ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Патрик Мелроуз. Книга 2 (сборник)
Академия Пяти Стихий. Искры огня
Шесть невозможных невозможностей
Тайна третьей невесты
Разреши себе: женские истории про счастье
Дни прощаний
Цирк семьи Пайло
Запах фиалки
Невозможное возможно! Как растения помогли учителю из Бронкса сотворить чудо из своих учеников
Содержание  
A
A

Двадцать минут пролетели довольно быстро. Замерев перед порталом, я помахал рукой остающимся на Элионе ребятам, и, дождавшись команды на тактическом экране шлема, ушел в джуше, первым рванулся в портал и… ухнул в чудовищного размера пропасть, разверзшуюся под ногами!

Тело среагировало само: активировав антиграв, я перевел скафандр в пологое планирование под углом градусов в тридцать к вертикали, и ошалело присвистнул от удивления. То, что творилось вокруг, напоминало декорации к фантастическим фильмам-катастрофам. Земли, как таковой, я не увидел. Как, собственно, и неба над головой. Все еще чернеющий провал активированного портала словно висел в воздухе в центре уничтоженной взрывом части многоярусного мегаполиса. Трудно сказать, сколько «этажей» отделяло меня от неба этой планеты (если, конечно, база андроидов располагалась не на каком-нибудь крупном астероиде, или, что еще хуже, на космическом супер-корабле). Но где-то высоко-высоко разорванные элементы конструкций смыкались в некое подобие потолка. Скорее всего, являющимся основанием следующего, еще более высокого, яруса. И мысль о том, что для активации маяка придется добраться до звездного неба, вдруг заставила меня поежиться. Усилием воли выбросив из головы посторонние мысли, я врубил тактическую систему скафандра, и облегченно вздохнул: в радиусе нескольких сотен метров не оказалось ничего похожего на активные огневые точки или двигающиеся биологические объекты. Вскинув голову вверх, я удостоверился, что надо мной «висят» все остальные «первопроходимцы», включая Чудака, и, слегка успокоившись, принялся разглядывать окрестности.

А посмотреть было на что: два не таких уж слабосильных взрыва словно выгрызли из многослойного «пирога» мегаполиса огромный, диаметром метров в восемьсот, сферический кусок. Огромная масса оплавленных, все еще дымящихся конструкций рухнула вниз, образовав чудовищную по размерам свалку. Естественно, выжить в этом огненном безумии было невозможно. Ударная волна, прокатившаяся по примыкающим к месту взрыва коридорам и магистралям, превратила подступы к «воронке» в завалы, а электромагнитный импульс подавил работу всех информационных, электрических и каких-то-там-еще сетей. По крайней мере, ничего работающего в радиусе двух километров мои сканеры не засекли. Если, конечно, не считать помех от периодически искрящих кабелей, вспышки от которых здорово действовали на нервы: система цветопередачи шлема постоянно меняла режим работы, стараясь и не ослепить хозяина, и «раскрасить» царящий в «воронке» полумрак…

Вообще разглядывать окрестности через оптический умножитель скафандра было очень удобно: умная система позволяла менять режимы сканирования в очень широком диапазоне частот, и через пару минут я, наконец, нашел место, откуда можно было бы начать движение в сторону, противоположную бывшей военной базы. Зависнув напротив края третьего снизу яруса, я дождался, пока ко мне спланируют остальные, и, скинув предполагаемый маршрут движения Манышескому «умнику», попросил провести повторное сканирование, а сам, наведя умножитель на место нашего перехода, с легкой ностальгией посмотрел на еле видимую с такого расстояния черную точку портала…

— Слышь, Карлсон! Пора забыть о небе… У нас чуть больше восемнадцати минут…

Потом грохнет так, что мало не покажется… — Вовка беззастенчиво отвлек меня от созерцания аномалии. — Кстати, мне кажется, что с ориентацией маяка возникнут проблемы. Разрушено одиннадцать ярусов, а неба не видать! А из подвала звезд не видно… Сколько тут, интересно, этажей?

— А хрен его знает… — пожав плечами, буркнула Беата. — Посчитаем, когда попремся наверх… Кстати, Мымрик, что тут с атмосферой?

