ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Help! Мой босс – обезьяна! Социальное поведение на работе с точки зрения биологии
Белая хризантема
Первый шаг к пропасти
Динозавры и другие пресмыкающиеся
Сториномика. Маркетинг, основанный на историях, в пострекламном мире
Запах фиалки
Корректировщик. Блицкрига не будет!
Повестка дня
Кофейная ведьма
A
A

– Думаю, что не очень. Она сказала, что каждый раз, когда мы виделись, как будто присутствовал кто-то третий. То есть ты. Ты всегда была в моем сердце.

Дуган поставил чашку на стол и взял руки Клэр в свои.

– Не будем об этом, – сказал он. – Я должен признаться тебе, что был не прав.

– В чем?

– В том, что обращался с тобой так, словно у тебя в голове опилки вместо мозгов.

– Это когда же? – рассмеялась Клэр.

– О, множество раз. И особенно когда читал тебе мораль по поводу твоего отношения к деньгам.

– Это верно. Давай, извиняйся.

– Я должен был быть более…

– Снисходительным?

– Вот, правильно, снисходительным.

– Дуган, я знаю, что тебе пришлось очень трудно. Я знаю, что ты экономил каждый цент, чтобы расплатиться с долгами деда. Но я – не твой дедушка. Я достаточно долго содержала себя сама. И не роскошествовала, конечно.

– Все понимаю. Буду держать рот на замке.

– Извинения приняты.

– Как ты представляешь себе, – сменил Дуган тему, – на какие деньги Памела будет содержать себя и ребенка?

– Ей придется не просто.

– Я несколько раз пытался поговорить с ней, но она уходит от разговора. Как Лила относится к тому, что Памела живет с ней?

– Нормально. Ты ведь знаешь Лилу, она бы пригрела сотню сирот, будь у нее деньги.

– Я собираюсь помочь Памеле и хотел это обсудить с тобой.

– И что ты планируешь?

– Немного денег сейчас и в будущем. Открыть счет в банке на образование Рэд.

– Но Памела может отказаться от помощи.

– Даже если Рэд будет голодать?

– Хорошо, посмотрим. – Клэр прислонилась к груди Дугана, он обнял ее. – Завтра до нашего отъезда нужно все это обсудить с ней.

* * *

Но получилось так, что разговор начала Памела. В воскресенье в полдень она пригласила Дугана и Клэр в гостиную.

В широком свободном платье, которое ей привезла Лила, девушка, насупившись, сидела в кресле. Волосы убраны на затылке в пучок. Клэр заметила, что в последние дни Памела пытается поменять свой подростковый стиль на более «взрослый». Клэр объясняла себе расстроенный вид девушки неумением ухаживать за ребенком.

– Привет, крошка, – сказал Дуган, входя.

Он погладил рыжие волосы Памелы и сел на диван рядом с Клэр. Им обоим пришла в голову одна и таже мысль: «Совсем дитя. Слишком юная, чтобы быть матерью». Но они были готовы всячески поддержать Памелу в трудную минуту.

– Я много думала, – сказала девушка, кусая губы. – О разных вещах.

– Каких вещах? – спросила Клэр ласково.

– В основном о Рэд.

– Ты собираешься назвать ее Рэд?

– Я никак не собираюсь ее назвать.

Дуган и Клэр обменялись удивленными взглядами.

– Я не хочу, чтобы вы думали, будто я не люблю ее. – Из глаз Памелы закапали слезы. – Я по-своему ее люблю.

Дуган подался вперед. Он положил локти на колени и внимательно посмотрел на Памелу.

– Что ты нам толкуешь, принцесса?

– Я пытаюсь сказать, что решила отказаться от ребенка.

Дуган вскочил с дивана, его глаза гневно сверкнули.

– Ты… ты… – заикался он, – ты не можешь этого сделать!

– Могу и сделаю.

Подбородок девушки мелко дрожал.

– Но, Памела! Если это из-за денег, то я уже говорил Клэр, что собираюсь помогать тебе. Клэр, скажи ей!

– Это так, девочка. Дуган будет помогать тебе. Мы не оставим тебя.

– Ничто меня не удержит, – пробормотала Памела.

Она встала, подошла к окну и несколько секунд смотрела, как ветер колышет зеленое море травы.

– Я не могу дать ей того, что нужно, – сказала Памела.

