ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обманка
Железный Человек. Экстремис
Неукротимый граф
Ласковый ветер Босфора
Господарство Псковское
Эгоизм – путь к успеху. Жизнь без комплексов
Ученица. Предать, чтобы обрести себя
Киселёв vs Zlobin. Битва за глубоко личное
Записки учительницы
A
A

– Каким образом? – осведомился Кембл.

– Сверните ему шею, а потом столкните с лестницы и скажите, что он сам упал.

– Хорошо, это действительно будет выглядеть как естественная смерть.

Венденхейм бросил взгляд на проезжавший в конце улицы кеб.

– Видите вон тот экипаж, который сейчас поворачивает в сторону Хеймаркет? – спросил он. – Если мы поторопимся, то догоним его.

– А зачем? Я и пешком дойду до Стрэнда.

– Нет, мы сейчас направляемся в Уэппинг, старина, – заявил виконт. – Я считаю, что нам следует нанести визит в участок речной полиции. Давайте выясним, что они знают о контрабанде оружия. А потом заодно посетим контору компании Невиллов. Вам, Кембл, будет полезно познакомиться с этим районом.

После ухода нежданных гостей Ксантия удалилась в свою комнату. Время ужина приближалось, однако она не спешила спускаться вниз, в столовую. Не замечая сгустившихся сумерек, Ксантия долго обдумывала сложившуюся ситуацию. Брат, несомненно, захочет поговорить с ней о предложении виконта, однако сначала ей хотелось прийти к каким-нибудь предварительным выводам.

Она сама вызвалась помочь Венденхейму, и ее поразило то, что он не отверг ее предложение. Возможно, виконт просто хватался за соломинку, находясь в полном отчаянии. Обвинения, выдвинутые им против лорда Нэша, были очень серьезными. Неужели Нэш – убийца? Ксантия с содроганием вспомнила жест Кембла, показавшего, каким образом было перерезано горло курьера. Все эти ужасные подробности не выходили у нее из головы. Она не могла отмахнуться от улик, имевшихся против Нэша.

Неужели Нэш действительно государственный преступник? Он обладал влиянием и богатством и привык получать от жизни все, чего ему хотелось. Нэш был противоречивой натурой, в нем странным образом сочетались свет и тьма. И это тревожило Ксантию. Она не сомневалась: этот человек вполне способен на смелые и дерзкие поступки. Но контрабанда оружия?.. Мог ли он решиться на столь серьезное преступление?

«Да, мог», – вынуждена была она ответить после некоторого размышления. Придя к такому выводу, Ксантия долго сидела, устремив невидящий взор в темноту. Она не знала, что могло толкнуть Нэша на такое преступление – идейные соображения, деньги или защита чьих-то интересов?

Ксантия не хотела плохо думать о Нэше. Но что она знала об этом человеке? Когда Венденхейм начал высказывать подозрения, касающиеся Нэша, Ксантия вдруг почувствовала себя обманутой. Как он посмел?.. Как он мог оказаться преступником, а не рыцарем в сияющих доспехах!

Все это выглядело, конечно, смешно. Какой из Нэша рыцарь? Он предпочел бы вооружиться огнестрельным оружием, а, не копьем и мечом. Ксантия вдруг заметила, что все это время теребила в руках носовой платочек, машинально завязывая на нем узелки. «Черт побери! – подумала она. – Я должна знать правду об этом человеке!» Она предложила сегодня Венденхейму свои услуги не из чувства долга или патриотизма. Ее просто одолевало женское любопытство. Что скрывает лорд Нэш? Что прячется за его высокомерием и самоуверенностью?

Ксантия понимала, что рискует жизнью, принимая участие в расследовании Венденхейма. Но она твердо решила сотрудничать с ним, потому что только так могла докопаться до истины.

Внезапно шорох у двери вывел ее из задумчивости. Подняв глаза, Ксантия увидела на пороге комнаты силуэт горничной.

– Прикажете зажечь лампу, мисс? – спросила девушка. – Скоро подадут ужин.

Ксантия отбросила в сторону измятый носовой платочек и встала.

– Спасибо, Эмми. Свет – это, пожалуй, именно то, что мне сейчас действительно нужно.

Глава 5

Шокирующее предложение, сделанное в Ричмонде

Супруги лорд и леди Хенслоу были хорошо известны в лондонском высшем обществе. Праздничные пикники, которые они устраивали каждый год в своем поместье в Ричмонде, пользовались большой популярностью. Нынешний пикник обещал стать настоящей сенсацией. Гости супругов Хенслоу плотным кольцом окружали палатку, в которой разместился буфет. Французскому повару удалось зажарить на вертеле огромного поросенка размером с пивную бочку, и теперь он, ловко орудуя кухонными ножами, нарезал ароматное мясо.

