ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он приподнял голову и посмотрел на свой торс.

– Эй, доктор! – позвал он.

Клэр не разогнулась, только повернула к нему голову.

– Да?

– У меня вопрос.

– Что ты хочешь знать?

– Ты всегда нервничаешь, когда приходится работать с этой частью тела?

Клэр выпрямилась. Румянец залил ее щеки.

– Глупости. Конечно, нет. Я – врач. Я делаю это постоянно.

– Хм, постоянно?

– Конечно.

– И при этом у тебя постоянно дрожат руки?

Клэр отвела взгляд: Дуган смотрел на нее слишком пристально, и ей не хотелось, чтобы он прочитал в ее глазах смущение.

– Нет. Просто… просто здесь немного холодно, – пробормотала Клэр.

– Холодно? – переспросил Дуган.

Он освободил свои руки – вытащил из петель, закрепленных на кровати. Провел ладонями по груди.

– Мне совершенно не холодно, – притворно удивился он.

Дуган взял ее руку и прижал к своему плечу.

– Видишь? Никакой гусиной кожи.

Клэр выдернула руку. Она по-прежнему не смотрела на него, но Дуган был уверен, что она разозлилась. Отлично. Он этого и добивался, чтобы отвлечься…

– Не хочешь рассказать, как все это произошло? – спросила Клэр холодно и вернулась к его ранам.

Она старается обращаться с ним как с тяжело больным, не более того. Что ж, он подыграет ей. И все-таки, почему у нее дрожали пальцы? Неужели она до сих пор неравнодушна к нему?

– На прошлой неделе, – начал рассказывать Дуган, – я купил корм для быков. Те дурни, что привозили его, сломали забор, попортили мне посадки картофеля. И я решил огородить проволокой пастбище, чтобы неповадно было сокращать дорогу. Ты помнишь эту штуку, которую используют, чтобы натягивать колючую проволоку от столба к столбу?

– Да, – кивнула Клэр.

Она закончила перевязку, и оба вздохнули с облегчением. Она – потому что была недовольна собой, своими дрожавшими руками. Он – потому что надоело успокаивать свои мускулы.

Дуган с юмором рассказывал, как машина, выдающая проволоку, отказывалась работать, а он пытался заставить ее. В конце концов машина разозлилась и выплюнула колючую проволоку ему в ногу. Он шутил, вспоминая, как добирался до города в полуобморочном состоянии.

– Ты должен пролежать неделю в постели, – сказала Клэр. – И боюсь, что тебе придется купить новый пикап.

Дуган уткнулся в подушку и застонал.

– Я купил его два месяца назад.

– Это всего лишь деньги, Дуган, – утешила Клэр.

Она закрыла белой простыней небольшую раму, которую установили над ногой Дугана. Потом сняла резиновые перчатки и бросила их в корзину около кровати.

Клэр права. Это только деньги. Разбитый пикап – еще слишком малая плата за неделю пребывания здесь. Она будет своими нежными, трепетными пальчиками ухаживать за его раной на ноге, рядом с…

– Оу! – вскрикнул Дуган и тут же извинился.

– Я же тебе велела не шевелиться!

«Конечно, доктор, – подумал Дуган, – попробуйте приказать это моему дружку, рядом с которым только что были ваши пальчики».

Клэр села в кресло-качалку и привычным жестом убрала волосы с висков. Какие чудесные у нее волосы. Светлые, пушистые, как у персидского котенка. Недавно к нему в амбар забралась кошка и родила полдюжины симпатичных котят. Маленькие, пушистые, словно окутанные нежной дымкой, они забавно возились и играли друг с другом. Возможно, Клэр будет интересно на них посмотреть. Возможно, они с ней сами затеят, как прежде, игру на сене. Он будет обнимать ее, ощущать ее тело под своим, погрузит пальцы в ее воздушные мягкие волосы.

– Оу! – снова вскрикнул Дуган.

«Опять ты за свое. Лежи спокойно, кому я сказал!»

Клэр не могла слышать этой его мысли.

– Дуган! – сказала она. – Ты хочешь, чтобы тебя привязали?

– Доктор, если бы вы знали, как забавно это звучит.

Клэр наверняка не догадывается, что с ним происходит. Иначе она не сидела бы так спокойно, положив руки на колени. Какие у нее красивые, длинные пальцы! Интересно, не понадобится ли ему массаж после выздоровления? Массаж делают медсестры. А врачи?

