ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— С ним должно быть все в порядке… — побледнев, как полотно, прошептала девушка. — Вот увидишь! Я уверена!

— Я тоже… — буркнул Эол, и криво усмехнулся: судя по лицу его избранницы, она просто пыталась его успокоить…

Глава 56. Кириллов

Удивительно, но факт — за какие-то двое суток особняк, еще недавно взирающий на окружающий мир с затаенной гордостью и самодовольством, стал похож на сироту, брошенного приемными родителями где-то на Богом забытом полустанке. И хотя ни внутри, ни снаружи не изменилось практически ничего — Михаил Вениаминович выставил его на продажу со всей имеющейся в нем обстановкой — дом, в котором он прожил столько лет, вдруг стал смотреться жалко…

— Ничего, найдешь себе новых хозяев, и снова станешь выглядеть достойно… — вполголоса пробормотал Кириллов, обращаясь больше к себе, чем к особняку: на душе было муторно и пусто…

— Босс! Тут это… гости у нас… — возникнув рядом, как чертик из табакерки, растерянно сообщил Костик. — Уже сидит в машине… Ума не приложу, как это у него получается…

— Шарль? — криво усмехнулся Михаил Вениаминович.

— Угу… — виновато отводя взгляд в сторону, подтвердил парень.

— Работа у него такая… — ничуть не удивившись появлению старого друга-недруга, Кириллов бросил еще один взгляд на пока еще его имущество и неторопливо двинулся к автомобилю.

— Я пока погуляю снаружи?

— Давай… Если что, я позову… …Контрразведчик, как обычно, выглядел на миллион долларов. Или евро — кому как нравится. Безупречный костюм, модный галстук, аккуратная короткая стрижка, легкая улыбка на лице:

— Добрый день, господин Кириллов. Прошу прощения, что без предупреждения.

— Ничего, я уже привык… Чем обязан вашему визиту? — прикрыв за собой дверь и вдохнув полной грудью прохладный кондиционированный воздух салона, Михаил Вениаминович с интересом посмотрел на нежданного гостя и прислушался к своим ощущениям. Как ни странно, ни злости, ни раздражения этот человек не вызывал.

Несмотря на то, что он был главным виновником недавних событий. Видимо, потому, что он добросовестно делал свою работу, и, как мог, радел о государстве, которому принес присягу.

— Пожалуй, начну издалека. Вы знаете, господин Кириллов, что я по роду своей деятельности, как бы это помягче выразиться, интересуюсь многими нюансами поведения ваших соотечественников в моей стране. Ну, и не только этим, конечно.

Так, это к делу не относится… — добродушно улыбаясь, сам себя прервал офицер.

— В общем, несколько дней назад у меня появилась информация, что пара граждан, ни в чем предосудительном ранее не замеченных, вдруг занялась сбором некой информации, их абсолютно не касающейся. Делая это, между нами говоря, весьма и весьма профессионально — если бы не пристальный интерес к тем, кто заинтересуется именно этим вопросом, мы бы вряд ли что-либо обнаружили. Понять, откуда растут ноги, как вы понимаете, для меня особого труда не составило.

Следующий камень в мозаике — это тот факт, что этот милый особнячок, ассоциирующийся у меня с вами и вашими друзьями, вдруг оказался выставлен на торги. По цене, намного меньше его реальной стоимости. Что тоже заставило задуматься. Но и это не все. Факт третий — в России, куда вы могли бы решить вернуться, у вас приблизительно та же ситуация: все ваше движимое и недвижимое имущество спешно распродается…

— Есть такое дело… — ничуть не удивленный такой осведомленностью контрразведчика, подтвердил Михаил Вениаминович. — Имущество мое, что хочу, то с ним и делаю…

— Знаете, господин Кириллов, за что я вас уважаю? — усмехнулся Шарль. — Во-первых, вы здорово умеете держать удар. Во-вторых, удивительно последовательны в своих действиях и предпочтениях. В-третьих, скорее всего, не только читали Сент-Экзюпери, но и взяли его принцип на вооружение…

— Спасибо за комплимент.

