ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Как сообщила израильская полиция, вскрытие обнаружило у мистера Левина перелом шейных позвонков. По всей вероятности, после убийства один из людей, принимавших участие в похищении мисс Боралеви, встретил ее у трапа самолета. Находящаяся здесь, в Нью-Йорке, Пэтси Липшиц, агент мисс Боралеви, возможно, лучше всех выразила гнев и возмущение друзей и родных всех жертв похищения.

Экран заполнило лицо, как две капли воды похожее на лицо Шелли Уинтерс, и с такими же русыми кудряшками.

– Это просто возмутительно! Минуту назад у тебя все в порядке и ярко сияет солнце, а потом ты понятия не имеешь, что, черт возьми, происходит!

Камера снова переключилась на ведущего.

– Повторяю главное событие сегодняшнего дня: согласно поступившим из Израиля сообщениям, Дэлия Боралеви, всемирно известная кинозвезда, была похищена… К другим основным событиям относятся: военное правительство в…

Нажав кнопку на пульте, Наджиб выключил телевизор.

Его охватило ощущение какой-то странной раздвоенности, он не знал, что и думать. Хорошо это или плохо? Он понятия не имел, какие последствия может иметь это сообщение. С одной стороны, пресс-конференция была блестящей задумкой. Он не сомневался в том, что туристы, которые в день похищения Дэлии находились в аэропорту Бен-Гурион, начнут припоминать разные мелочи, свидетелями которых они оказались, но которым тогда не придали никакого значения, и связывать их с похищением. Очень скоро в полицию начнут поступать конкретные сведения. С этой точки зрения пресс-конференция, вероятно, была очень умным ходом.

С другой стороны, Наджиб опасался, что для Дэлии она могла иметь самые пагубные последствия. Нельзя исключать возможность того, что это известие, напугав Абдуллу, вынудит его переправить ее в другое место – и, возможно, такое, о котором даже Наджибу ничего не будет известно. Или же его дядя может впасть в один из приступов гнева, которыми он так славился, и прикажет убить ее на месте.

Но хуже всего было то, что пресс-конференция легко могла пробить брешь в его собственном плане спасения Дэлии.

С каменным лицом, положив руки на бедра, Наджиб застыл посередине комнаты.

Он просто не знал, что и подумать.

В тысяче двухстах милях к северо-западу от дворца начали надрываться телефоны.

– Я против того, чтобы вы сами отвечали на звонки, – с жаром говорил Дов Кохен из Шин Бет. Это был мужчина лет сорока с лицом, будто высеченным из гранита, его крупное тело явно не помещалось в слишком тесном для него пиджаке. В огромной фигуре и умных глазах было нечто успокаивающее. – Наши люди специально обучены тому, как поступать в подобных ситуациях. Я, конечно, понимаю, что вам хочется самим…

– Пожалуйста, мистер Кохен, – прервала его Тамара, быстро поднявшись с кресла. – Для нас крайне важно делать что-то.

Он окинул ее долгим взглядом.

– Вы можете пожалеть об этом, – предупредил он ее. – Невозможно предугадать, что за подонки могут сюда позвонить. На случай, если вы все-таки передумаете, я оставлю здесь двух своих парней, утром их сменят другие. И сам задержусь у вас на несколько часов.

– Благодарю вас. – Тамара попыталась улыбнуться, глядя, как он усаживается на стул и надевает наушники. В эту секунду пронзительно зазвонил телефон. – Подождите! – закричала она, рванувшись к параллельному телефону, в то время как Дэни нажимал кнопку записи на магнитофоне, подсоединенном к основному аппарату. Положив руку на вибрирующую телефонную трубку, он кивнул ей через комнату. Она кивнула в ответ, и они оба одновременно подняли трубки.

– Алло, – проговорил Дэни, с трудом сдерживая волнение. – У телефона Дэни Бен-Яков.

– Я звоню по поводу выкупа, – прорычал грубый голос.

Сердце Дэни, казалось, на мгновение остановилось, затем застучало как сумасшедшее. Он переглянулся с Тамарой. Она во все глаза смотрела на него из другого конца комнаты.

– Кто вы? – напряженным голосом спросила она.

– Не важно, кто я такой! – угрожающе произнес голос. – Слушайте внимательно. Мне нужен миллион долларов двадцатидолларовыми купюрами. Понятно?

