ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   Один из тройки выступил вперед и, ощерившись фиксатой ухмылкой, гнусаво сказал:

   - Душа страждет, ваше высокородие, огнем горит. Облагодетельствуйте червонцами, не дайте пропасть божьему человеку.

   Достав из кармана засаленного бушлата нож, демонстративно перекинул его из руки в руку. Двое других начали обходить с боков; у одного, что справа, в руках была короткая дубинка.

   Мозг лихорадочно просчитывал ситуацию. Бежать, с Юлькой на руках, не было смысла - догонят в два счета. И как ей потом смотреть в глаза? Кроме трех соперников был еще и четвертый: промерзшие, скользкие подошвы кожаных ботинок. Бросить шапку в лицо фиксатому и ударом в бедро вывести из строя? Даже если успеет отмахнуться ножом, меховое пальто прорезать не сможет. Тому, что с дубинкой, поднырнуть под удар - по спине достанется, но не страшно. Бить, по-любому, будет сверху - держит вертикально, не для бокового замаха. Рискнуть? Что еще остается?...

   - Пойдите прочь, мерзавцы! - разрезал тишину возмущенный голос Юльки. - Закричу - полиция вмиг прибежит.

   - Они, барышня, пост меняют в это время, долго ждать придется, - снисходительно пояснил вожак. - Но лясы точить нам не досуг. Скидайте ваше барахлишко и топайте себе на здоровье, пока я добрый...

   Денис, сделав распальцовку, шагнул навстречу фиксатому.

   - Босоте, штымп косячный, рамсы путать вздумал? На гоп смычковый захрял? Иди у фраеров, сявка мастевая, углы по коробам сбивай... Че, шнифтами буркаешь? На фуфло тебе их накропить?..

   - Фартовый! - выдохнул кто-то сбоку.

   - Ты че, брат...ты че? - попятился назад вожак, безвольно опуская руку с ножом. - Попутал я...прости...на лепень запал...

   - Ты сначала лепнем шконку сшоркай, потом бродяг козырных впрягать будешь! Всосал, падла помойная?!..

   Привычка въелась намертво: умение разговаривать с представителем любого среза общества на их языке, не раз выручало в той жизни. В этой - помогли уроки Ерофеева... Троицу незадачливых грабителей сдуло в мгновение ока...

   - Денис, - робко подергала его за рукав Юлька, глядя округлившимися глазами. - Ты что им сейчас сказал?

   - Сказал, что время позднее и им пора баиньки.

   - На каком языке?! Ты меня пугаешь!.. Денис...ты кто?

   - Кто-кто, - засмеялся он, подхватывая ее на руки. - Королева в пальто...

   Домой добрались без приключений. Накопившийся за день стресс, требовал выхода. Юлька не возражала, а мнение соседей никто и не спрашивал...

   ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ ПЕРВАЯ

   Петергоф . 10 мая. 1898 год.

Рабочий кабинет замыкал ряд личных комнат императора Николая II, расположенных по правую сторону коридора первого этажа левого флигеля Александровского дворца. Дальняя стена была занята книжными шкафами, а рядом с письменным столом находился камин. Несмотря на теплую, весеннюю погоду, он был растоплен и блики пламени отражались в латунных накладках затейливой обшивки потолка.

   Император любил проводить заседания не в роскошном парадном, а в этом, почти домашнем кабинете. Уют создавали привычные вещи. Здесь находилась личная печать Николая II, курительные трубки, домино, блокнот и семейные фотографии. Убранство дополняла оттоманка, покрытая персидским ковром и детские фарфоровые игрушки, в аккуратном порядке расставленные на антресолях.

   Вот и сегодня сюда были приглашены трое посетителей: министр финансов Витте, и два европейских банкира. Один из них представлял Лионский кредит, а другой - набирающий силу Дойче банк. На повестке дня стоял один из самых насущных вопросов - внешние государственные займы Российской империи. Переговоры продолжались уже второй час, и было решено сделать небольшой перерыв: затянуться душистым табачком и освежиться ароматным йеменским кофе...

