ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Костяная ведьма
Небесный капитан
Галактическая няня
Как стать лидером на работе и всем нравиться
Спартанцы XXI века
Шарко
Сердце ночи
Метро 2035. Царица ночи
Вселенная на твоей стороне. Как превратить страх в надежду на лучшее
A
A

– Ты как раз вовремя, – крикнула она. – Я уже приготовила кайзершмарн, он греется в духовке.

– Я привезла с собой шампанское. – Дэлия подошла к Инге и вручила ей пакет. – Я совсем забыла о нем и оставила его в автомобиле. Скорее всего, оно стало теплым.

Инга сунула в пакет руку.

– Бутылки еще холодные, но я все равно положу их в ведерко со льдом. – Она с улыбкой покачала головой. – Шампанское к кайзершмарн. Ты меня совсем избалуешь, Дэлия. Каждый раз, когда ты приезжаешь сюда, ты заставляешь меня чувствовать себя какой-то императрицей.

За ужином Дэлия поведала Инге о своем разрыве с Жеромом. Настроение у нее резко упало. Она равнодушно ковыряла вилкой в тарелке, едва прикоснувшись к нежнейшему, полному изюма омлету, который в совершенстве готовила Инга. Он был сладким и пышным, приправленным белоснежным слоем сахарной пудры и подавался вместе с густым домашним малиновым сиропом. Кусочек за кусочком она скармливала его Хэппи, который жадно поглощал лакомство.

Даже Инга не обращала внимания на еду. На ее обычно оживленном лице застыла печать скорби, и, казалось, она вот-вот расплачется.

Спустя некоторое время Дэлия почувствовала, что больше не в состоянии это вынести.

– Ты выглядишь так, как будто мир рухнул, – сказала она. – Пожалуйста, не будь такой печальной.

– Ничего не могу с этим поделать. – Инга быстро заморгала глазами. – Я вижу, как тебе больно, и чувствую себя от этого просто ужасно.

– Как сказала бы Пэтси, «это только миг по сравнению с вечностью», – бодро проговорила Дэлия, но улыбка получилась тусклой. – Конечно, понадобится какое-то время, но в конце концов я справлюсь.

– Я только хочу, чтобы ты была счастлива. – Инга шмыгнула носом. – Нельзя сказать, что я требую слишком многого, правда?

– Боюсь, иногда требуешь. – Взгляд Дэлии стал стеклянным. – Но не волнуйся, я с этим справлюсь. Мне очень помогает то, что я – еврейка. – Она невесело рассмеялась. – Что бы ни обрушивалось на нас, мы всегда продолжаем идти вперед.

– Рано или поздно ты встретишь такого мужчину, который тебе нужен.

– Возможно. – Дэлия слегка повысила голос и посмотрела в глаза Инги. – А может быть, и нет. Есть много женщин, которым повезло, но также много и старых дев, которым…

Она увидела: Инга дернулась, как от удара, – и резко замолчала. Ее вдруг как громом поразило. Минута казалась нескончаемой. Дэлия прикусила губу.

– Прости меня, Инга, – с несчастным видом сказала она, чувствуя, как сознание вины переполняет ее. Она сердито нахмурилась и покачала головой. – Я не хотела…

Снова воцарилось неловкое молчание. Спустя мгновение Инга печально улыбнулась, проводя пальцем по ножке своего бокала с шампанским.

– Я знаю, что не хотела, – мягко произнесла она. – Давай забудем, что мы об этом говорили, ладно?

Дэлия кивнула. Она была этому только рада. Но, хотя они больше не затрагивали эту тему, она витала в воздухе, словно какой-то зловещий дух, вызванный на спиритическом сеансе.

Инга вообще не встретила мужчину в своей жизни. Есть люди, которые обречены пройти по жизни в одиночестве, и Инга была из их числа. Она никогда на это не жаловалась и держала свои мысли при себе, но сейчас Дэлия, поглощенная собственными переживаниями, нечаянно разбередила ее рану.

«Проклятье! – думала Дэлия. – Почему вдруг я сболтнула эту глупость? Я люблю Ингу. У меня и в мыслях не было причинить ей боль».

– Уже поздно, – наконец сказала Инга. Отодвинув стул от стола, она встала. – Тебе пора немного поспать. Мы можем поговорить обо всем завтра.

Дэлия кивнула, поцеловала ее, чувствуя себя при этом совершенно несчастной, и виновато побежала к своему домику.

На следующее утро Ота занялась делами в конторе, а Дэлия и Инга отправились погулять по пляжу. Днем, сразу после ленча, позвонил Клайд Вулери.

