ЛитМир - Электронная Библиотека

Спускаясь вниз после разговора с Агнес, Сюзанна чувствовала себя обессиленной, но довольной: преодолена очередная трудность. Но в гостиной Клаудии ждала еще одна – пришлось уверять заплаканную Лайлу Уолтон, что этот инцидент вовсе не говорит о ее несостоятельности как учителя, что преподавание всегда на три четверти передача необходимых знаний, а на одну – решение всевозможных сложностей, неизбежных в большом коллективе. И учитель, разумеется, не всегда пользуется любовью абсолютно всех без исключения учеников.

– Именно это я ей сейчас и втолковывала, – сказала Клаудия. – А теперь мы все вместе выпьем чаю, после чего ты, Лайла, можешь пойти лечь спать пораньше. Завтра вечером я сама вместо тебя помогу девочкам приготовить уроки, чтобы у тебя было время немного прийти в себя. Наверное, мне следовало позвать тебе в помощь Сесиль Пьер, хоть я и объявила сегодняшний день выходным, поскольку мы с Сюзанной, мистером Хакерби и мистером Аптоном были на приеме. Считай сегодняшний день боевым крещением. Исключая неприятный эпизод с Агнес, ты отлично справилась со своей задачей. Ведь школа по-прежнему стоит, не так ли? Она не сгорела и не рухнула от пушечного снаряда. Девочки живы-здоровы, по крайней мере никаких других противоречащих этому сведений у меня нет.

Лайла со смехом приняла от Клаудии чашку чая. Через четверть часа она поднималась к себе, чувствуя явное облегчение от того, что день наконец закончился.

– Что касается собственно преподавания, то тут Лайла на высоте, – сказала Клаудия, когда они с Сюзанной остались одни. – Но в остальном она пока слабовата. Возможно, она в итоге решит, что преподавание не ее стезя, хотя я не оставляю надежду, что все у нее в конце концов наладится. И очень надеюсь на мисс Томпсон. Она постарше и поопытнее. Она тебе понравилась?

– Да, – кивнула Сюзанна, вставая, чтобы налить им еще по одной чашке чая. – Правда, я с ней почти не разговаривала. У нее горят глаза. Я всегда верю тем, у кого такие глаза.

Клаудия рассмеялась.

– Если она к нам приедет, ее чувство юмора подвергнется испытанию, – сказала она, – ведь его наличие – непременное условие для работы в школе. Можно ли достичь успехов в преподавании, не замечая вокруг смешного? Лично я в этом сомневаюсь.

Разговор на время затих – они пили чай. И Сюзанна вновь мысленно вернулась в бальный зал, где сегодня вальсировала с виконтом Уитлифом. И к их вполне мирному прощанию. Она тогда запретила себе впадать в уныние, как, впрочем, и сейчас.

Приятно было снова увидеть виконта Уитлифа и узнать, что в Бат его привело беспокойство о ней и ощущение собственной ответственности.

Но сейчас к ней пришло неизбежное болезненное ощущение опустошенности, от которого некуда было деться.

– Я всегда очень чутко улавливаю настроения, – заговорила Клаудия. – Учителю, я уверена, без этого не обойтись. Порой я чувствую неприятности или даже беды задолго до того, как они обрушиваются.

Сюзанна отпила из чашки. Она еще не знала, к чему клонит Клаудия.

– Ты познакомилась с виконтом Уитлифом этим летом, когда гостила в Баркли-Корте, – продолжала Клаудия.

– Да, – осторожно подтвердила Сюзанна. – Он жил в Харфорд-Хаусе. Младший мистер Рейкрофт – его друг. Ты, наверное, знакома с ним и его родней.

Клаудия согласно кивнула. Она тоже в этом году, еще до отъезда Френсис в Европу, провела несколько дней в Баркли-Корте.

– Виконт на первый взгляд человек самодовольный и – что и говорить – настоящий красавец. И граф Эджком, и мисс Томпсон уверяли меня, что я ошибаюсь на его счет. Однако ни ты, ни Френсис своего мнения о нем не высказали. Во время свадебного торжества ты съела полсандвича с огурцом и лишь треть своей порции смородинного пирога, а за чаем вопреки своему обыкновению молчала как воды в рот набрав. Да и Френсис не лучше – все время с тревогой поглядывала на тебя. Тут, признаться, особого чутья не нужно – все на поверхности.

Сюзанна решила, что притворяться, будто она не понимает, о чем речь, бессмысленно. Они с Клаудией давно знали друг друга и много лет дружили – с тех пор как она, Сюзанна, стала взрослой. А после отъезда Анны они сблизились еще больше.

