ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Хорошо… — Эол сделал отметку в своем терминале.

— Далее, этот ваш маячок должен быть отключен, экранирован от всего, чего можно, и, по возможности, легок, прост в управлении, и не реагировать на удары, температуру, влагу… и все, что может его испортить… Что-то я еще хотел сказать… Не помню… Ладно… Все остальное я продиктую позже, а пока я бы хотел уделить время заложникам. Нам не пора начинать? — «Эска» подстроена. Первый импульс прошел минут двадцать назад. Можно начинать…

— Хранитель пожал плечами, пробежался по клавиатуре терминала, и навел курсор на пиктограмму, появившуюся в правом верхнем углу проецирующегося на стену экрана.

А через пару секунд завибрировал телефон Ольгерда: — Бери трубку. Соединение с мобильным Шарля установлено…

— Шарль? — голос брата звучал абсолютно спокойно. Если бы я не знала, чего это ему стоило, то могла бы подумать, что он планирует побеседовать о чем-нибудь нейтральном. Например, о погоде. — Это Коренев. Если вас беспокоит судьба персон, имена которых я вам недавно перечислял, то советую поинтересоваться их самочувствием. Думаю, информация заставит вас серьезно задуматься. Я перезвоню минут через десять… Нет, мне не нужна ВАША жизнь… Быть может, пока…

Дождавшись, пока Эол оборвет соединение, я удивленно посмотрела на брата и поинтересовалась:

— А что за персоны? И что с ними не так?

— Президент, его жена, несколько министров… Почти все руководство Франции… — криво ухмыльнулся Ольгерд. — Эол как-то перенастроил «Эску», и теперь она генерирует сигнал, который вызывает жжение на месте, куда поставлена метка…

— Что за метка?

— Да что-то вроде маячка. С ее помощью я могу определить их местоположение с точностью до метра. В любом месте планеты, над которым летают спутники.

— А если залезть в бункер? — поинтересовался Щепкин.

— Жечь перестанет… — пожал плечами Эол. — Но мы же не зря выбрали это время — в Париже сейчас половина третьего ночи. Все объекты спят в своих домах. Вернее, спали…

— А сейчас? — улыбнулась Оливия.

— Сейчас трясутся от страха и звонят личным врачам… — оскалился Ольгерд. — Ощущения не очень приятные. Угу, Эрик, я пробовал на себе… Говорит, плющить их будет нереально…

— Прикидываю, какая там сейчас паника… — восхитился мой благоверный. — Хотел бы я посмотреть на их морды!

— Голос Шарля ты услышать сможешь… — в глазах Эола промелькнула искорка ехидства. — Минут через пятнадцать…

— Ольгерд обещал через десять… — напомнил Сема.

— Пусть подергаются… Я, пожалуй, съем булочку… — Ольгерд встал со стула и направился в сторону синтезатора. — А то что-то проголодался… …Особой паники в голосе Шарля я не услышала — офицер, удостоверившись, что соединение установлено, без лишней спешки и эмоций попросил разрешения организовать конференц-связь, мотивировав его тем, что отстранен от операции, и ничего не решает. Слышно его было просто прекрасно — качество громкой связи в «берлоге» было выше всяких похвал.

— Я буду вести переговоры только с вами… Мнение будущих трупов мне не интересно… Итак, как вы уже наверное поняли, у вас серьезные проблемы. И, что интересно, это — лишь первый звоночек. Не буду ходить вокруг да около: если в течение тридцати минут все те люди, через которых вы собирались на меня влиять, не окажутся на свободе и в безопасности, то шансов спасти объект номер один и всех остальных заболевших у вас не останется. Это первое требование. Что касается второго — мне нужны фамилии и установочные данные всех тех, кто планировал и участвовал в захвате яхты, при котором погиб наш друг. Вопросы?

— С господином Кирилловым и его супругой проблем не будет… — Торговаться Шарль не стал. — С теми, кто находится на яхте, возникнут проблемы. Они — в открытом море, и дойти до Мартиники не успеют. А насчет фамилий и данных — не знаю…

Могу сказать только свои…

— Ваши я знаю и так. Мне нужны люди из GIGN. Тот, кто отдал приказ и те, кто его ТАК исполнил. Этот пункт не обсуждается… Так, как и первые два… Кстати, можете прекратить попытки меня запеленговать — я очень неплохо подготовился…

— Две минуты… Мне нужно поговорить с руководителем операции… — вздохнул офицер.

