ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Таково было первое впечатление Себастьяна, всего на какую-то долю секунды: эта женщина упустила свою свадьбу и сопутствующие ей ухаживания.

Он не знал, кто она. Может, королева? Гордая осанка и исходившая от нее властность позволили Себастьяну допустить это в другую долю секунды. Она обратила свой взгляд на незнакомца, и Мариньи поторопился представить его, едва слышно пробормотав имя этой женщины, маркизы де Помпадур. Своей собственной сестры. Той, что исполняла службу министра, как предупредила Себастьяна баронесса Вестерхоф.

Склонившись, чтобы поцеловать руку, которую маркиза высунула из-под своей накидки и надменно протянула ему, Себастьян почти ощутил, как вокруг витает интрига, сплетаясь в паутину влияний и власти, в самом центре которой он оказался.

И в которой только что увяз.

— Добро пожаловать, господин граф, — сказала маркиза с некоторой долей искренности.

Себастьян заметил, что ее взгляд тоже задержался на его алмазных пуговицах.

Она повернулась к принцессе Анхальт-Цербстской, и Мариньи представил Себастьяна даме, вошедшей в салон перед маркизой, госпоже дю Оссе, камеристке маркизы.

— Мы ожидаем короля, который соблаговолил присоединиться к нам сегодня вечером, — объявила маркиза.

Послышался восторженный шепот. Вскоре в салон и в самом деле вошел Людовик XV. Себастьян был неприятно удивлен: взгляд монарха выдавал неописуемую усталость и уныние. Даже забывалось, что это довольно красивый мужчина. Какая же забота изводила его? Он был бледен. В самом ли деле это последствия удара ножом?

Маркиз де Мариньи возобновил свои представления, но в этот раз только ради Себастьяна. Тот сообразил, что является единственным незнакомцем на вечере.

— Значит, это и есть ваш знаменитый друг, о котором вы мне говорили? — обратился король к Бель-Илю, стоявшему рядом с Себастьяном.

— Да, ваше величество. Счастлив честью, которую вы ему оказали, пригласив отужинать с вами.

Король решил, что пора перейти к столу, и приглашенные последовали за ним в соседний зал. Каждый был усажен так, чтобы слышать голос монарха. Себастьян оказался между принцессой Анхальт-Цербстской и маркизой д'Юрфе.

— Маршал сообщил мне, — сказал король, обращаясь к Себастьяну, — что видел вас в последний раз в Экс-ла-Шапеле. Выходит, вы интересуетесь делами нашего времени?

— Да, ваше величество. Мне кажется, надо быть весьма легкомысленным, чтобы не следить за ними.

Маркиза де Помпадур обратила свой взгляд на Себастьяна. Это и в самом деле была честь: сам король поинтересовался его мнением о делах этого мира.

— И что вы думаете о том договоре?

— Уважение, которое я питаю к вам, ваше величество, обязывает меня быть откровенным. Я нахожу его достойным всяческих сожалений.

— И почему же, по-вашему?

— Мне показалось, что единственный, кто от него выиграл, это король Пруссии.

— Верно подмечено, — отозвалась маркиза.

— И девять лет спустя Пруссия по-прежнему в выигрыше, — сказал король мрачно. — Что вы об этом думаете, граф?

— Ваше величество, я думаю, что, только окружив короля Фридриха со всех сторон, можно вынудить его к миру.

— Окружив?

— Он уже сдержан на западе и юге, ваше величество. Остаются только восток и север, чтобы замкнуть кольцо.

— Россия и Англия? — воскликнул Людовик. — Но это же наши враги!

— Да простит меня ваше величество, но я не буду удивлен, если страх вскоре толкнет Россию присоединиться к вам. Быть может, она уже постучалась бы в вашу дверь, если бы не опасалась обидного отказа.

Король выглядел удивленным.

— Вы так думаете?

— Да, государь, — ответил Себастьян со спокойной улыбкой. — Но это всего лишь предчувствие.