Внезапно один из ножей скользнул по кости, и его лезвие вспыхнуло на солнце. Публика ахнула и затаила дыхание. Лорд Нэш с равнодушным видом прошел мимо палатки, в которой разделывали несчастного поросенка. Это зрелище не могло взволновать его. Разве может спектакль, устроенный ловким французом, испугать того, кого однажды намеревались отправить на верную смерть от рук кровожадных турок?

Нэш подошел к лестнице, спускавшейся к зеленым лужайкам Хенслоу-Хауса. Лужайки походили на пышный изумрудный ковер и располагались каскадом – словно огромные широкие ступени, ведущие к реке.

На одной стороне нижнего яруса была устроена площадка для игры в кегли, на другой стояла белая садовая мебель – столики и стулья, украшенные гирляндами желто-белых флажков. Внизу протекала Темза, воды которой сверкали на солнце; здесь она была чистой и совсем не походила на ту мутную зловонную реку, что текла в черте Лондона.

Среди разгуливавших по лужайке дам Нэш узнал хозяйку поместья, она была похожа на розовый воздушный шарик, плывущий в море легкого шелка пастельных оттенков. Полноватую фигуру леди Хенслоу было легко различить в толпе. Нэш решительно направился к ней. Он хорошо относился к леди Хенслоу, старшей сестре своей мачехи, но, конечно же, приехал на пикник не из-за нее.

Леди Хенслоу издали заметила маркиза и поспешила ему навстречу, сияя от радости.

– Нэш? Я не верю своим глазам! – воскликнула она. – Я и не надеялась увидеть вас здесь.

Нэш поднес к губам ее руку.

– Дорогая моя, для меня огромное удовольствие побывать у вас в гостях. – Он низко поклонился хозяйке дома. – Я вижу, что вы решили затмить своим нарядом даже дебютанток этого сезона. Вам очень идет розовый цвет.

В глазах леди Хенслоу вспыхнули лукавые огоньки.

– Я вижу, мой мальчик, что вы до сих пор верны своим экзотическим континентальным манерам, – промолвила она, пряча усмешку. – Ни один истинный англичанин не поцеловал бы мою руку.

Нэш с удивлением взглянул на руку леди Хенслоу, к которой только что прикоснулся губами.

– Да, теперь я вижу, что вы в перчатках, – сказал он. – Но вы так обворожительны, что я не сразу заметил это и допустил оплошность.

Леди Хенслоу громко расхохоталась, хотя это было не совсем прилично.

– Будьте откровенны со мной, мой мальчик. Скажите, что на самом деле привело вас сюда? Только не говорите, что вы просто хотели повеселиться на моем скромном празднике!

Нэш улыбнулся.

– Разве я не могу приехать к своей тетушке без всякого дела?

– Конечно, можете. Но почему-то у вас не возникало такого желания на протяжении последних двадцати лет. Я уверена, что вы завели очередную интрижку, Стефан. Но я не допущу, чтобы на моем пикнике произошел скандал. Среди моих гостей совсем юные девушки, и я забочусь об их репутации.

Нэш спрятал улыбку.

– Я сторонюсь молоденьких неопытных девушек и завожу интрижки только с теми, кто уже достаточно повзрослел, чтобы иметь дело со мной.

Леди Хенслоу снова рассмеялась. Но тут ее позвали к палатке, в которой располагался буфет. Нэш решил, что французский повар в конце концов порезал себе палец острым ножом и теперь просит о помощи. Взяв с подноса проходившего мимо слуги бокал вина, он стал спускаться по террасам. Его провожали любопытные взгляды, и Нэш слышал, как дамы перешептывались у него за спиной. Не обращая на них внимания, он время от времени останавливался, чтобы поздороваться со знакомыми джентльменами. Их было немного.

Лондонское высшее общество было поделено на две части: одни, принадлежавшие к элите, составляли ядро, а другие образовывали черный ореол этого блестящего круга. Так вот Нэш относился к самому темному краю этого черного ореола.

У него не было знакомых среди зеленой молодежи. Нэш общался с более зрелыми и опытными джентльменами и дамами. Они узнавали друг друга по циничному выражению глаз и печати усталости на лице. Пикник под ярким солнцем дня был не для них. Эти люди зачастую вообще не выходили из дома раньше полуночи.

18
{"b":"111490","o":1}