ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В тоннеле, соединяющем два отеля, было на удивление многолюдно — две подвыпившие компании молодых ребят с лыжами и сноубордами на плечах ожесточенно выясняли отношения. Поморщившись, я сдвинулась в сторону, и попыталась по стеночке пробраться мимо коренастого блондина в красной лыжной куртке и синих клетчатых штанах для сноуборда, грозно размахивающего в воздухе зажатым в кулаке мобильником.

— Блин, нашли место для разборок… — буркнула я идущей за мной Клод, и… еле увернулась от летящего в голову кулака!

— Ты охренел! — заорала, было, я, и вдруг поняла, что эта разборка — банальная подстава! Парни, только что занятые друг другом, сорвавшись с места, атаковали именно нас!

— Темп!!! — рявкнула Клод, и, смещаясь в сторону от почти дотянувшейся до ее живота шокера, от души рубанула ребром ладони в горло почти доставшего ее противника. Хруста проламываемой гортани я уже не услышала — ушла в джуше. И тут же, упав на одно колено, врубила противнику кулаком в пах. Прыжок в сторону, и мой сапог врубился в крестообразную связку на колене следующего противника.

Запредельная по земным меркам скорость плюс правильно выбранная точка приложения сделали свое дело — колено тут же подломилось, и продолжающее двигаться по инерции тело начало медленно заваливаться в сторону.

Ждать, пока оно упадет, особого желания не было, и я рванулась в сторону пары уродов, пытающихся оттащить Лойшу, без сознания висящую в их руках, к выходу из тоннеля. Но опоздала: Оливия, возникшая рядом с ними, со всего размаха всадила в горло ближайшему к ней мужчине лыжную палку. Второй, потеряв равновесие, начал отклоняться назад, чтобы удержать тело нашей подруги в одиночку. Я, пролетев мимо, захватила его голову руками, и, провернувшись вокруг своей оси, изо всех сил дернула на себя подбородок.

Такого положения головы относительно тела я еще не видела, и на мгновение растерялась, врубившись, что только что рефлекторно свернула человеку шею!

Впрочем, страдать по поводу отнятой у кого-то жизни меня отучили уже давно, и я быстро пришла в себя.

Клод вышла из себя, и возвращаться явно не собиралась: судя по количеству ударов, которые она наносила последнему все еще стоящему на ногах противнику, он чем-то серьезно ее обидел. Парень давно потерял сознание, но сползти на землю по стене, возле которой он оказался, никак не успевал — баронесса Золиа вкладывалась в него так, как будто работала по груше. Вбивая кулаки в печень, селезенку, в безвольно мотающуюся голову и область сердца.

— Оставь! Он уже готов!!! — удостоверившись в том, что в тоннеле не осталось ни одного противника, находящегося в сознании, я оттащила озверевшую подругу от жертвы, и развернула ее к себе: — Что с тобой, Клод?

— Да, блин, достали! Неужели нельзя дать нам нормально отдохнуть? Что за хрень, а? Мы же никого не трогаем, катаемся себе на лыжах и все… В кои веки выбрались на Землю — и опять какие-то разборки… Достало…

— Да ладно, фигня… — пожала плечами пытающаяся привести в сознание Лойшу Оливия.

— Не фигня… — мрачно буркнула я. — Надо срочно собираться и валить отсюда.

Через полчаса тут вся полиция на уши встанет. Это не Россия и не Аниор — на каждом углу камеры, и у нас скоро начнутся такие проблемы, что ой-ой-ой…

— Звони ребятам… — пнув ближайший к ней труп, зарычала Клод. — Маша права.

Оливия, что с ней?

— Вроде, начинает приходить в себя…

— Ставь на ноги… Постой, помогу… Маша, сумочку подбери…

Кинув взгляд на валяющуюся неподалеку сумку, я похолодела: судя по следу от ботинка, падла, которая на нее наступила, могла запросто сломать Эоловскую мобилу! А, значит, мы могли остаться без связи. И мотаться в поисках Ремезова и компании хрен знает сколько времени!

— О, черт!!! — я бросилась к ней, разорвала заупрямившуюся «молнию», и, выхватив из недр заваленной чем попало сумки телефон, облегченно вздохнула: он оказался цел.

— Что такое? — встревоженно спросила Клод.

— Уже ничего… — облегченно выдохнула я. — Какой-то козел на сумку наступил. Я думала, что трубке каюк…

— Работает? — придерживая с трудом стоящую на ногах Лойшу, хором воскликнули девчонки.

