ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Много лет назад в дождливый вечер она сошла с тротуара, когда зажегся зеленый свет, и едва не угодила под колеса спортивного автомобиля. Она услышала зловещий визг тормозов, когда водитель, увидев ее, в последний момент успел нажать на педаль. Однако пугающее ощущение чего-то мощного, сдерживаемого лишь жесткой властью, но только и ждущего, чтобы его спустили с привязи, оставило неизгладимый отпечаток в ее сознании.

В столкновении с Эдвардом Арчером было что-то похожее. Несмотря на хорошо скроенный костюм и запах дорогого одеколона, он чем-то напоминал зверя. Инстинкт подсказывал ей, что он держал себя под жестким контролем, словно опытный убийца, скрывающийся под цивилизованной внешностью выхоленного фата. Об этом говорила то, как он схватил и пригнул ее руку, темная щетина, просвечивающая сквозь гладко выбритые щеки, сухощавое лицо с жестким выражением.

У нее перехватывало дыхание. Что чувствует нежная женская кожа, слегка соприкоснувшись с этой жесткой щетиной? Грубое царапанье, когда его губы будут опускаться по ее шее к плечам, потом к груди…

– Оливия? – Блокнот с набросками выпал из ее рук, когда она, вздрогнув, обернулась. В открытой двери стояла Дольчи, ее красивые волосы ярким нимбом обрамляли веснушчатое лицо. – Извини, пожалуйста, – сказала она, – я не хотела тебе помешать.

Оливия взяла себя в руки:

– Все в порядке. Я… я собиралась сделать эскизы этих драпри, которые мы должны… – У нее прервался голос, когда она нагнулась, чтобы подобрать блокнот. – Ничего не получается, – сказала она быстро. – Что, подошла моя очередь стать к прилавку?

– Нет, пока что моя. – Дольчи удивленно подняла брови. – Там тебя спрашивает посетитель.

– Заказчик? – спросила Оливия. Все мысли об Эдварде Арчере сразу отлетели прочь. Каждый новый заказ все еще был для нее событием.

– Нет, не думаю.

– Ладно. – Оливия тяжело вздохнула. – Интересно, какое еще разрешение я не оформила? Одному Богу известно, сколько еще их могло остаться… Департамент здоровья. Департамент налогов, Департамент труда… Что еще может от меня потребовать этот посетитель?

– Очень многого, если он не полный дурак! – неожиданно раздался знакомый мужской голос.

У Оливии замерло сердце.

– Оливия? – позвала Дольчи, но она уже повернулась на звук другого, мягкого, вкрадчивого голоса.

В открытой двери студии стоял Эдвард Арчер, под его распахнутым пиджаком виднелась кремовая рубашка с темным шелковым галстуком, руки были небрежно засунуты в карманы брюк и бугрились под их тканью. Увидев, как широко округлились глаза Оливии, он улыбнулся, при этом его рот скривился, что придало улыбке весьма двусмысленный характер. Оливия вспыхнула:

– Как вы посмели явиться сюда?

Его улыбка превратилась в ленивую гримасу.

– А какого черта вы так приветствуете клиента? – Он медленно и нахально обозрел всю ее фигуру в полотняном костюме, который она сама смоделировала для себя, до легких туфель от Чарлза Джордана, купленных прошлой весной на распродаже. Потом снова посмотрел ей в глаза:

– Или старина Чарли обеспечивает вас всеми теми «клиентами», каких только девушка может обслужить?

Лицо Оливии пошло пятнами. Он снова принимается за свое, и здесь, на ее собственной территории.

– Я бы не очень рассчитывал на старину Чарли, Оливия. – Он шагнул из дверного проема в комнату, обошел все стены, останавливаясь, чтобы взглянуть на развешанные по ним рисунки. – Ну-ну, – произнес он некоторое время спустя вкрадчивым, почти бархатным голосом, – но на вашем месте я бы не рассчитывал на старину Чарли вообще.

Черт бы побрал этого человека! Оливия собралась с духом и холодно сказала:

– Ваше присутствие здесь нежелательно, мистер Арчер!

Мужчина даже не взглянул в ее сторону; вместо ответа он остановился у окна, которое выходило на крохотный городской садик.

– Мило, очень мило.

Он повернулся к ней и широко улыбнулся, обнажив белые зубы.

