ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я знаю сестрицу Элспет, — сказал преподобный Конвей. — Некоторые подозревают, что она помешана. Но я так не думаю после того, что викарий прихода Святого Исидора рассказал мне о своей встрече с ней. Она ему сказала: «Немедленно возвращайтесь к себе домой, ваша супруга в вас нуждается». Тот, хоть и был озадачен, все-таки последовал ее совету, и действительно оказалось, что его жена только что сломала ногу на лестнице.

Этот случай еще больше встревожил Яна Хендрикса.

— Есть ли у вас какие-нибудь предположения, кем бы мог быть этот призрак? — спросил его Конвей. — Вы говорите, что Элспет Партридж сказала, будто он показался ей священником. Не были ли вы знакомы с каким-нибудь покойным ныне священником?

Ян энергично замотал головой.

— Вы когда-нибудь замечали присутствие этого духа до встречи с Элспет Партридж?

— Нет.

— Причиняет ли он вам беспокойство? Говорит с вами?

— Нет.

— Значит, это не демон, — заключил Конвей с невозмутимой улыбкой, словно определяя прочность какой-нибудь балки. — Англиканская церковь не занимается изгнанием духов, но в любом случае мне бы на это понадобилось разрешение епископа.

Он поразмыслил какое-то время, потом продолжил:

— Сестра Элспет не уточнила, как он был одет?

Вопрос поразил Бриджмена, но он предоставил ответить Яну.

— Она сказала, что он подпоясан веревкой…

— Подпоясан веревкой! — воскликнул Конвей. — Шнуром с узлами, вы хотите сказать? Я узнаю это одеяние. В таком случае это католический монах. Господа, вам надо посоветоваться кое с кем другим.

— С католическим священником?

— С серым братом.[26] С братом Хауингом! — заявил Конвей. — В церкви Святого Франциска, это через две улицы отсюда. Видите ли, границы наших приходов почти совпадают.

Ян встал. Бриджмен поблагодарил преподобного Конвея и тоже поднялся. Через мгновение они были в карете.

— Я больше ни одной ночи не проведу рядом с этой тенью! — прорычал Ян.

Тем не менее, завидев брата Хауинга в ризнице, он смутился: это был первый францисканец, которого он видел после брата Игнасио, с той только разницей, что брат Улисс Хауинг был гораздо толще и с седой бородой. Он сглотнул застрявший в горле комок и позволил Бриджмену изложить суть дела. Хауинг долго смотрел на своего юного посетителя, потом задал почти те же вопросы, что и Конвей, и извлек из его ответов то же заключение: об одержимости бесом речь не идет.

— Похоже, это заблудшая душа, — сказал он мягко. — Она не достигла областей, куда мы попадаем после смерти по воле Господа. Она ни в чистилище, ни на небе. Если она следует за вами, то потому, что привязана к вам земной любовью. Слишком земной.

Бриджмен встревожился: на лбу у Яна выступил пот.

— Не было ли у вас брата-монаха?

— Нет, — еле выговорил Ян.

— Мы принадлежим к реформатской церкви, — поспешил объяснить Бриджмен.

— Понимаю, — сказал Хауинг, — но два вероисповедания в одной семье — такое порой встречается.

Его взгляд буравил Яна. Серый брат встал и исчез на мгновение. Потом вернулся с какой-то чашей в руках. Окунув туда пальцы, окропил Яна и воздух вокруг него.

— In nomine Patris et Filii et Spiriti Sancti, te mittimus ad regnum Domini et…[27]

Брат Хауинг прервался. Вполне различимый стон пронесся через ризницу. Ян вскрикнул, волосы Бриджмена встали дыбом. Монах закончил молитву неразборчивым бормотаньем. Ян был в слезах. Ошеломленный Бриджмен застыл с разинутым ртом.

Хауинг поставил чашу на ближайший стол.

— Кто был этот монах? — вдруг прогрохотал он.

Ян, рыдая, затряс головой.

— Кто? — рявкнул Хауинг.

— Он не знает, святой отец, — вмешался Бриджмен, его голос дрожал.

Хауинг воззрился на него властным взглядом.

— И вот доказательство, брат: он не знал о существовании этой тени до встречи с сестрой Элспет Партридж. Согласитесь, все это чересчур для молодого человека.

— Это любящая тень, — отрезал монах.