– Ты не должен был заниматься опасной работой один, – сказала Клэр. – Дуган, ты понимаешь, что мог погибнуть?

– Но я выжил, – улыбнулся он. – Ты меня спасла.

– Дуган!

– Мой работник или заболел, или просто увиливает от работы. Если бы я не загородил пастбище, бычки бы разбрелись. И Джозеф Виткобс, наверное, сошел бы с ума от потравы, которую они могли учинить. Спасибо, что вы вытащили меня с того света, доктор!

– К вашим услугам, сэр, – улыбнулась Клэр.

– Хм, к моим…

Дуган смотрел на Клэр, и постепенно улыбка сползала с его лица, уступая место недоумению и озабоченности. Губы у Клэр дрожали. Она опустила руки на край сиденья и сильно раскачивала качалку. Ее движения были неравномерными, судорожными, как при очень сильном волнении.

– Что с тобой? – сросил Дуган.

Клэр резко остановила кресло-качалку. Она повернулась к нему и, пристально глядя прямо в глаза, требовательно спросила:

– Почему ты услал меня из города?

Ее вопрос доставил такую же боль, как шипы, врезавшиеся в его тело. Только теперь они вонзились в сердце. Черт побери, что он мог наболтать тут в беспамятстве? И что теперь отвечать? Нужно постараться замять этот разговор.

– Ты знаешь, почему.

– Потому что ты разлюбил меня, правильно?

– Что-то вроде этого.

– Я хочу услышать это от тебя самого. Ну, говори: «Я сложил твои вещички и втолкнул тебя в автобус, потому что я больше не любил тебя». Давай, Дуган, скажи!

– Потом, доктор. Я ужасно устал.

Он закрыл глаза и повернул голову к стене.

– О, нет! – Клэр схватила его руку и впилась в нее ногтями. Следы от них пройдут недели через две. – Открой глаза, Дуган Николс! – требовала Клэр. – Я заставлю тебя отвечать!

– Я думал, мы договорились простить и забыть, оставить прошлое в покое, – сказал Дуган уклончиво.

– Это было до того, как я услышала твой бред во время болезни.

– Уверен, что он не имеет никакого смысла.

– Дуган, ты не ответил на мой вопрос. Почему ты выгнал меня?

Он столько раз мечтал рассказать ей все. Но сейчас, когда она прижала его к стенке, он боялся. Он знал Клэр и знал, что для страха у него основания были.

– Ты хочешь правду? – спросил он тихо.

– Без всяких прикрас.

– Тебе она не понравится.

– И все же.

– Ты не побьешь меня?

Дуган никак не мог начать и тянул время.

– Не сейчас, не в нынешнем твоем положении.

– Хорошо, я скажу.

Дуган глубоко вздохнул. Он бы многое отдал, чтобы избежать этого разговора. На самом деле он, оказывается, вовсе не хотел, чтобы Клэр узнала это. Но если он в бреду бросил какие-то намеки, она не успокоится, пока не узнает всю правду.

– Ты была больна.

– Да.

– Ужасно больна. Ты была такая худющая, просто кожа да кости.

– Кожа да кости, так, – повторила Клэр. – Продолжай.

– После смерти Анжелы казалось, душа твоя умерла, а тело стремится вслед за дочерью. Я видел, как ты ускользаешь от меня все дальше и дальше. У тебя потухли глаза, ты едва разговаривала. Клэр, я боялся, что теряю тебя, как потерял Анжелу.

– Терял меня? Это же бессмысленно. Ты потерял меня, когда услал прочь.

– С одной стороны – да, с другой – нет.

– Но почему ты…

– Я пытался отправить тебя в город, к Лиле. Ты помнишь? Чтобы ты отдохнула, набралась сил.

– Тебе была нужна моя помощь на ферме. Мое место было там.

– Мне нужно было, чтобы ты жила, а не умирала у меня на глазах. Я просто с ума сходил, не знал, что делать. Потом однажды я увидел, что ты у калитки читаешь какое-то письмо и плачешь. Это было письмо из медицинского института в Филадельфии. Они писали, что это последний год, когда ты еще можешь поступить к ним. Потом результаты экзаменов уже будут недействительны.

– Как ты узнал, что в письме?

– Я видел, что ты плакала. Слезы ручьем текли у тебя по щекам. Ты знаешь, что я никогда не рылся в твоих вещах, но здесь я должен был знать, что так расстроило тебя. Я дождался, когда ты уснешь, потом встал с кровати и обыскал весь дом, пока не нашел.

15
{"b":"111483","o":1}