– Кто бы мог подумать, Оливия, что такая незатейливая уловка сработает? Уверять старину Чарли, что вы не можете принять, что бы он вам ни предложил в тот день, уверять, что вы не хотите его денег…

– Убирайтесь прочь! – Она сделала шаг вперед. – Вы слышите меня, мистер Арчер? Убирайтесь из моего офиса сию же минуту!

– Я полагаю, он поднял ставку, а? – Арчер оперся на подоконник и скрестил руки на груди. – Черт побери, Чарли всегда вел себя как старый дурак… – Его глаза снова пробежали по ней медленно и оценивающе, так что она почувствовала себя под его взглядом обнаженной и ей захотелось заслониться от него. – Хотя на этот раз я, пожалуй, почти понимаю почему…

Дольчи подала голос:

– Оливия? Тебе нужна моя помощь? – Она перевела взгляд с Арчера на свою хозяйку. – Я имею в виду, может, ты хочешь, чтобы я… позвонила кому-нибудь? Или?..

– Ты можешь помочь этому… этому «джентльмену» найти выход, Дольчи.

Улыбка сползла с лица Арчера.

– Я никуда не собираюсь уходить.

Дольчи подошла поближе к Оливии.

– Что ты хочешь, чтобы я сделала? – шепнула она ей на ухо.

Но раньше, чем Оливия успела хоть что-то сказать, ей ответил Эдвард Арчер.

– Она хочет, чтобы вы вышли и закрыли за собой дверь, – сказал он спокойно. Потом взглянул Оливии в глаза: – Разве не так, мисс Харрис?

– Нет, – быстро, почти беззвучно ответила Оливия. – Не… Не уходи, Дольчи.

Ее поразила дрожь в собственном голосе. Как смел он так вести себя? Здесь была хозяйкой она, а не он. Он был посторонним. Осознание этого придало ей сил.

– Если вы хотите что-то сказать мне, мистер Арчер, – произнесла она холодно, – то лучше это сделать сейчас.

– Распорядитесь, чтобы она ушла. – Он мотнул головой в сторону Дольчи, которая все еще смотрела на него во все глаза. Теперь он уже говорил очень деловито, в его глазах, в выражении лица появилось что-то, от чего по спине Оливии пробежал холодок. – Мы с вами должны кое-что обсудить, мисс Харрис. И я предлагаю, чтобы мы сделали это наедине.

– Оливия? Должна ли я… может быть, вызвать полицию?

Эдвард Арчер в руках полицейских! Эта мысль была соблазнительна. Однако вызов полиции может оказаться непростительной глупостью, и Оливия знала это. «Мечта Оливии» располагалась на тихой улице, она уплатила большую сумму за скромные рекламные объявления в «Таймсе» и в нескольких рекламных журналах, но прибытие одной-единственной полицейской машины с ее мигающими фонарями и воющей сиреной принесет ей известность такого рода, что ее бизнесу это может очень повредить. Кроме того, инстинкт подсказывал, что она должна выслушать его. Была в нем сейчас какая-то жестокая решительность; что бы ни привело его сюда, с этим нужно было разобраться.

– Нет, Дольчи, – сказала она спокойно, – в этом нет необходимости. Спустись вниз, в выставочный зал. – Она с трудом заставила себя улыбнуться. – Мы не должны упускать клиентов, не так ли?

Девушка поджала губы.

– Я буду за дверью, – сказала она, бросив неприязненный взгляд в сторону Эдварда, – в случае чего ты меня позови, и я сразу прибегу.

Оливия выждала, пока за ней закрылась дверь. Она взглянула на часы, а затем на Эдварда Арчера.

– В вашем распоряжении минута, – сказала она сухо.

На его скуле дернулся мускул.

– Черт побери, это займет гораздо больше времени.

– Мистер Арчер, вы уже, потратили пять секунд.

– Вы неплохо поработали с тех пор, как мы виделись в последний раз. – Он смотрел на нее в упор холодными и оценивающими глазами. – Все проделано очень мило. Это производит впечатление.

– Девять секунд прошло, мистер Арчер.

Его губы растянулись в улыбке, обнажившей зубы.

– А что потом? Вы меня вышвырнете?

– Осталось тридцать девять секунд, и отсчет продолжается, – сказала Оливия, подходя к своему столу. Она нагнулась и стала перебирать бумаги на нем. Что ему нужно? Черт побери, что ему нужно?

– Мы оба знаем, что вы не в состоянии это сделать.

Она замерла, когда он подошел к ней. От его дыхания шелохнулись волосы на ее голове.

6
{"b":"111489","o":1}