— Да… — тыкая в клавишу быстрого набора, буркнула я, и тут телефон зазвонил.

Сам.

— Кто? — встревоженно дернулась Оливия. — Что-то с ребятами?

— Олежка… — прикладывая трубку к уху, я аж подпрыгнула на месте от осознания того, как соскучилась по мужу: — Привет, радость моя! Я так рада тебя слышать!!!

— У вас все в порядке? — судя по голосу, Коренев был зол, как тысяча чертей. И почему-то волновался за нас.

— Задницей чуешь? — хмыкнула я. — Уже да…

— Что случилось?

— На нас напали какие-то отморозки. В тоннеле между «Элизабет» и «Мадляйн»… Мы их положили, но тут полно трупов и… хрен знает, что делать…

— Дай Сему… — рявкнул он.

— Не могу. Ребята ушли играть в боулинг. Мы одни… — хмыкнула я. — Как раз собиралась им звонить.

— Ясно. Дуйте в отель. Ждите моего звонка. Ничего не предпринимайте, ясно?

Никуда не сваливать, на улицу не выходить. Если кто попробует вломиться в номер — кладите на месте… Вопросы?

— А если полиция? — удивилась я.

— Думаю, полиции не будет… — с непонятной угрозой в голосе процедил Олежка, и, сделав небольшую паузу, добавил: — Какие же вы у меня умнички… Я скоро буду.

Ждите…

— Ребят вызывать? — только для того, чтобы подольше слышать его голос, спросила я.

— Естественно… Я тоже тебя люблю… — видимо, догадавшись о причинах последнего вопроса, слегка потеплевшим голосом пробормотал он и отключился. Не сказав ни «пока», ни чего-нибудь еще…

— Олег сказал валить в отель, и ждать его появления. Никуда не выходить, всех незваных гостей валить на месте… — убрав телефон в карман, буркнула я, и, подскочив к девочкам, подтолкнула их в сторону нашего выхода: — Пошли, резвее…

Ребятам я позвоню из номера…

Глава 24. Геннадий Соломин

Стоило Соловью добраться до выделенной для них с Кошаком каюты, как настроение испортилось окончательно и бесповоротно: яхта была слишком роскошной для того, чтобы можно было поверить в то, что хозяева отеля пытаются привлечь потерянных в кризис клиентов. Или в еще какие-нибудь объяснения того же рода: будь в их словах хоть крупица истины, вместо этой шестидесятиметровой громадины их бы запихнули на какое-нибудь суденышко чуть крупнее рыбацкой лодки, и до потери пульса катали бы вдоль берега. Причем для экономии топлива часами стояли бы около местных «достопримечательностей», вешая на уши лапшу, рассчитанную на восторженных туристов. А этот корабль совершенно не вписывался в схему. Да и их рязанские морды в интерьерах из натурального дерева, дорогущей кожи и роскошных тканей смотрелись, как лошадь на гусеничном ходу. И осознание этого заставляло дергаться, причем не по-детски.

Слоняясь вместе с обалдевшим от счастья Кошкиным по роскошным палубам все еще стоящей у причала яхты, Соломин, удерживающий на лице такое же выражение, как и у Леньки, судорожно пытался понять, в чем тут подвох. И не врубался! С одной стороны, команда судна полностью состояла из молодых, явно тренированных ребят с военной выправкой. У нескольких из них на костяшках пальцев Геннадий заметил характерные для адептов боевых искусств мозоли и потертости. Еще двое щеголяли сломанными, как у борцов, ушами: в общем, если брать за основную версию о готовящемся похищении, то этот нюанс вписывался в нее как нельзя лучше. С другой стороны, против нее говорил состав находящихся на яхте туристов: кроме парочки «новых русских» и, с небольшой натяжкой, пожилой армянки, грабить тут было некого. Ибо для человека, имеющего возможность взять в аренду такую дорогую посудину, тырить мелочь по карманам должно было быть западло. Впрочем, если этот самый бизнесмен косил под «нового русского» специально, то становилось понятным, кто является истинной целью этого дурацкого спектакля. Только вот Соловей никак не мог поверить в то, что этот недалекий мужичок может оказаться долларовым миллионером.

28
{"b":"111469","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Страх: Трамп в Белом доме
В нежных объятьях
Большие воды
Вольные упражнения
Замуж назло любовнику
Киселёв vs Zlobin. Битва за глубоко личное
Бесконечность + 1
Комната снов. Автобиография Дэвида Линча
Утраченный дневник Гете