ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Будь осторожна, не наделай долгов, – предостерег Дуган.

– Долги? Конечно, нет.

– Все тебя ждут внизу. Официальный прием и завтрак. Город приглашает вас, доктор Линвуд.

– Но я не могу оставить больную, – растерялась Клэр. – Она сирота, сбежала из дома, и ей нехорошо.

– С ней посидит Лила. А ты можешь приходить проведывать ее.

– Да, верно.

Тетя Лила в прошлом была медсестрой, и ее квалификации вполне хватало, чтобы присмотреть за Памелой. Клэр отлучилась на минутку в спальню, чтобы проведать девушку.

Когда она вернулась, Дуган задумчиво посмотрел на нее.

– Клэр?

– Да.

– Я хочу, чтобы ты знала, что я очень рад за тебя.

– Спасибо, Дуган.

– И также я хочу, чтобы ты знала: я не буду маячить у тебя на пути. Конечно, мы будем встречаться, если кто-нибудь заболеет и мне нужно будет доставить его в больницу. Мне придется совать нос в документы клиники и все прочее. Но я не буду мозолить тебе глаза. Вначале нам с тобой будет трудно жить в одном городе.

– Эта мысль мне тоже приходила в голову, – сказала Клэр.

Она не стала уточнять – множество раз, с тех пор как она вернулась домой.

– Мы можем попытаться оставить в прошлом тяжелые воспоминания? – спросил Дуган.

«Это невозможно», – подумала Клэр, но ответила иначе:

– Я тебе сказала вчера: не знаю, смогу ли простить.

– Эта обида… Ты можешь забыть обиду?

Клэр задумалась. В самом деле, прошло много времени, сейчас другие обстоятельства, жизнь продолжается.

– Нам нужно постараться и хотя бы не вспоминать о прошлом, – сказала она.

Клэр вдруг на секунду забылась, подняла руку и дотронулась до его щеки. Слегка обветренная кожа Дугана была сухой и теплой. Клэр прочла в глазах Дугана собственные мысли: время, когда они были вместе, – лучшее в их жизни.

– Как я помню, – сказала Клэр, – ты можешь быть чутким и отзывчивым человеком. Я нуждаюсь в твоей чуткости, это поможет мне сделать отличную клинику.

– Чуткий, – повторил Дуган. – Забавно, я никогда не думал, что ты можешь употребить это слово, после того что я…

– Когда-нибудь мы поговорим об этом. А сейчас…

– Сейчас мы начнем все сначала.

Клэр улыбнулась и хотела убрать руку. Но Дуган крепче сжал ее пальцы. У Клэр почти не оставалось сил сопротивляться. Единственным ее желанием было очутиться в его объятиях и дать своему измученному одиночеством телу ощутить его любовь. Но внутренний голос предостерегал ее – ты снова обманешься.

– Я всегда говорил, – прошептал Дуган, улыбаясь и нежно сжимая ее руку, – что ты – потрясающая женщина. А теперь ты стала врачом. Нашим врачом.

4

– Не рановато ли ты пришел за месячным отчетом?

Орвил подтянул ремень под арбузоподобным животом и медленно пошел через вестибюль банка к стойке кассира. У него была походка солидного человека. Или чванливого.

– Я принес старые чеки, – сказал Дуган и мысленно пожелал Орвилу заниматься своими делами и не лезть в чужие. – Решил, что нечего их хранить, когда они могут принести хоть маленький процент.

Орвил склонился над полдюжиной счетов, которые Дуган положил на прилавок у кассы.

– Это долговые обязательства Гюнтера, я прав?

– Да, на угодья для охоты на куропаток.

Несколько лет назад Дуган купил эти земли по случаю и за небольшую плату. Они пустовали, и Дуган сдал их в аренду Гюнтеру.

– Не скоро ты за это что-нибудь получишь, – сказал Орвил. Он повернул голову к окну, оставил бумаги и усмехнулся. – Ты смотри, наш доктор прибыла собственной персоной.

– Да, в самом деле?

Дуган надеялся, что голос не выдаст его. Будь он проклят, если позволит Орвилу догадаться, как подпрыгнуло его сердце.

Дуган знал, что Клэр приехала из Филадельфии. Об этом ему сказал его работник, вернувшийся из города. Через десять минут председатель попечительского совета уже мчался в своем пикапе в Сьерру, придумав не очень основательный повод.

