ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гюнтер отпрянул и зашелся кашлем.

– Я… не хочу… никакой помощи… от тебя, – он не мог справиться с удушьем.

– Опал, принесите, пожалуйста, Гюнтеру таз с холодной водой. И проследите, чтобы он продержал в ней руку минут тридцать.

– Этому старому дураку лучше туда голову засунуть, – проворчала официантка, но медленно направилась в строну кухни.

– Давно ли у вас этот кашель, Гюнтер? – спросила Клэр.

Кашель был глубокий, грудной, и после приступа охотник долго не мог отдышаться.

– Он всю жизнь кашляет, сколько помню, – сказала Лила. – Слишком прижимист, чтобы тратиться на доктора.

– Если вы зайдете сегодня вечером ко мне в гостиницу, я вас осмотрю, – пообещала Клэр.

– Я не…

– Платить не надо, – прервала его Клэр.

Гюнтер ничего не ответил и отвернулся к двери. Его лицо покраснело, то ли от кашля, то ли от негодования – понять было трудно.

Она вернулась к Лиле.

– Знаешь, тетя, мне что-то не по себе. Не удивлюсь, если окажется, что мое возвращение – большая ошибка.

Почувствовав чей-то взгляд, повернулась к окну. В просвет между клетчатыми занавесями прямо на нее смотрел Дуган. Он улыбался краешком рта, на щеке обозначилась ямочка. Она зажмурилась, а когда открыла глаза, Дугана уже не было. Клэр подошла к окну и увидела, что он садится в кабину грузовичка.

– Жаль, что уехала, не дождавшись лучших времен, – услышала она за спиной голос Опал. – У твоего сейчас дела идут хорошо.

Клэр резко повернулась. Пора Опал, а значит и всем в Сьерре, узнать правду, почему она уехала двенадцать лет назад.

– Для вашего сведения, я не бросала его…

– Он даже купил самолет, – продолжала Опал. – В самом деле, самолет. Маленький, правда, но настоящий. Теперь Дуган тех, кто заболеет, доставляет на самолете в больницу Либбока или Амарильо. Как они называют это?

– Медэвакуация, – ответила Клэр машинально.

Она подумала, что, очевидно, у Дугана действительно наладились дела, когда он избавился от жены.

– Ты хочешь посмотреть клинику? – Лила не очень ласково дернула племянницу за рукав. – Тогда сиди и ешь.

Но Клэр вяло водила вилкой по тарелке и думала о сегодняшних встречах в Сьерре.

* * *

Клэр не могла избавиться от грустных мыслей и утром следующего дня. Значит, Фред и Гюнтер считают именно ее виновницей развода. И дали понять, что не будут бить в литавры по поводу ее возвращения.

– Ничего не скажешь, замечательно. Просто замечательно, – пробормотала она.

Клэр застегнула красивую белую блузку, сшитую на заказ, надела светло-голубой костюм, который специально для этого случая долго и тщательно выбирала в магазине, – хотелось предстать перед больничным советом в строгом и элегантном наряде. Но, возможно, все это ни к чему, и у нее нет никаких шансов быть избранной.

А так хотелось получить эту работу! Есть Дуган или нет Дугана, почему прошлое должно вторгаться в ее нынешнюю жизнь и карьеру? Этого нельзя допустить. Сейчас главное – убедить совет в своей высокой квалификации и твердом решении вернуться в родной город. Бог свидетель, она была бы счастлива прожить здесь всю оставшуюся жизнь.

«Всю оставшуюся жизнь», – повторила она, спускаясь по старым дубовым ступеням в холл отеля. Когда-то у них с Дуганом была такая игра: он подхватывал ее на руки, кружил и требовал сказать, как долго она будет любить его; Клэр молчала и делала вид, что смущается, а на самом деле любовалась его ямочками на счастливом лице. Потом он опускал ее и продолжал «пытку» щекоткой. Клэр заливалась смехом, отбивалась и наконец выкрикивала: «Всю оставшуюся жизнь!»

Как жаль, что эти чувства не были взаимными!

За чашкой ароматного чая в холле Клэр встретилась с еще двумя соискателями. Клэр понравился пятидесятилетний педиатр из Амарильо, доктор Хардести. Но возраст будет явно играть против него. А вот специалист по инфекционным болезням из Чикаго настоящий конкурент. У него отличные рекомендации и весьма подходящий возраст – чуть больше тридцати. Если прибавить к этому мягкие располагающие манеры, приятную итальянского типа внешность и то, что он недавно развелся с женой, то успех у женской половины городка ему обеспечен.

