ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   - Теперь с вами, господа, - последовал кивок в сторону двух представителей французской банковской элиты...

   Анри Жермен, основатель Лионского кредита. Сухощавый, седой, со смешинкой в глазах. Яркий платок вместо галстука и стильный пиджак. Российские займы для введения "золотого стандарта" были организованы при его непосредственном участии.

   Эдмонд Джубер, один из совладельцев Банка де Пари. Маленький, полноватый господин с неизменной улыбкой на лице. Спекулятивные инвестиции в железные дороги Европы и Америки. Быстрорастущий банк, впоследствии соединился с Paribas и стал современным BNP Paribas...

   - Общая задолженность перед вашими банками приближается к трем миллиардам франков. Под залогом - все те же ценные бумаги. В основном, банкирских домов Варбурга и Моргана, нефтедобывающих предприятий и корпорации Генри Фрика.

   - Значит, это вам мы обязаны тем ажиотажем, что творится в последнее время на биржах? - спросил у него Карнеги.

   - Именно так, - подтвердил Денис.- Все это время я скупал акции, закладывал их, получал кредит и снова делал вложения в бумаги.

   - Это все прекрасно, месье Черников, - подал голос Анри Жермен. - Но, на рынок легко войти, и очень тяжело выйти. Если вы попробуете превратить в наличность вашу прибыль, то, боюсь, ничего у вас не получится. Рынки сразу же отреагируют на масштабный сброс крупных пакетов акций и начнется падение. А с учетом того, какие суммы вы задействовали в операции, ваша прибыль очень быстро превратится в чистый убыток.

   - В ваш убыток.

   - Простите?

   - Когда я начну сброс, - сделав ударение на первом слове, ответил Денис, - будет не просто падение. Рынки рухнут и погребут под собой все. Я брал кредиты у вас, а вы занимали деньги у своих вкладчиков. И не только. Если вы обратили внимание, то денежные потоки в Европу в последнее время возросли многократно. Из Америки, Японии, России. Даже развивающиеся страны внесли свою долю. Вы не выплывете, господа. Сначала стану банкротом я и, следом за мной, вас постигнет та же самая участь.

   За столом воцарилось ошеломленное молчание. Натан Ротшильд, хмыкнув, подправил свои роскошные усы и мягко произнес:

   - Вы хотите, чтобы мы поверили, что вы пойдете на самоубийственный поступок?

   - А вы проверьте.

   В голосе Дениса не было и намека на иронию, только легкая веселость от куража. И немного злости.

   - Для чего вы все это затеяли? Вы ненавидите человечество?

   - Только отдельных его представителей.

   - Это не ответ.

   - Это предложение.

   Из-за стола поднялся Морган. Налив в бокал светло-золотистый коньяк, он демонстративно, неторопливым движением, поднял его на уровень глаз и посмотрел сквозь напиток на свет. Пригубил, облизнув языком губы, и неожиданно спросил:

   - Предложения мы не услышали. Только угрозу.

   - Мне бесконечно жаль, что вы восприняли мои слова подобным образом.

   - И все же?

   Теперь взял паузу Денис. Все остальные не вмешивались, с напряженным интересом наблюдая за разворачивающимся спектаклем.

   - Как сказал один джентльмен, это предложение, от которого вам трудно будет отказаться.

   - Достойные слова, - одобрительно кивнул Морган. - Кому они принадлежат?

   - Думаю, что его имя ничего вам не скажет. Но я рад, что именно вы их оценили по достоинству.

   - Может быть, мы вернемся к непосредственной теме нашей беседы?

   Своего союзника, Джона Рокфеллера, Денис увидел впервые только вчера. Сценарий сегодняшнего представления разрабатывался до поздней ночи, но учесть всего было нельзя. Эта реплика была импровизацией. Благодарно кивнув ему, он продолжил:

   - Признаюсь вам, господа, что ситуация начинает выходить из-под контроля. Я не ожидал столь бурного роста на рынках. Этим и обусловлена срочность нашей встречи.

   - Поясните, пожалуйста, что вы имели в виду? - спросил у него Карнеги.

