ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Если на лице у меня все написано, – подумала Клэр, – то это будет черт знает что, когда мы вернемся в Сьерру».

* * *

Они приземлились в Браунсвилле, где таможенники США проверили каждый их чемодан, снова поднялись в воздух и взяли курс на Либбок.

Из отеля в Канкуне Клэр заранее позвонила в больницу города, и в аэропорту их ждал специальный автомобиль «скорой помощи», в который поместили Орвила. Клэр и Дуган последовали за «скорой» на такси.

В больнице им пришлось провести довольно много времени, пока они не убедились, что Орвил получил нужный уход, врачи сделали первое обследование и побеседовали с Клэр.

Еще час перелета – и самолет приземлился на ферме Дугана. Даже короткое отсутствие хозяина сказалось на порядке в усадьбе. Сильным ветром сорвало часть крыши телятника, и теперь в нем хозяйничали сквозняки. Напуганное ненастьем стадо завалило ограду и теперь паслось на поле со сладким картофелем Джозефа Виткобса.

Усаживая Клэр в свой пикап, Дуган мысленно прикидывал, во что ему обойдутся разрушения и сколько времени уйдет на ремонт. Попрощались они торопливо, каждый был занят своими заботами.

Прошло семь дней, в течение которых Клэр ни разу не виделась с Дуганом. Она даже не осознавала, как тоскует без него, пока проницательная Памела Сью не напомнила ей о пережитом.

– Вы очень изменились после той поездки, – сказала Памела.

Девушка лежала на кушетке – Клэр проводила очередной осмотр.

– Ты тоже, моя хорошая, – улыбнулась Клэр.

Про себя Клэр отметила, что, несмотря на все старания, лицо выдает ее. Остается только надеяться, что по нему не видно, как напрягается она каждый раз, когда звонит телефон, как соскучилась по мягкому голосу Дугана, по его ласковым рукам.

– Растем с каждым днем, – сказала Клэр и кивнула на живот Памелы.

– Растем и зреем. Скоро лопнем.

– Очень милое замечание, – усмехнулась Клэр. – Можешь одеваться.

– С малышом все в порядке?

– Насколько я могу судить, он здоров и резв, как жеребенок.

– Вот именно это у меня и родится.

Памела завела руки за спину, положила их на поясницу и слегка потянулась, болезненно сморщившись.

– Спина болит.

– Потерпи. Это нормально. Ты делаешь упражнения?

– Да, каждый день. Лила следит строго.

– Она молодец. Итак, помни, что ты должна сообщить мне о первых признаках родов. Мы отвезем тебя в Либбок. Я уже договорилась в больнице.

– А если не успеем? – Глаза Памелы испуганно округлились.

– Первые роды, как правило, протекают долго. Тебе совершенно не о чем волноваться, – успокоила Клэр. – И помни, что у меня есть биппер. Как только ты позвонишь, мы тут же отправимся.

Одетая в просторное платье для беременных, которое ей подарили Клэр и Лила, девушка выглядела неуклюжей и беспомощной. Она отвернулась от Клэр, чтобы скрыть слезы, плечи ее мелко вздрагивали. У Клэр сжалось сердце. Что станет с этой будущей матерью, которая сама, по сути, ребенок и нуждается в родительском участии?

– В чем дело, милая? – Клэр развернула ее к себе. – Ты боишься?

Памела отрицательно покачала головой, слезы ручьем текли по ее щекам.

– Лила говорит, что будет все время рядом со мной и что это не страшно.

– Что же тогда?

– Я только хотела бы… да неважно.

– Ну, ну, скажи мне. В чем дело?

Памела закусила губу, стараясь взять себя в руки, – маленькая девочка перед лицом взрослых проблем. Она заговорила прерывающимся голосом:

– Мне просто очень хочется, чтобы у малыша был отец. Хороший, нежный. Который бы заботился о маленьком и… обо мне. Чтобы он менял младенцу пеленки и кормил его из бутылочки, а потом учил бы его читать и считать. Такой… такой, как ваш Дуган, например.

– Мой Дуган? – изумилась Клэр.

Но Памела уверенно кивнула.

– Парень, с которым я… – сказала она, – ну, настоящий отец ребенка… бросил трубку телефона, когда я последний раз разговаривала с ним. А сначала он вообще заставлял меня избавиться от ребенка. О том, чтобы жениться, он не хотел и слышать.