– Да. – Дэни обеими руками сжимал телефонную трубку.

– Положите деньги в чемоданчик и принесите его на главный почтамт. Там внутри прямо у входа со стороны Яффа-роуд есть мусорный ящик. Его нельзя не заметить. Положите чемоданчик в ящик и уходите. Жду вас завтра в полдень!

– А как мы узнаем, что она…

– Делайте то, что вам сказано! – рявкнул голос. – И приходите один. Если мы заметим полицию, она будет убита.

– А как я… Алло! Алло! – Дэни отчаянно нажимал на рычаг, но связь оборвалась.

Трясущимися руками он положил трубку и обернулся к Дову Кохену.

– Не знаю, – с сомнением проговорил тот, пожимая плечами. – Вполне возможно, что это какой-то жулик.

Лицо Дэни пылало от гнева.

– Вы не думаете, что нам пора собирать деньги…

– Нет. Будем ждать. – Выражение лица Дова Кохена было мрачным, глаза смотрели жестко. – Вы же не можете раздавать по миллиону долларов каждому Абраму, Давиду или Мойше, который вам позвонит. Если это не блеф, они обязательно перезвонят. И тогда им придется представить доказательства того, что Дэлия у них и что она жива. В противном случае они ничего не получат.

– Алло. Говорит Дэни Бен-Яков.

– Это вы разыскиваете Дэлию Боралеви? – спросил незнакомый голос.

Дэни почувствовал, как железные тиски сдавили его грудь.

– Да, – напряженно ответил он. – Вам что-то известно?

– Я знаю, где она находится.

Дэни еще крепче вцепился руками в трубку.

– Вы можете сообщить мне, где она?

– Она у них.

– У них? У кого у них?

Голос перешел на шепот.

– Ну, знаете, у зеленых человечков. Тех, что прилетели на летающей тарелке. Они забрали ее на свою планету.

В трубке затрещало, послышался щелчок, и разговор прервался.

Звонивший повесил трубку.

– Проклятье! – Дэни швырнул на рычаг трубку и закрыл глаза.

Протянув вперед руки ладонями вверх, Дов с мольбой воздел к потолку глаза.

– Господи, помоги нам, – пробормотал он. – Не надо было предавать это дело гласности. Мы сами напросились на то, чтобы все сумасшедшие звонили нам.

– Алло. Говорит Дэни Бен-Яков.

– Я смотрела по телевизору вашу пресс-конференцию, – в голосе женщины слышалось едва сдерживаемое возбуждение. – Я звоню по тому номеру?

– Да, у вас есть какая-то информация?

– Я должна поговорить с Тамарой. Об этом буду разговаривать только с ней.

– Мне очень жаль, но ее сейчас нет. Могу я ей что-нибудь передать?

– Нет. Я буду говорить только с ней самой.

Вздохнув, Дэни кинул вопросительный взгляд на другой конец комнаты. Тамара кивнула.

– Алло, – любезно проговорила она. – Тамара у телефона.

Возбуждение в голосе женщины сменилось пронзительным визгом.

– Только потому, что ты богата и знаменита, ты можешь по телевидению просить помощи? А как быть нам, простым людям? Когда моя дочь болела, а у меня не было денег, доктора не сказали мне правду, и она умерла! Надеюсь, твоя Дэлия тоже умрет! А если это не произойдет, я сама ее убью!

Уронив трубку, Тамара с широко раскрытыми от ужаса глазами отпрянула назад. Комната с бешеной скоростью завертелась перед ней.

– Дорогая, дорогая. – Рядом с ней стоял Дэни, обхватив руками ее голову и укачивая, как ребенка. – Любимая, забудь обо всем, постарайся забыть…

– О, Дэни, Дэни, – простонала она, внезапно ощутив, насколько устала. – Как могут люди вести себя так ужасно? – Она подняла на него вопросительный взгляд. – Может быть, мистер Кохен прав? Возможно, будет лучше, если на звонки будут отвечать люди из Шин Бет. – Она содрогнулась и еще крепче прижалась к мужу. – Пойдем спать, Дэни. Сегодня был такой длинный день.

Кивнув, он помог ей подняться на ноги.

– Слишком длинный, – со вздохом согласился он, крепко держа ее. На его щеках заходили желваки. – Мне кажется, единственное, чего мы добились этой пресс-конференцией, это открыли ящик Пандоры.

72
{"b":"111488","o":1}