Чудак, он же Мимир Орнид, повернувшись к ней всем телом, утвердительно покачал шлемом:

— С атмосферой все в порядке. В принципе, если не считать пылевой взвеси и продуктов горения, находящихся в воздухе, то мы все можем дышать и без скафандров. Но снимать шлемы здесь, так близко от эпицентра взрыва, я бы не советовал… Кстати, вскоре вся эта высокотехнологическая оболочка может превратиться в мертвый груз: если верить моим датчикам, то в семистах сорока трех метрах впереди начинается зона, контролируемая сканерами и усеянная излучателями поля подавления… А вот если двигаться вниз, то часть из них можно обойти…

— Схему движения проработал? — поинтересовался я.

— В той или иной мере… Очень много экранированных областей. Сканеры отказываются работать адекватно…

— Ладно, харе разводить ля-ля… — подал голос Щепкин. — Ноги в руки и понеслись… …Первые четыре яруса по дороге вниз мы преодолели с безумным трудом: каждый шаг через нагромождения переломанных стенных панелей, какой-то техники, элементов конструкций и тому подобной дребедени давался с огромным трудом. В некоторых местах приходилось в буквальном смысле проламываться через нерукотворные баррикады, так как альтернативные пути, высвечиваемые сканерами на тактических экранах, частенько оказывались еще менее проходимыми, чем путь, выбранный Мымриком. Зато эти ярусы казались сравнительно живыми — если не считать того, что все оборудование, которое должно было функционировать на странном подобии завода, сквозь который мы спускались, было обесточено.

Биологические объекты, то и дело возникавшие на сканерах, мы старались обходить: несмотря на маскировку, попадаться на глаза аборигенам у нас пока не было никакого желания. Хорошо, что нам удавалось найти эстакады и наклонные пандусы, позволяющие кое-как двигаться в избранном направлении — на мой взгляд, из-за аварии их могли бы и заблокировать, благо строителями этого города такая возможность явно предполагалась. Ведь не зря же и в начале, и в конце межъярусных переходов сканеры обнаруживали в стенах массивные металлические плиты и механизмы, позволяющие перекрывать ими проходы. Из-за перебоев с энергоснабжением или по какой-то другой причине, но большинство приводов плит и ламп внутреннего освещения не функционировали. Что не могло не радовать: в противном случае шансов уйти от возможного преследования у нас практически не оставалось бы.

На минус пятом этаже от нижней точки пролома на тактическом экране пропали последние метки живых существ, и я вдруг поверил, что мы смогли уйти… А через какое-то время пришлось выслушать доклад удивленного показаниями приборов Орнида, почему-то решившего, что отсюда и ниже начинается что-то вроде зоны отчуждения.

В которой можно будет обосноваться и начать искать пути для доставки маяка наверх. К звездам…

Глава 41. Маша

Состав боевых троек, объявленный еще в берлоге Эола, меня слегка расстроил. Да, разумом я понимала, что для охраны и, при необходимости, переноски Мимира, единственного среди нас специалиста по настройке и активации маяка нужны и Угги, и Нейлон. И скомпоновать из оставшихся шести человек две полноценные боевые единицы по другому не получится никак: при всем желании и я, и Оливия, прикрывающие спину моему мужу, не составим конкуренцию ни одному, ни другому. В связке Беата — Эрик — Глаз слабым звеном окажется Щепкин. И дело тут не в том, что он хуже работает на мечах — чтобы добиться такого же понимания партнера, как у ребят, и ему, и мне надо провести на Элионе не одно десятилетие. Вообще, на мой взгляд, самой лучшей комбинацией из всех возможных в первой тройке был бы состав из Ольгерд, Деда и Беаты, но брать Мериона с собой не захотел Ольгерд, а оторвать Хвостика от мужа ее нынешнем моральном состоянии было нереально. В общем, двигаясь так, чтобы в экстремальной ситуации я могла бы оказаться за правым плечом мужа, я мрачно поглядывала по сторонам и не сразу поняла, что многочасовой переход по заброшенным тоннелям и лестницам, наконец, завершился.

— Думаю, это место нам подойдет… — замерев напротив ничем не отличающихся от десятков соседних двери, буркнул Мимир, и, поводив сканером в полуметре от пола, сделал два шага назад и выстрелил в стену.

Дверь вздрогнула и слегка осела.

50
{"b":"111469","o":1}