– Ты можешь дать ей любовь – это самое главное, – возразила Клэр.

– А одежда, книги, дом, наконец?

– Лила говорит, что ты можешь жить у нее сколько хочешь.

– Восемнадцать лет? Но и потом Рэд нужно где-то жить. – Голос у Памелы дрогнул. – Я не хочу, чтобы с ней произошло то же, что со мной. Ни дома, ни семьи, ни гроша за душой, – одни мечты.

– И все-таки давай не торопиться с решением, – мягко настаивала Клэр. – У тебя послеродовый шок. Это бывает. Твои гормоны еще не пришли в норму.

– И когда придут, ничего не изменится.

Памела говорила с такой решимостью, что Клэр поняла: она много думала, мучилась и, наверное, не откажется от этой жертвы. Из спальни, где обитали мать и ребенок, донесся плач. Клэр вскочила с места. Сердце ее разрывалось от жалости к девушке и от сознания того, что она может никогда в жизни больше не увидеть Рэд.

– Подождите, доктор, – остановила ее Памела. – Я хочу сама взять ее.

Дуган и Клэр не проронили ни слова, пока она не вышла из комнаты. Он ходил взад-вперед по ковру у камина.

– Что ты обо всем этом думаешь? – спросил Дуган.

Он обхватил голову руками, запустив пальцы в черные волосы, которыми Клэр так любила играть.

– Она еще очень молода, Дуган. Впереди у нее вся жизнь. Если она не изменит решения, мы должны будем смириться.

– Не могу, не могу представить, что Рэд будет жить где-то, а я не смогу видеть ее. – Он бросил отчаянный взгляд в сторону спальни. – Я стану самым несчастным человеком на свете, когда Лила увезет Памелу с ребенком, а ты отправишься в свою гостиницу.

Он услышал шаги Памелы и замолчал. Девушка вошла в гостиную с малышкой на руках. Рэд тихонько хныкала и тянулась к груди матери в поисках пищи. На Памеле было чужое платье, на ее ребенке – костюмчик, подаренный Лилой. Молодая мама неумело покачивала ребенка. Даже у Дугана это получалось лучше.

– Я уже сказала вам, что все обдумала. – Памела пыталась говорить решительно, но голос ее задрожал. – Мне шестнадцать лет. Мне нужно получить хоть какое-то образование. И тогда, если у меня будет ребенок, я смогу поднять его. Вы многому научили меня, доктор Линвуд, я благодарна вам за то, что взяли меня на работу, купили мне одежду… А теперь я должна вернуться домой… в Альбукерк. Закончить школу, найти работу. Может быть, я даже поступлю в колледж.

– А на что ты будешь жить? – сурово спросил Дуган.

– Придумаю. Главное, не поддаваться панике. Сумели же вы вытащить свою ферму. Вот и я хочу вытащить свою жизнь.

– Откуда ты знаешь… – начал Дуган.

Но девушка перебила его:

– И когда-нибудь я, может быть, тоже смогу помогать людям, как вы мне помогали. Я не знаю, хватит ли у меня способностей, чтобы стать врачом, но, думаю, медсестрой я буду.

– Ты можешь стать и врачом и кем хочешь, – пробормотала Клэр.

– Я хочу, чтобы Рэд было хорошо. Я и о ней думаю.

– Я начну все юридические хлопоты, как только ты скажешь. Но я тебя умоляю, Памела, – Клэр едва сдерживалась, чтобы не заплакать, – подожди две недели. Если ты не переменишь решение, я уверена, что даже здесь, в Техасе, есть сотни семейных пар, которые с радостью удочерят такую чудную девочку.

– Я не хочу, чтобы ее родителями были кто попало.

– Понимаю. Я обещаю тебе, что мы… отдадим Рэд только в очень хорошие, любящие руки.

Дуган отошел от камина, пересек комнату и сел рядом с Клэр. Он взял ее руки в свои. Она была благодарна ему за поддержку, потому что спокойствие давалось ей нелегко.

– Вы меня не поняли, – сказала Памела.

– Что мы не поняли? – переспросил Дуган.

– Я сказала, что не хочу, чтобы у нее были какие-то чужие родители.

Памела улыбнулась, поцеловала крошечный носик дочери и передала ее Клэр.

– Я хочу, чтобы вы были ее мамой, а Дуган – отцом.

34
{"b":"111483","o":1}