Остальные прервали свои разговоры, чтобы послушать диалог между монархом и Сен-Жерменом. Бель-Иль, сидевший напротив Себастьяна, сообщнически ему подмигнул.

— Если бы только это подтвердилось, — вздохнула маркиза.

Принцесса Анхальт-Цербстская повернулась, чтобы посмотреть на своего соседа. Баронесса Вестерхоф наверняка предупредила ее о графе де Сен-Жермене.

— Посмотрим, — сказал король.

Разговоры потекли вновь, избрав совсем другой предмет, похоже заинтересовавший короля, — необходимость обновить розарии в оранжереях Трианона. Маркиз де Мариньи напомнил о возможности привезти растения из Болгарии.

— Быть может, вы могли бы также обратиться к крупным купцам, плавающим в Индию, чтобы они привезли растения и оттуда, — предложил Себастьян. — Некоторые тамошние разновидности на удивление благоуханны и прекрасны видом.

— Где же вам довелось видеть их или обонять? — спросила маркиза.

— В самой Индии, мадам.

— Вы были в Индии? — спросил король.

— Да, ваше величество. Я провел там чуть более двух лет.

За этими словами последовало новое порхание удивленных взглядов и восклицаний.

— Ах, вы были правы, Бель-Иль, наш друг граф де Сен-Жермен вполне заслуживает того, чтобы с ним познакомиться, — сказал король. — Что же вы делали в Индии?

— Я много слышал о древней мудрости индусов. И отправился туда, чтобы узнать о ней побольше. А заодно выведал некоторые из их секретов.

— Какие же? — спросила оживившаяся наконец маркиза, явно обрадованная чему-то новенькому в длинной череде вечеров, где кроме театральных представлений было мало увлекательного.

— Например, как очищать драгоценные камни, мадам.

— Ловлю вас на слове, — сказал король, вставая.

Гости вернулись в Часовой салон. Там им подали шоколад, кофе и ликеры. Себастьян стал объектом всеобщего внимания. Принцесса Анхальт-Цербстская уже не отходила от него и, казалось, была просто очарована, когда госпожа де Помпадур пригласила графа де Сен-Жермена на малый ужин в следующий четверг.

— Могу ли я тоже быть в числе приглашенных? — воскликнула она.

Позволение было ей тотчас даровано.

Гости постепенно расходились; выйдя в галерею, Себастьян остался один, дожидаясь маршала, с которым должен был вернуться в Париж. Он удивился его задержке и уже задумался, как ему вернуться в Париж, если Бель-Иль его подведет. Потом вдруг услышал довольно оживленный разговор из-за дверей Часового салона. Он подошел поближе, инстинктивно прислушался и узнал голос Мариньи:

— …Но где вы с ним познакомились?

— В Вене. Он там жил как принц и водил дружбу с самыми влиятельными людьми при дворе. И вы сами видели, он не с Луны свалился.

Это бы голос Бель-Иля.

— Мы ничего о нем не знаем, — возразил Мариньи. — Какого он происхождения? Откуда его богатство? Наконец, не забывайте, что он представился мне красильщиком! Вы себе представляете? Красильщик в Версале!

— Он представился вам по моей рекомендации, маркиз, и если вы еще встретите красильщиков, чьи политические мнения привлекли бы внимание короля, соблаговолите поставить меня в известность.

— Но в конце концов, Сен-Жермен — это же невозможное имя! И он даже не француз! Что мне ему сказать, этому Сен-Жермену?

— Что он снискал милость короля, вы сами это видели. Прошу извинить, но он меня ждет.

В следующее мгновение Бель-Иль вышел в галерею.

— Простите, дорогой друг, надо было наведаться в одно местечко.

В карете, несколько успокоившись, Бель-Иль пришел в превосходное расположение духа.

— Я же вам говорил, вы обязательно должны были приехать в Париж. Поздравляю себя с этим. Вы у короля в фаворе, поверьте мне. Это не пустяки.

Себастьян, разумеется, воздержался от упоминаний о перепалке, которую подслушал ненароком.

80
{"b":"111480","o":1}