   Установившееся молчание нарушил зуммер телефонного аппарата. Николай II не пользовался услугами личного секретаря, но служба дворцового коммутатора имела четкое и недвусмысленное Высочайшее указание - прерывать совещание можно было только в экстренных случаях. Судя по встревоженному голосу, раздавшемуся из трубки, этот случай только что наступил.

   - Николя, это я. Ты себе представить не можешь, какая произошла трагедия!

   - Аликс, дорогая!.. Что случилось?!..

   От волнения император перешел на обращение, обычное только в домашней обстановке - любимая супруга была расстроена не на шутку.

   - Я забыла свое любимое бальное платье. И мне не в чем выйти на публику...

   Собеседники, сидящие за одним столом с императором, были опытными дипломатами, но даже им с трудом удалось сдержать непроизвольные улыбки.

   - Аликс, ты же собиралась на морскую прогулку со своей подругой? Откуда ты сейчас телефонируешь?

   - С яхты. Откуда же еще?..

   Связь была отличной и каждое слово, доносившееся из трубки, было прекрасно слышно любому из присутствующих. К удивлению в голосе Николая II, добавились заинтересованные взгляды его визави...

   - Подожди дорогая, какая яхта? Как можно разговаривать по телефону с борта корабля?

   - Ну, откуда я знаю? - в голосе появилась капризная нотка. - Я сказала своей фрейлине и мне принесли телефон. Вот и все!

   Император задал еще один уточняющий вопрос:

   - То есть, ты говоришь со мной прямо из открытого моря?

   - Но ты же меня слышишь?..

   Возразить было нечего - логика была безупречной.

   - Николя... отправь, пожалуйста, срочным курьером мое платье. Бал начинается уже через час...

   Николай II, в семейных вопросах, ничем не отличался от других мужчин, но имел перед ними небольшое преимущество. Поэтому, уже через тридцать минут, миноноска военно-морского флота Российской империи рассекала воды Балтийской акватории. Ценная бандероль приближалась к намеченной цели со скоростью в двадцать узлов ...

   В кабинете, меж тем, установилось напряженное молчание. Император раздумывал, как лучше приспособить неожиданное техническое новшество для нужд армии и флота, а мысли его европейских собеседников текли в более прагматичном русле.

   Париж и Лондон буквально купались в деньгах, и любая новинка сразу же привлекала внимание ищущих инвестиционных потоков. Примером мог служить Маркони со своим радиоприемником, а то, что сейчас услышали опытные банкиры, выглядело еще более соблазнительно. Германские деловые круги старались не отставать от своих удачливых конкурентов, поэтому первым нарушил молчание представитель Берлина. Вмешательство в частную жизнь высочайшей особы выглядело бестактным, но жажда наживы оказалась сильней...

   - Простите, Ваше Императорское Величество, - осторожно сказал он. - На чьей яхте был установлен этот... радиотелефон?

   Типичный образчик добропорядочного бюргера, сам того не подозревая, только что придумал абсолютно правильный термин для технического новшества...

   - М-м... если мне не изменяет память, то просьбу почтить своим присутствием бал на море, государыня получила от госпожи Черниковой, - несколько замешкавшись, ответил император...

   Больше вопросов никто не задавал - услышанного оказалось достаточно для всех присутствующих. Остальное было делом техники...

   Потерев виски длинными, узкими пальцами, Николай II продолжил:

   - Предлагаю, господа, вернуться к более интересной для нас финансовой теме...

   Собеседники благоразумно промолчали. С точки зрения опытных экономистов золотой отблеск только что родившегося радиотелефона, представлял не меньший интерес ...

   ***

   Затея целиком принадлежала Юльке. Несмотря на внешнюю беззаботность, она сумела отладить механизм своего отдела до точности швейцарского хронометра. Небольшой творческий коллектив рекламного агентства концерна - два художника и журналист - боготворил свою юную начальницу, что не мешало ей держать их в ежовых рукавицах.

38
{"b":"111470","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Любовь: нет, но хотелось бы
Гавана. Столица парадоксов
Зорро в снегу
Час трутня
Твое сердце будет моим
Солнечная пыль
Капитан жизни. История self-made миллионера, который встал у руля своего успеха
Пляска фэйри. Сказки сумеречного мира
Сториномика. Маркетинг, основанный на историях, в пострекламном мире