ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я знаю. И нам придется оградить наш участок стеной. Да и сам дом тоже обойдется недешево, но тебе он страшно понравится. Он уже сейчас на плане выглядит просто потрясающе.

– Что?! – Тамара резко повернулась к нему, ее глаза метали молнии. – Луи, ты хочешь сказать, что сделал проект дома, даже не посоветовавшись со мной?

– В общем, да, – поеживаясь, ответил он. – Я лучше всех знаю твои потребности и вкусы. И я также знаю, что нужно мне. Послушай, не надо огорчаться. Я знаю, что тебе нравится дом, который мы снимаем, но обещаю тебе, что этот тебе понравится намного больше. У тебя будет такой сад, который и не снился. По сравнению с ним Эдем и Висячие сады Семирамиды покажутся просто клочками земли, заросшими сорняками. – Он усмехнулся.

– Ты все это провернул за моей спиной, – укоризненно сказала она.

– Тамара, ты делаешь из этого какую-то греческую трагедию.

– Возможно, это так и есть.

– Нет, не так. Я хотел преподнести тебе сюрприз. И делал все втайне от тебя просто потому, что ты так занята и не успеваешь сделать даже половины того, что тебе хочется. Я только хотел облегчить тебе жизнь, если хочешь, давай забудем о доме и выставим участок на продажу. Не стоит иметь его, если он проляжет между нами. Я не хочу, чтобы мы ссорились.

– Я тоже не хочу, – спокойно сказала Тамара, растаяв от его слов. – Прости меня за то, что я так себя вела. Просто для меня это было… страшной неожиданностью. – Она застенчиво улыбнулась. – Я вела себя глупо.

Подняв голову, она посмотрела на его загорелое лицо и сверкающие глаза. В них была какая-то гипнотическая сила, такая же, как в луне, которая таинственным образом влияет на приливы и отливы. Луис обхватил руками ее лицо и нежно приподнял. Затем приник к ней губами.

Его рот был влажным и мягким и обещал тысячу наслаждений. Последние остатки гнева и раздражения покинули ее. Она вдруг ослабела, чувствуя, как разгорается в ней желание. Тамара хотела, чтобы поцелуй продолжался вечно, чтобы он овладел ею прямо здесь.

Но она все же нашла в себе силы отпрянуть от него.

– Довольно… хватит, – смеясь, хрипло прошептала она. – Не знаю, что я могу сделать, если мы не остановимся.

– Мы будем приезжать сюда… часто.

– Да.

Они молча шли по пересохшему руслу к машине, держась за руки, словно влюбленные подростки. Тамара чувствовала, словно удовлетворение разливается теплом по ее телу. После ссоры и примирения они всегда вели себя как молодые влюбленные, как будто гнев неведомым образом перерождается в страсть.

– А что теперь? – спросила она, когда они подошли к машине.

Он прислонился спиной к теплому капоту «дюсенберга».

– Ты говоришь о доме? Она кивнула.

– Нам не помешает объединить наши финансы. Сейчас все устроено так, что твои и мои гонорары автоматически поступают на наши счета. Что касается дома, было бы гораздо удобнее, если бы мы оплачивали все расходы с общего счета.

– По-моему, это разумно. Он слегка улыбнулся.

– Только ведь ты – моя жена, а мне не хочется пользоваться твоими деньгами.

– Ради Бога, почему? Чем тебе не нравятся мои деньги?

Он глубоко вздохнул.

– Просто меня так воспитали. Мужчина обязан обеспечивать свою семью.

– Но это же глупо! – пожурила она его. Затем посмотрела на него повнимательнее. – Ты говоришь это всерьез, да?

Он кивнул.

– Просто мне это не очень нравится. Но я уверен, это пройдет.

Она почувствовала раздражение.

– Надеюсь.

– В любом случае, сейчас все сводится к деньгам. Я заплатил за землю и за услуги архитектора со своего счета, но на дом мне не хватит. Общий счет намного упростит дело. Если тебе эта идея не нравится, а, честно говоря, мне она совсем не нравится, я подготовил для тебя доверенность. Она всего лишь временная, и тебе надо просто подписать ее. И тогда, до тех пор пока не истечет ее срок, я смогу без проблем пользоваться твоими деньгами. Таким образом, я смогу переводить средства с обоих наших счетов на специальный, который будет включать лишь расходы, связанные со строительством дома. Но у каждого из нас будут по-прежнему отдельные счета.