Дверь столовой приоткрылась, и показалась Лила.

– Доктор Линвуд, совет приглашает вас.

Клэр улыбнулась, подхватила рекомендации и собственные проекты организации медицинской помощи в Сьерре. Она волновалась, но была уверена, что справится с волнением.

– Желаю удачи, – сказала Лила, прежде чем распахнуть дверь. – И постарайся не смотреть на меня, когда будешь там.

Замечание тетушки смутило Клэр.

Солнечный свет вливался в комнату через высокие окна, задрапированные тюлевыми занавесками. На столах расставлены букеты свежих цветов. В любое другое утро здесь бы толпились постояльцы, болтали с хозяйкой в ожидании завтрака, потягивали кофе за удобными столиками, покрытыми голубыми скатертями.

Но сегодня столовая была приготовлена для делового заседания попечительского совета. Девять его членов сидели за длинным столом спиной к двери и лицом к стулу для претендентов. «Инквизиторский стиль», – подумала Клэр. По блестящему лысому затылку она узнала Орвила Гаррисона. Кроме него и Лилы, за столом сидели еще две женщины и пять мужчин. Они будут определять ее судьбу. «Приготовиться к допросу первого класса», – велела себе Клэр.

Едва переступив порог, она почувствовала напряжение в комнате. В воздухе пахло свежими бисквитами. Вентилятор у потолка не мог разогнать ароматы кухни. И все-таки атмосфера была напряжена до крайности.

Она подошла поближе и, обводя взглядом сидящих за столом, попыталась догадаться, что означают эти смущенные лица. Негодуют ли они так же, как Фред и Гюнтер, из-за ее приезда? Или это нечто другое, чего она еще…

Не может быть! Клэр резко остановилась. Ослабевшие пальцы разжались, и рекомендации веером упали на ковер.

Дуган.

Клэр почувствовала, как ей сдавило горло. В десяти шагах от нее, в центре стола сидел Дуган. Она всегда ощущала, что его окружает интенсивное поле какой-то энергии: сидит ли он в седле на Аполузе или в кабине грузовичка, или улыбается ей за обеденным столом, а в его глазах светится радостное предвкушение того, что произойдет в спальне через несколько минут. И сейчас эта энергия вновь захватывала ее.

Лила послала племяннице грозный взгляд. «Возьми себя в руки, иначе ты произведешь на попечителей плохое впечатление», – говорили глаза тетушки.

Дрожащими руками Клэр собрала с пола бумаги, глубоко вдохнула и задержала дыхание, как бы призывая все свои силы. Этот прием помогал ей прежде справляться с волнением и приступами глубокой тоски в первый год после развода.

Чертов Дуган! Однажды он уже исковеркал ее жизнь, больше она этого не позволит. Нужно не обращать на него внимания и сосредоточиться на том, как убедить совет, что именно она – тот доктор, который нужен городу. «Легко сказать», – подумала Клэр.

Она обошла стол, вручая каждому члену совета свои рекомендации, пожимая руки и улыбаясь. Оказавшись рядом с Дуганом, она сумела сохранить деловой вид, хотя колени у нее подгибались. Он поздоровался с ней за руку, и она не смогла унять дрожь пальцев. Она надеялась, что он прочтет ее взгляд: «Пожалуйста, обращайся со мной, как с посторонней«. Но Дуган обворожительно улыбнулся и сказал хорошо знакомым, чуть хрипловатым голосом:

– С возвращением, Клэр!

– Спасибо, Дуган, – тихо ответила Клэр.

Она села на стул, который показался ей местом для пыток.

Целую вечность она ждала, пока члены совета изучат ее документы. Они должны убедить их, ведь Клэр выросла в Сьерре, хорошо знает характер местных жителей, их чувство собственного достоинства, их уважение к традициям. Осознает их страх за будущее детей, ведь молодым людям федеральное правительство платит деньги, чтобы они не занимались фермерством и не снижали цены на сельскохозяйственную продукцию. Вот молодежь и уезжает из Сьерры, пополняя армии бездельников в больших городах. Клэр понимала, что нужно местным жителям.

4
{"b":"111483","o":1}