ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я тоже не в силах, – ответила Ксантия. – Мне надоело встречаться с вами украдкой. На этот раз все должно быть иначе.

Нэш подхватил ее на руки и понес наверх.

– У меня есть для вас сюрприз, – сказал он неожиданно.

Миновав два пролета лестницы, Нэш вошел в свои покои, пересек спальню и уложил Ксантию на кровать. Ее длинные роскошные волосы рассыпались по парчовому покрывалу. Маркиз окинул ее взглядом – и тотчас же почувствовал, что его охватила дикая, первобытная страсть. Он готов был наброситься на Ксантию и яростно овладеть ею, не произнося ни слова.

Тут она вдруг заметила цветы и, немного поднявшись, уставилась на них с изумлением.

– О Боже… – пробормотала она. – Это гибискусы? Что происходит, Нэш?

Он наклонился над ней и заглянул ей в глаза.

– Я хотел, чтобы эти цветы напомнили вам о доме на Барбадосе.

По всей спальне были расставлены вазы с тропическими цветами – розовыми, персиковыми, темно-красными. Даже кровать была усыпана лепестками. Нэш сорвал ярко-розовый цветок с ветки, стоявшей в вазе у кровати, и протянул его Ксантии. Она взяла цветок и с наслаждением вдохнула знакомый аромат.

– Они действительно напоминают мне о доме. Вы знаете, наш дом окружала живая изгородь из этого кустарника. О Господи, Нэш, где вы нашли столько цветов гибискуса?

– Я ограбил все оранжереи Южной Англии, – сказал он с улыбкой.

Глаза Ксантии искрились от смеха и радости.

– Ограбили? – переспросила она.

– Ну, не совсем ограбил… Мои посыльные так рьяно уговаривали владельцев оранжерей расстаться с цветами, что те в конце концов решили, что уж лучше бы их ограбили. – Нэш сжал руку Ксантии. – На мой взгляд, вы принадлежите к тому типу женщин, с которыми следует предаваться любви на кровати, усыпанной лепестками цветов. Разве это не так?

Ксантия провела цветком по подбородку маркиза.

– Теперь я вижу, что вы – в моей власти, – сказала она. – Вам, наверное, безумно хочется доставить мне удовольствие.

Нэш засмеялся:

– Вы и представить себе не можете, как сильно мне этого хочется, дорогая моя!

Ксантия ударила его цветком по щеке.

– В таком случае разденьтесь, – потребовала она. – Я хочу полюбоваться вашей наготой.

– И зачем я только разорял все эти оранжереи? – с наигранным сожалением промолвил Нэш. – Оказывается, вы предпочитаете любоваться не прекрасными цветами, а кое-чем другим.

– Какой же вы негодяй! – давясь от смеха, воскликнула Ксантия. – Цветы, конечно, очень красивые. Вот уж никогда не думала, что распутники усыпают свои кровати цветками гибискуса.

Нэш поцеловал ее руку.

– Это я так ухаживаю за вами, – прошептал он. – А теперь лежите тихо, я буду соблазнять вас.

– Мне не хочется, чтобы меня соблазняли, я хочу, чтобы вы разделись, – заявила Ксантия. Сев на кровати посреди лепестков, она сбросила туфли. – Я хочу любоваться тем, что одновременно и прекрасно, и запретно.

Маркиз был ошеломлен ее словами. Он много раз раздевался в присутствии женщин, но то, чего требовала от него Ксантия, казалось невероятным – ведь он должен был не просто сбросить одежду, но продемонстрировать свою наготу.

А Ксантия уже начала действовать – ловко развязала шейный платок Нэша и сняла его. Маркиз посмотрел на нее с некоторым удивлением – откуда такая опытность?

– У меня было два брата, – пояснила Ксантия. – Они частенько приходили домой пьяные и тут же засыпали. Слуг у нас было мало, и мне приходилось самой их раздевать, так что со временем я в совершенстве овладела этим искусством.

Ее проворные пальцы быстро расстегнули пуговицы на жилете Нэша, и она стащила жилет вместе с подтяжками. Нэш вытащил подол рубашки из брюк и снял ее через голову. Ксантия затаила дыхание, увидев его великолепный торс. Нэш заметил, что Ксантия по достоинству оценила красоту его тела.

Она потянулась к маркизу, чтобы поцеловать его. Когда их губы слились воедино, она стала расстегивать его брюки. Однако Нэш не спешил предпринимать решительные действия. Насладившись поцелуем, он выпрямился и начал снимать с себя оставшуюся одежду – брюки, чулки и подштанники. Глаза Ксантии округлились, когда она наконец увидела маркиза нагим.