   - Дело в том, что нынешнее положение еще можно исправить. Некоторые потери, безусловно, неизбежны, но если пустить ситуацию на самотек, то крах будет неминуем.

   - И что же вы предлагаете? - нетерпеливо перебил его Эдмонд Джубер.

   - Есть только один способ безболезненно сдуть пузырь. Для этого потребуется надуть еще один.

   - У нас хорошие юристы, мистер Черников, - проскрипел Шифф. - Не думаю, что ваши схемы полностью законны. Нам не составит большого труда наложить арест на залоговое имущество.

   - Я же предложил вам - пробуйте! - с ироничной усмешкой ответил Денис. - Акции вашего банка я закладывал в английских и французских банкирских домах. Перекрестное владение - так это называется. Дернув за одну веревочку, вы сами нажмете спусковой курок. Пирамида обвалится моментально.

   Раздался звонкий, хрустальный звук: Эммануил Нобель постучал по полупустому графину тяжелой, инкрустированной золотом, перьевой ручкой. Дождавшись, когда внимание собравшихся переключится на него, он сказал.

   - Господа, предлагаю дать возможность месье Черникову высказаться до конца. Не перебивайте его, прошу вас.

   Вновь кивнул головой, Денис продолжил:

   - Экономика России еще не начала восстанавливаться после кризиса. Если мы с вами, господа, сделаем массированное вливание кредитных средств, то инвестиционные потоки развернутся. Пузырь в Европе начнется сдуваться, а мы получим редкую возможность получить неплохую прибыль, войдя на перспективный рынок на самом дне. Вслед за нами устремится частный капитал со всего мира.

   - У вас есть расчеты? - не выдержал Морган.

   - Я ознакомлю вас с ними несколько позднее. Не забывайте о том, что в обычных условиях очень трудно договорится о совместных действиях. Мое предложение делает всех нас союзниками. Масштабная операция, которой еще никогда не было в этом мире, принесет свои плоды уже в ближайшее время. Это очень выгодное предложение, господа.

   На невольную оговорку никто не обратил внимания. Тут же последовал следующий вопрос:

   - Если капитал развернется в сторону России, то на европейских биржах все равно начнется падение?

   Анри Жермен, один из самых опытных банкиров этой эпохи, был, безусловно, прав. Но ответ был готов заранее.

   - Мы с вами не будем участвовать в распродаже. В этом случае все ограничиться простой коррекцией.

   - А как вы предлагаете разрешить вопрос с кредитами ваших компаний?..

   Тяжелый, царапающий взгляд из-под густых бровей. Высокий лоб и жесткие складки у губ. Альфред Ротшильд, близкий друг принца Уэльского. В возрасте двадцати шести лет возглавил Государственный банк Англии. В 1892 году представлял правительство Великобритании на международной денежно-кредитной конференции в Брюсселе. За особые заслуги перед Францией, награжден орденом Почетного легиона...

   - Сделаем расшивку долга. Ссуды будут покрываться вашими же собственными акциями. Другого выхода я не вижу.

   - И по какому курсу?

   - Я готов пойти на небольшой дисконт от текущих котировок.

   - Это грабеж!

   - Это бизнес.

   Эта сцена также была просчитана в сценарии, поэтому вмешался Рокфеллер:

   - Думаю, господа, что этот вопрос каждый из нас сможет обсудить в частном порядке.

   - Даже, если мы сможем выторговать у господина Черникова существенную скидку, то его прибыль все равно останется фантастической, - недовольно пробурчал Морган.

   - Вы же не хотите, чтобы я работал бесплатно?

   Присутствующие рассмеялись - дармовой труд, в их понимании, отождествлялся с крайней степенью слабоумия.

   - Экономика России может не переварить такое количество вливаний, - вставил режиссированную реплику Нобель.

   - Это будет вашей проблемой, господа, - жестко ответил Денис. - Вам придется взять контроль над предприятиями, в которые вы будете инвестировать капитал. Специалисты, оборудование, технологии... Это не спекулятивная акция, а долгосрочный проект.

45
{"b":"111470","o":1}