Клэр обняла ее за плечи и тихонько погладила.

– Если бы девушки твоего возраста могли слышать эту историю, возможно, многие не стали бы так торопиться… Или, по крайней мере, были бы осмотрительнее.

– Извините меня, доктор Линвуд, что я так расклеилась. Обещаю, что больше не буду хныкать. Не знаю, как я справлюсь со всем, но я хочу всего добиться в жизни сама. Как вы.

– Вот и молодец!

Клэр ободряюще улыбалась, но на душе у нее скребли кошки. Можно многого добиться в жизни, но никогда не узнать радость материнства.

Она занесла в карточку Памелы данные обследования и уже собиралась встать, когда девушка спросила:

– А вы хотели когда-нибудь иметь детей?

Этот невинный вопрос пригвоздил Клэр к стулу. Она медленно закрыла папку. Очень не хотелось рассказывать Памеле о рождении и трагической смерти Анжелы. Прежде всего потому, что эта история может испугать девочку. Но и врать она тоже не могла.

– Я задала нескромный вопрос, доктор?

В глазах у Памелы любопытство боролось со смущением. Клэр решила отделаться молчанием. Она беззаботно махнула рукой и перевела разговор на другое.

– Все в порядке. Не забывай все мои предписания, и я жду тебя на следующей неделе.

– Вы не любите детей, да? – не унималась Памела.

– Конечно, люблю.

– Тогда почему…

– Тебе обязательно хочется знать?

– Да.

– Мне не хотелось тебе рассказывать, чтобы ты не беспокоилась о собственном ребенке. У меня была дочь, Памела. Ее звали… Анжела.

– А где она сейчас?

Клэр глубоко вздохнула и постаралась ответить ровным голосом.

– Она умерла.

– О! Доктор Линвуд! Извините меня. Я не знала, мне никто не сказал.

– Мне бы не хотелось, чтобы ты примеряла эту историю на себя. Сейчас совершенно иные обстоятельства. Тогда у нас не было доктора. А у меня возникли осложнения. Я хочу иметь детей, но… я не могу их иметь, Памела.

Клэр еще не окончила фразы, когда руки девушки обвили ее шею. В этом порыве было столько жалости и сочувствия, что Клэр невольно ощутила благодарность. Хотя если кто-то и нуждался сейчас в сочувствии, так это сама Памела.

– Это был ребенок Дугана? – спросила она.

– Да, – глубоко вздохнула Клэр.

– Я слышала, что вы были женаты.

– Много лет назад.

– Это, наверное, было ужасно для вас обоих – потерять ребенка.

– Да, ужасно. – Клэр отстранила от себя девушку и улыбнулась ей. – Но мы выжили. Жизнь продолжается.

– Так вот почему вы не хотите снова выходить за него замуж.

– Кто это говорит, что я не хочу выходить за него?

– Люди говорят, – пожала плечами Памела.

Клэр решила, что может быть откровенной с этой милой, любопытной девочкой.

– Вот что я тебе скажу. Я не бросала Дугана. Это он меня оставил. Конечно, потеря Анжелы нанесла нашей семейной жизни страшный удар.

– Он до сих пор вас любит.

– С чего ты взяла? – пробормотала Клэр.

– Да это сразу видно, когда он рядом с вами. Он с вас глаз не сводит.

– Боюсь, что ты неисправимый романтик.

– И вместе со мной еще половина города.

– Хорошо, и половина города знает лучше меня, что я не хочу выйти замуж за Дугана.

– Я не говорила этого.

– Честно говоря, мне все равно, что они думают. Единственное, что я поняла… – Клэр задумалась, подбирая слова, и неожиданно повторила его фразу, сказанную на ночном берегу: – Дуган и я… мы сейчас совсем другие люди. И все не так просто для нас.

– Может быть, доктор Линвуд. Но если бы я была на вашем месте, я бы из кожи вон лезла, чтобы быть рядом с таким человеком.

Они не услышали, как открылась дверь и вошла дежурная медсестра.

– Доктор Линвуд! Вы мне срочно нужны.

Лицо у сестры было перепуганным, руки дрожали.

– Что случилось?

– Срочный вызов.

– Кто?

– Гюнтер Бун.

– Где он?

– У себя в хижине. Это где-то далеко за городом.

27
{"b":"111483","o":1}