— Это констатация факта. Являясь довольно богатым — по российским меркам — человеком, вы запросто тратите огромные суммы не на какую-то там абстрактную благотворительность, а помогаете семьям тех, кого считаете друзьями. Или друзьями друзей. Или анонимно посылаете их тем, кто случайно пострадал в конфликтах с вашим участием. Причем не какой-то там мелочью — за последние трое суток почти две трети вашего состояния поменяли хозяев. Не номинально — серые схемы ваших соотечественников нам давно известны и не вызывают какого-либо удивления. Безумные — опять же по российским меркам, — деньги помещены на именные счета, и вложены в дело таким образом, что облагодетельствованные вами люди могут безбедно жить на одну ренту. Зачем это вам, я спрашивать не буду — у меня есть ответ, и я не сомневаюсь в том, что он правильный. Скажу коротко — я вас уважаю. К слову, даже то, как ваши юристы ведут дело о разводе, тоже говорит о вашем великодушии…

— Вы приехали только для того, чтобы сделать мне комплимент? — нахмурился Михаил Вениаминович. По уверению его партнеров, все эти переводы должны были остаться абсолютно анонимными.

— Нет. Это я подвожу вас к интересующему меня вопросу. Итак, в активе у нас есть некий состоятельный господин, который через пару дней останется без единого квадратного метра собственного жилья как на своей родине, так и в старушке Европе. При этом он не пытается купить недвижимость в третьих странах, не планирует выезжать из Евросоюза и не способен на суицид. О чем все это может говорить?

— О чем?

— О том, что с вероятностью в девяносто девять процентов он готовится присоединиться к господину Кореневу и его друзьям. В том месте, которое безуспешно пытаются найти уже шесть европейских спецслужб.

— Ого! — восхитился Михаил Вениаминович.

— Вас чем-то удивили мои выкладки? — сделав брови «домиком», поинтересовался офицер.

— Нет. Количество заинтересованных государств.

— А, это… Ну, после шоу, устроенного вашими друзьями в Австрии, шансов удержать в тайне интерес к такой опасной разработке, как проект «суперсолдат», у нас было немного. А то, что знают двое — знают все…

— Грустно… — вздохнул Кириллов.

— Да. Мое начальство тоже чувствует себя расстроенным. Но Господь с ним…

Вернемся к моему вопросу. Итак, вы не опровергаете мой вывод. Почему?

— Даже если бы это было так, я бы не стал перед вами откровенничать… — усмехнулся Михаил Вениаминович. — Это вас удивляет?

— Нет. Нисколько. Все предельно логично. И я приехал не за ответом. Скорее, с небольшим подарком на прощание. Все потому, что чувствую себя перед вами всеми виноватым. Но к этому я вернусь позже. Сначала попробую дать небольшой совет: информация, которую вы получите завтра-послезавтра, с вероятностью в сто процентов будет, как говорят у вас в России, липой. По «добытому» вашим информатором адресу вместо искомого лица будет ждать хорошо подготовленная засада. Так что попытка господина Коренева заявиться туда даже в составе штатного взвода гарантированно приведет к пленению хотя бы одного «суперсолдата».

Поверьте, силы будут задействованы немалые…

— Откуда вы знаете? — вырвалось у Михаила Вениаминовича.

Вместо ответа Шарль мрачно усмехнулся.

— А, ну, да… В этом и заключается ваш подарок?

— Нет. Не в этом. Это просто предупреждение. А подарок — тут… — достав из нагрудного кармана пиджака «флешку», контрразведчик положил ее на подлокотник. — Здесь реальный адрес того, кого вы ищете, и еще одного человека. Последний — это та скотина, которая отдала приказ слить рядовых исполнителей. В общем, хотелось бы, чтобы оба получили по заслугам. Быть может, это несколько старомодно, но есть вещи, которые лично я простить не в состоянии… Да, еще — я даю слово, что тут все чисто, и без подстав — по-русски добавил он. — В «флешке» нет маячков или вирусов; информация абсолютно точна, и там вас не ждут никакие сюрпризы.

Кроме, разве что, личных качеств самих объектов…

— Забавно… — Кириллов задумчиво посмотрел на собеседника. — А как это все уживается с вашими принципами и… присягой?

73
{"b":"111469","o":1}