сложены почти как Коренев. Ну, может, немного помельче. Женщины по картотекам не проходят. По документам — русские. У всех годовая Шенгенская виза. Придраться не к чему.

— Что они делали в аэропорту?

— Отправились в Зальцбург. Судя по всему, на отдых.

20
{"b":"111469","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тайна третьей невесты
Черный клановец. Поразительная история чернокожего детектива, вступившего в Ку-клукс-клан
Винный сноб
Дерзкое предложение дебютантки
Дама Великого Комбинатора
Кастинг на лучшую Золушку
Доказательство рая. Подлинная история путешествия нейрохирурга в загробный мир
Не устоять перед совершенством
Так случается всегда