— Я подожду…

Ожидание продлилось минут семь-восемь. За это время «Эска» доложила о семнадцати попытках определения координат воображаемого телефона моего брата, которые, естественно, ни к чему не привели.

— Что-то они не торопятся… — слегка выйдя из себя, Ольгерд кивнул Хранителю, и тот, видимо, заранее проинструктированный, принялся колдовать над своим терминалом.

— Господин Коренев!!! — испуганный голос Шарля резанул по моим ушам так, что я даже поморщилась.

— Слушаю… — бесстрастно спросил брат.

— Им стало хуже!!!

— Ну, так две минуты давно прошли… Я решил, что ваши коллеги решили проигнорировать мои требования… Кстати, могу предложить выбор… Смерть от болевого шока, кровоизлияния в мозг, асфиксии… Готовы его озвучить? Я имею ввиду, перед каждым нашим клиентом?

— Мы согласны… — после секундной заминки произнес офицер. — Господин Кириллов с супругой будут на свободе через десять-пятнадцать минут. Через пять минут все сотрудники GIGN покинут борт яхты, предварительно освободив заложников и подав сигнал «SOS». А вот насчет фамилий… через двадцать минут у меня будет список всех исполнителей… — с презрением в голосе сказал Шарль. И немного неестественно добавил: — Лица, отдавшего команду, найти не удалось…

— Такие же чмыри, как наши… — заскрипел зубами Вовка. — Солдат слили, а сами — в кусты… Ка-а-азлы…

— Договорились… Через две минуты больным станет легче… А завтра они забудут о недомогании… Впрочем, для справок: как вы, наверное, понимаете, рецидивы возможны. Вполне… — Ольгерд, нахмурившись, посмотрел на меня с Щепкиным, и, сделав небольшую паузу, добавил: — Кстати, передайте ненайденному первому лицу — его я найду САМ…

Глава 40. Ольгерд

— Плевать я хотел на то, сколько их там погибнет! — злобно посмотрев на нахмуренное лицо Маныша, Щепкин в кои веки перестал ерничать и заговорил без своих обычных шуток и прибауток: — Ты что, искренне считаешь их идиотами? Они уже два раза получили по рогам, и наверняка подготовились. Будь за порталом мир с цивилизацией на уровне первобытно-общинного строя — мы бы ломанулись в него без подготовки, с криками «Банзай» и с мечами наперевес. Но там другой уровень.

Приблизительно ваш. Ну, или что-то вроде. Извини, но в другом режиме мы туда не сунемся…

— Там могут быть люди, не имеющие отношение к агрессии андроидов… — очередной раз попробовал ему возразить Маныш.

— С чего это вдруг? На военных базах и в засекреченных НИИ по определению не может быть посторонних! И рванет ведь не нейтронная бомба, а эта твоя маломощная хрень… А прикинь, потом, когда мы туда заявимся, нас встретят все те, кого она не грохнула… Думаешь, у нас будет много шансов продержаться необходимые для развертывания маяка полтора часа? Или ты решил, что мы играем во что-то типа «Doom-2 , причем в режиме Бога? В общем, хватит умничать! Все уже давно придумано! Надо просто делать так, как я сказал…

Правы были оба, причем каждый — по-своему. Маныш смотрел на будущий переход с точки зрения наблюдателя, старающегося минимизировать свое воздействие на цивилизацию — объект интереса Службы. А Вовка заботился о наших шкурах. И пусть в его варианте планирования рейда жертв со стороны наших противников ожидалось предостаточно, шансов выжить в неизвестном мире до момента, пока этот паршивый гиперпространственный маяк сможет включиться в работу, было намного больше.

— Ты что, не понимаешь? — возмущенный до глубины души Маныш чуть не вывалился с экрана монитора. — По нашим расчетам, как раз минут через двадцать на месте первого взрыва будет максимальное количество техники и людей! Зачем взрывать вторую?!

— Чтобы мы могли спокойно уйти с территории базы, не привлекая внимания! — пожал плечами Глаз.

48
{"b":"111469","o":1}