– О Боже!.. – ахнула она. – Вы действительно великолепны…

Нэш не считал себя красавцем. Юность с ее свежестью давно миновала, он был зрелым мужчиной, на которого жизненная борьба наложила свой отпечаток. Тем не менее комплимент Ксантии был приятен ему.

– А теперь, моя дорогая, настала ваша очередь продемонстрировать свои прелести, – сказал он, поднимая ее с кровати.

Нэш быстро расстегнул пуговицы сзади на ее платье, и в разрезе появилась изящная сорочка из тонкого белого шелка. Увидев ее лопатки, Нэш почувствовал, как у него пересохло во рту от волнения. «О Боже… Ведь это всего лишь спина», – подумал он, удивляясь своей реакции.

Немного помедлив, он снял с нее сорочку и нижние юбки, затем стащил с ее стройных ног чулки. Когда Ксантия осталась в одних панталончиках, Нэш выпрямился и сжал ладонями ее груди. Она затрепетала, и он медленно спустил с ее бедер панталоны.

Отступив на шаг, Нэш какое-то время любовался ею. Потом вдруг опустился перед ней на колени и, прижав ладони к ягодицам, с наслаждением вдохнул аромат ее тела. В следующее мгновение он прижался лицом к ее промежности, стараясь как можно глубже погрузить в нее язык. Ксантия громко застонала и, положив руки ему на плечи, впилась в них ногтями.

– Ложитесь, – прошептал он минуту спустя, и Ксантия тут же повиновалась.

Нэш навалился на нее и раздвинул коленом ее ноги. Они долго целовались, чувствуя, как нарастает их возбуждение. Наконец, прервав поцелуй, маркиз приподнялся и окинул Ксантию пылающим взглядом. Ее грудь с темно-розовыми ореолами вокруг отвердевших сосков высоко вздымалась и опускалась, а дыхание было частым и прерывистым. Он посмотрел ей в глаза и вдруг спросил:

– Вы что, боитесь меня?

– Да, немного, – прошептала Ксантия. – Я боюсь вас… себя тоже.

Нэш также боялся, хотя никогда не признался бы в этом. Его пугала сила и новизна чувств, которые он испытывал к Ксантии. Но об этом сейчас было лучше не думать.

Широко раздвинув ей ноги, он провел большим пальцем по влажной промежности. Ксантия громко вскрикнула и застонала. Нэш взял цветок гибискуса и провел им по ее груди. Жесткие зеленые листочки растения казались почти черными на фоне ее безупречной кожи молочной белизны. Когда же он провел цветком по соскам, они еще больше отвердели. И от прикосновений тяжёлого розового цветка по телу Ксантии пробегали волны дрожи.

Затем цветок скользнул ниже, к животу Ксантии и к ее бедрам. Наконец добрался до промежности. Когда же он коснулся складок, закрывавших путь в лоно, Ксантия затрепетала. Нэш раздвинул складки свободной рукой и провел цветком по чувствительной влажной плоти. Ксантия содрогнулась всем телом и громко закричала. Потом, задыхаясь, прошептала:

– Я… я не могу… Я хочу… чтобы вы вошли в меня.

– А вы не сдерживайте себя, дорогая. Вы же чувствуете прикосновения цветка к вашему бутону?

– Да, но я хочу… хочу… – Она снова застонала. – Я хочу большего! Хочу вас!

– Но ведь я с вами. Вам не нужно желать большего, Ксантия. Вы по своей натуре – дикая, необузданная, чувственная… И сейчас вы должны это доказать. – С этими словами маркиз погрузил цветок гибискуса еще глубже. И почти тотчас же из груди Ксантии вырвался вопль, а по телу ее пробежали судороги. Тут маркиз отбросил цветок и лег на Ксантию, содрогавшуюся от наслаждения. Он был вознагражден за свои старания. Ксантия была прекрасна в своей страсти.

Когда Ксантия наконец пришла в себя, она обнаружила, что лежит в объятиях Нэша. Их тела переплелись, и Ксантии вдруг почудилось, что они стали единым целым – и в буквальном, и в переносном смысле. В эти чарующие мгновения время как будто остановилось, и все, что находилось за пределами этой комнаты, этой ночи и этого человека, утратило для нее всякое значение.

38
{"b":"111490","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мозг подростка. Спасительные рекомендации нейробиолога для родителей тинейджеров
Крав-мага. Система израильского рукопашного боя
Экспедиция Оюнсу
Иномирье. Otherworld
Долбящий клавиши
Врата Кавказа
Наше будущее
Когда темные боги шутят
Отдел продаж по захвату рынка