– Вы меня помните? – спросил он, когда Инга передала Дэлии трубку. – Скромного клерка из магазина?

– Скорее, подающего надежды писателя, ну конечно, помню, – тепло отозвалась она. – Как жизнь?

– Скучно, скучно и еще раз скучно. Я надеялся, что вы сможете развеять мою хандру.

– Не может быть, чтобы писательская деятельность так плохо на вас действовала, – рассмеялась она. – И потом здесь просто тихо, а не скучно.

– Иногда я в этом сомневаюсь, – сказал он. – Обещание встретиться по-прежнему в силе?

Она невольно рассмеялась.

– В ваших устах это звучит так, как будто мы – невинные школьники. Тем не менее я с удовольствием с вами встречусь.

– Семь часов вас устраивает? Не забывайте, здесь вам не Нью-Йорк. В одиннадцать вечера все вымирает.

– Семь меня отлично устраивает.

– И не наряжайтесь. Оденьтесь небрежно.

Она снова рассмеялась.

– Вы об этом пожалеете.

– Сомневаюсь. – Он тоже рассмеялся. – Я за вами заеду. И не беспокойтесь, место, куда я собираюсь вас повезти, – такая глухомань, что, если вас кто-нибудь там узнает, я буду считать это чудом.

Дэлия улыбнулась в трубку. Он казался слишком хорошим, чтобы это было правдой.

Стоя на другом конце комнаты, Инга смотрела, как Дэлия повесила трубку. Она намеренно отошла подальше, чтобы не слышать разговора, но тем не менее умирала от любопытства.

– Он показался мне очень хорошим молодым человеком, – сказала она. – Такой вежливый.

– Если ты таким образом пытаешься что-то выудить из меня, хочу тебя предупредить, Инга, что твои методы мне знакомы.

– Тебе вовсе не обязательно сердиться, Дэлия, – с благородным негодованием отозвалась Инга. – Если хочешь держать что-то от меня в секрете, пожалуйста. К твоему сведению, у меня и без того есть чем заняться. – Она демонстративно принялась греметь посудой в раковине.

Дэлия подошла к ней, глядя, как Инга до блеска начищает «Твинклом» медные донышки каких-то и без того блестящих сковородок. Инга сделала вид, что не замечает ее, но спустя какое-то время принялась бросать в сторону Дэлии вопросительные взгляды.

– Ну ладно, Инга, – рассмеялась Дэлия. – Я скажу тебе то, что ты так жаждешь узнать. Тебе не надо готовить для меня обед, потому что он заедет за мной и мы куда-нибудь сходим.

Инга несколько смягчилась. Она перестала начищать медные сковородки и начала убирать кастрюли.

– Тебе полезно прогуляться, – сказала она, кивая головой.

– Я тоже так думаю. Ты только не жди меня.

– А я и не собиралась, – фыркнула Инга.

– И не волнуйся, если меня долго нет. Это всего лишь невинное свидание.

Инга сурово посмотрела на нее.

– Ты уже большая девочка, Дэлия. Я не вправе говорить тебе, что тебе можно делать и что нельзя.

Остаток дня Дэлия провела, купая Хэппи, помогая Инге в конторе и готовясь к выходу, потягивая кампари и шампанское. Она приняла к сведению подсказку Клайда, решив придать новое значение слову «небрежно». Ничего не стала делать с волосами, просто зачесала их набок, заколов несколькими заколками; получился очень эффектный волнистый хвост. Затем надела свою самую драгоценную пару выцветших джинсов «Левис», совершенно истрепанных, с дырками на коленках, просторную мужскую ковбойку в красную, синюю и желтую клетку и, заслышав, как пунктуально прибывший Клайд просигналил ей, схватила первые попавшиеся под руку аксессуары. На бегу надевая их, она почти не отдавала себе отчет в том, насколько они несовместимы: пояс в псевдо-западном стиле с тиснением и пряжкой из восемнадцатикаратного золота, который она небрежно нацепила на бедра, и пара сережек в виде рубиновых слезинок стоимостью в пятьдесят тысяч долларов в оправе их прекрасных бриллиантов в желтом золоте, которые Жером купил ей три с половиной года назад.

Завидев ее, Клайд выпрыгнул из автомобиля и, обогнув его, подошел к противоположной дверце. Это был старый армейский «джип», и даже несколько слоев краски защитного цвета не в состоянии были полностью скрыть места, где раньше были нанесены белые звезды и военные отметки.

46
{"b":"111488","o":1}