Четыре недели со дня отъезда Клэр – двадцать восемь перечеркнутых дней в календаре – тянулись томительно долго. Иногда Дугану казалось, что Клэр вообще не вернется. Он ходил мрачнее тучи, работник его даже заявил, что если хозяин не придет в себя, пусть ищет другого поденщика.

К счастью, Клэр позвонила и предупредила: если она сразу разорвет свой контракт с клиникой в Филадельфии, придется платить большую неустойку, поэтому она задерживается. Не будь этого звонка, он бы, наверное, сошел с ума, решив, что Клэр передумала.

– Отличную машину она купила, – сказал Орвил.

– Дорогая машина, – признал Дуган.

Они смотрели на голубой «линкольн-континенталь», припаркованный у входа в гостиницу. Дуган подумал, что с тех пор, как Клэр покинула Сьерру, у нее появилась любовь к роскошным вещам.

– Она могла бы заказать автомобиль и через магазин Мозеса, – заметил Орвил.

– Ну, вы-то думали, что так и будет.

– Сегодня утром Гюнтер жаловался, что ему приходится доставлять ей кучу всяких пакетов. Ясное дело, сорит нашими деньгами. И не здесь, в городе. С такими ее привычками… Тебе повезло, что вы разошлись.

– Наш развод, Орвил, вас не касается.

Дуган убрал свою банковскую расчетную книжку в карман и направился к двери.

– Выйду-ка я подышать, – сказал он.

Орвил не отходил от окна, наблюдая, как Дуган поднимается по ступенькам гостиницы. Если он думал, что Дуган собирается устроить Клэр головомойку за то, что она сорит деньгами, то ошибался. Дуган действительно считал, что деньги нужно экономить всегда и на всем, а Клэр определенно влезла в долги. Но, с другой стороны, новая жизнь требует широкого жеста.

Едва Дуган подошел к двери, как услышал голоса двух спорящих, перебивающих друг друга людей. Один голос принадлежал Клэр. Дугану очень хотелось увидеть ее. Однако он колебался, не желая прерывать личный разговор. Он приник к ажурной решетке двери. И дыхание у него перехватило.

Там, на ступеньках лестницы, спиной к нему стояла Клэр. Он узнал бы ее в тысячной толпе. Узнал бы по золотому водопаду вьющихся волос. Этот водопад превращался в пушистое облако, окутывавшее ее грудь, когда она оказывалась над ним, лежащим в сладкой истоме.

Мышцы у Дугана вдруг налились такой силой, что он мог бы сорвать с петель массивную дверь. Хорошо, что Клэр не одна. Иначе он, наверное, не удержался бы, схватил ее в охапку и покрыл поцелуями, не оставив на теле местечка, к которому не прикоснулся бы губами.

Через закрытую дверь Дуган услышал грубый голос Гюнтера.

– В чем дело, доктор? Эммин магазин вас уже не устраивает?

Дуган увидел, что он отдает Клэр пакеты.

– Это не совсем так, Гюнтер, – оправдывалась Клэр. – Мне нужны новые вещи, а у меня нет времени ходить по магазинам. Вот я и выписываю все по каталогам.

– Ты там, в большом городе, видно, привыкла задирать нос. А птице, которая ходит по земле, длинный клюв не нужен. Остановилась в гостинице, хотя вполне могла бы жить у тетушки.

– Все это не ваше дело, Гюнтер. У тети Лилы нет свободной комнаты для меня. Сейчас у нее живет одна девушка, Памела Сью. Я остановилась здесь, потому что мне больше негде поселиться.

«Ты могла бы жить у меня», – подумал Дуган. И представил себе, что было бы, если бы он решился предложить ей это.

– А раньше? – не унимался Гюнтер. – Когда ты приезжала на этот совет?

– Тогда у тети жила Дикси Хинкл, которая нуждалась в уходе после операции.

– Я слышал, что тебе мало одной комнаты, ты сняла двухкомнатный номер.

– Я много работала, Гюнтер, чтобы достичь того, чего достигла. – В голосе Клэр слышалось волнение. – Эти комнаты очень малы. Я считаю, что могу позволить себе такую роскошь, как две смежные комнаты, пока не найду что-то постоянное.

Гюнтер не имел никакого права совать нос в дела Клэр, хотя сам Дуган в определенном смысле был согласен со старым охотником. Дуган никогда и ни с кем не стал бы обсуждать привычек Клэр копить или транжирить деньги. Но он не мог не заботиться о ее благополучии. А если Клэр влезет в долги – это будет очень неблагоразумно с ее строны.

10
{"b":"111483","o":1}