– Это не совсем то, что ты думаешь, – ответила Сюзанна.

– А что я думаю? – Клаудия проницательно посмотрела на Сюзанну.

– Мы с виконтом Уитлифом просто друзья, – объяснила Сюзанна. – Я никогда не питала иллюзий насчет того, что между нами возможно нечто большее, и не желала этого. Он милый и к тому же очень добрый – я не раз имела возможность убедиться в его доброте. Когда отпуск закончился, мне было грустно с ним расставаться. Френсис решила, что я в него влюбилась, и, вероятно, до сих пор продолжает так считать. Но она ошибается. Мне сегодня было приятно снова его видеть, танцевать с ним, но… да, собственно, все. Думаю, я больше никогда его не увижу, оно и хорошо. Я не лишусь из-за него сна.

Сюзанна улыбнулась. И пролила чай на блюдце. Поспешно опустив чашку, она ждала, когда уймется дрожь в руках.

Боже всемогущий! Еще немного, и она расплачется, как в тот вечер после бала перед Френсис. Какой стыд!

– Разве не досадно, – вздохнула Клаудия после короткого молчания, – что мы, женщины, не можем ни вытравить в себе потребность любить мужчину, быть им любимой и растить детей, ни реализовывать эти инстинкты в общении с нашими учениками, коллегами и подругами? Ах, как было бы хорошо, если бы мы, когда наши шансы найти подходящую пару и удачно выйти замуж почти равны нулю, не ощущали бы потребности в мужчине, в том физическом и эмоциональном удовлетворении, которое он может нам дать!

Никогда прежде Клаудия не говорила при Сюзанне о потребности иметь мужчину… о физической потребности в нем. Сюзанне раньше не приходило в голову, что и ее мучают подобные вопросы. Клаудии было за тридцать. Когда Сюзанна появилась в школе, она уже была взрослой. И все это время она жила без мужчины.

– Когда ты выросла, я смогла предложить тебе лишь относительную уверенность в будущем, которую обеспечивает место школьной учительницы, – сказала Клаудия. – Но несмотря на твою красоту, живой характер и ум, я, увы, не в состоянии найти тебе жениха.

– Боже мой, Клаудия, – отозвалась Сюзанна, опуская чашку с блюдцем на стол, – ты и без того очень много для меня сделала. И я не влюблена ни в виконта Уитлифа, ни в кого другого.

Клаудия снова вздохнула.

– Ну разумеется, нет! – отрывисто бросила она. – Ладно, пожалуй, пора спать. Еще не поздно, но у нас с тобой позади длинный, суматошный, полный разнообразных впечатлений день, и я просто валюсь с ног. И потом, я пообещала завтра вечером, помимо остальных своих дел, помочь девочкам с уроками.

– Мы с девочками завтра репетируем рождественский спектакль, – сказала Сюзанна, – если бы не это, я сама бы помогла им с уроками.

Жизнь продолжается, несколько минут спустя подумала Сюзанна, закрыв за собой дверь своей комнаты. Что ж, она пережила этот август, переживет и сегодняшний день, который добавит ярких красок воспоминаниям о лете. Сюзанну радовало, что виконт Уитлиф приехал справиться о ее состоянии. Она была уверена: случись то, чего он опасался, он не бросил бы ее на произвол судьбы. В том у нее не было ни малейших сомнений, хотя он не говорил ей этого.

И все же он был тем мужчиной, который мог ей нравиться и даже…

Ну конечно, она все еще его любила.

Отрицать это было бы глупо.

Но это пройдет, она переживет это, как пережила в августе. «Вот только когда это случится?» – с тоской думала Сюзанна. Когда умирает безответная, неудовлетворенная любовь? Ведь не длится же она вечно? По крайней мере Сюзанна всем сердцем на это надеялась.

Она страстно ждала тот день, когда сможет без боли, только с радостью и светлым чувством вспоминать все то, что связано с ним.

Этот день еще не настал.

До него далеко.

На следующее утро Питер не поехал в Элвесли-Парк, хотя Лорен с Китом уверяли, что ему там всегда рады, да и дети звали его с собой. Он отказался, оправдываясь тем, что должен в тот же день, но чуть позже отправиться в Лондон – у него там дело. Дело состояло в том, чтобы присмотреть новых лошадей, хотя и для недовольства уже имеющимися гнедыми причин не было. К тому же следовало появиться в клубах, прежде всего в «Уайтсе», посмотреть, кто остался в городе и не появились ли новые лица, а также узнать свежие новости и сплетни, хотя последнее вряд ли можно было назвать делом.

42
{"b":"111484","o":1}