— Любовь или попечение? Что мы об этом знаем, брат мой? Знаем ли мы что-нибудь о тайнах того света?

Монах вздохнул.

— Нет, — согласился он хрипло. — Мы ничего об этом не знаем.

Ян едва слышал их, безучастно сидя на своем стуле.

— Отслужите заупокойные мессы, — сказал Бриджмен, взявшись за свой кошелек. — Я знаю цену. Полагаю, этого хватит на несколько служб.

Он протянул Хауингу пять гиней.

— Пусть ваши молитвы даруют упокоение заблудшим душам.

Им пришлось поддержать Яна, чтобы тот смог дойти до коляски.

11. EL AMOR BRUJO

На следующий день Бриджмен вызвал врача, поскольку у Яна начался жар; он обливался потом и порой бредил. Лекарь прописал микстуру на основе индийской конопли, обильное питье, компрессы, пропитанные водой с уксусом, и покой.

Юноша выздоровел на четвертый день. Умылся с помощью слуги — в первый раз после своего возвращения из церкви Святого Франциска, когда свалился в постель без ужина. Бриджмен велел приготовить легкий завтрак — поджаренную ветчину, сыр, какао со сдобой, и, к его облегчению, Ян всему воздал должное. Юноша очень осунулся за эти дни.

Время от времени несчастный поднимал страдальческое лицо к Бриджмену и встречал улыбающийся взгляд своего благодетеля.

— Я доставил вам столько хлопот, — сказал Ян.

— Конечно, и я благодарен вам за это. Уже давно мне не приходилось заботиться о ком бы то ни было, — возразил Бриджмен. — Это доказывает мне самому, что мое сердце еще не остыло.

Ответом ему был слабый смех.

— Но я недаром потратил наше время. Зданием, которое мы купили у Элспет Партридж, уже занялся архитектор, и у него появились блестящие идеи, вы сами скоро сможете их оценить. Работы начнутся через несколько дней.

— Банк.

— В самом деле, банк. А как только вы поправитесь — Париж.

Некоторое время Ян не говорил ни слова. Потом спросил:

— Что вы думаете о случившемся?

Бриджмен встал.

— Не рановато ли говорить об этом?

— Нет, ведь я в смятении. Возможно, ваш совет поможет мне поправиться. Потому что сейчас, признаюсь вам, я еще не знаю, как вновь обрести равновесие. Не знаю, смогу ли опять взяться за наши планы, начав с того места, где мы их оставили. Объясните мне, если знаете.

Бриджмен налил ему еще чашку какао.

— Я думаю, что вы обнаружили самым жестоким для себя способом ту природную силу, о которой я упомянул во время нашей последней беседы перед вашим… недомоганием. Силу, вдохновлявшую поиски и труды моего друга Исаака Ньютона.

Ян изумленно спросил:

— Какая тут связь?

— Эта сила, как я вам уже говорил, — вселенский закон притяжения.

— Не улавливаю, — покачал головой Ян.

— Понимайте притяжение в смысле любви.

Лицо Яна покраснело.

— Но вы же мне говорили, что существует и закон отталкивания и что если какой-то предмет мне отвратителен, то, даже если он сильнее меня, я не испытаю его притяжения.

— Мне неизвестна суть ваших отношений с монахом, которого вы отравили, и еще меньше, каковы были его чувства к вам. Но факт в том, что его дух преследовал вас до тех пор, пока брат Хауинг не отправил его куда надо.

Ян опять покраснел.

— Он наверняка вас любил, Ян. По-своему.

— Любил? Таким скотским образом? — вскричал Ян.

— Не горячитесь. Возможно, он не знал другого. Каждый любит как может.

Яна стала бить дрожь, и Бриджмен забеспокоился.

— Не надо допускать, чтобы эта мысль изводила вас до такой степени. Вас полюбят и другие, тоже по-своему. Вы красивый малый. Даже очень красивый. Сам я к этому склонности не имею, но ведь природа гораздо шире того, что я способен понять.

Ян глубоко вздохнул и отпил глоток какао, потом взялся за четвертинку груши. Вдруг перестал жевать, словно пораженный какой-то неожиданной мыслью. Ошеломленно выпрямился.

вернуться

26

Так в Англии называют францисканцев. (Прим. автора.)

вернуться

27

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа отсылаю тебя в царство Божие… (лат.).

15
{"b":"111480","o":1}