– А я не могу просто выписывать чеки по мере необходимости?

– Я думал об этом, но что, если мне срочно понадобятся деньги, а ты в это время будешь в отъезде?

– Понимаю. – Тамара на минуту задумалась. – А как ты думаешь, во сколько нам обойдется дом?

Он пристально посмотрел на нее.

– В двести тысяч долларов.

– Двести тысяч! – поперхнулась она. Недоверчивое выражение затуманило ее лицо. – Что мы собираемся здесь построить? Версаль?

– Всего лишь скромную копию, – попытался пошутить Луис. – Вообще-то все не так страшно, если представить себе всю картину. Я узнавал, средний домишко в семь комнат в Беверли-Хиллз стоит пять тысяч долларов.

– Это сороковая часть названной тобой суммы.

– Я знаю. Но ты не должна забывать, что нам нужно что-то лучше среднего. К тому же это совершенно необработанная земля. Здесь нет дорог. Нет электричества. Придется бурить водяную скважину. Проводить канализацию. Обносить участок стеной.

– А сколько вообще стоит этот участок? – спросила Тамара.

– Двенадцать тысяч. Она задохнулась.

– Это… это довольно круто. Он показал на холм.

– Здесь двенадцать с половиной акров превосходной земли. Это тебе не пустяки.

Она подняла на него глаза и хрипло сказала:

– Да, наверное, ты прав.

Луис озабоченно посмотрел на нее.

– Что с тобой? Ты выглядишь так, как будто увидела привидение.

– Скорее призрак бедности, – мрачно сказала она.

– Принцесса! Возьми себя в руки. Мы говорим о доме, а не о какой-то там игрушке вроде яхты или машины. Люди каждый день покупают и продают дома.

– И каждый день дома переходят в собственность других людей. Достаточно открыть газету и посмотреть статистику.

Он покачал головой.

– Иногда я тебя не понимаю. Ты и дальше собираешься носиться с этой твоей идеей, что дом нас разорит? Скольких ты знаешь людей, с кем это случилось? Назови хотя бы одного.

– Король Баварии Людвиг. Он расхохотался.

– Которого ты знаешь лично, – давясь от смеха, проговорил он. – Будь же серьезной.

– Я и так серьезна, – озабоченно сказала Тамара. – Луи, если мы не откажемся от затеи строительства дома стоимостью в двести тысяч долларов, мы в конце концов разоримся!

Он продолжал смеяться.

– Ничего подобного. А кроме того, это же не означает, что нам надо сразу выложить всю сумму. Так никто не делает.

Ее лицо было по-прежнему озабоченным.

– Но разве мы можем это себе позволить? Я хочу сказать, что наши расходы превысят доходы…

– С моими тремя сотнями в неделю и твоей тысячей мы каждый месяц имеем более пяти тысяч двухсот долларов! Конечно, мы можем себе это позволить.

– Все не так просто, как кажется на первый взгляд, и ты это отлично знаешь, – протестующе сказала она, быстро сделав в уме некоторые подсчеты. – Мы играем с огнем. И не забывай о налогах.

– Согласен.

– И потом мы тратим просто астрономические суммы. Луи, нельзя же просто построить дом и оставить его пустым; нам придется его обставить. Где мы возьмем все эти деньги?

– Ради Бога, принцесса, – раздраженно сказал Луис, – мы богаты. Богаты. Б-о-г-а-т-ы. Богаты. Ты в состоянии это понять? Или ты все еще считаешь себя той девушкой, которую я нашел в кафе?

– Может, и так, – признала она. – Но я ни за что на свете не хочу оказаться там снова.

– Поверь мне, этого не случится. Через каких-то пять лет твой контракт кончится и ты сможешь диктовать свои собственные условия. Деньги потекут к тебе рекой.

– Как по мановению волшебной палочки, да?

– Ну, что-то в этом роде.

– Тогда почему нам ни разу не удалось отложить больше восьмисот долларов в месяц? А иногда и того меньше. Мне вообще кажется, что мы все время топчемся на одном месте.

– Для того чтобы больше получать, надо больше тратить, – уверенно сказал он. – Мы не можем сократить наши расходы. Это то, что подогревает интерес публики. Она не захочет, чтобы ее кумиры были похожи на живущих по соседству девушек.

107
{"b":"111487","o":1}