ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Итак, миссис Уэскот, – промолвил Нэш, останавливаясь перед ней, – чем могу быть вам полезен? Судя по тому, что вы подняли меня с постели, дело, по которому вы пришли, не терпит отлагательства.

– Я подняла вас с постели? – в испуге переспросила гостья. – О, прошу прощения… Но мне сказали…

– Что вам сказали?

Миссис Уэскот смутилась.

– Мне сказали, что вы не спите по ночам, что вы ведете ночной образ жизни… и у вас дурные привычки…

Нэш усмехнулся.

– Я не утверждал, что вы разбудили меня, миссис Уэскот. Ведь в постели не только спят, но и предаются некоторым порокам, как известно. Вы не знали об этом?

Гостья густо покраснела, и Нэшу вдруг стало стыдно за свои слова. Он почувствовал себя последним негодяем.

– Прошу прощения, – пробормотал он, заложив руки за спину. – Я веду себя бестактно. Итак, мэм, я жду, когда вы сообщите о цели своего прихода. В столь поздний час леди обычно не выходят на улицу без сопровождения. Глядя на вас, у меня невольно возникает вопрос: а где сейчас мистер Уэскот?

Гостья внезапно разрыдалась. Маркиз растерялся, не зная, как ее успокоить. Порывшись в карманах, он достал носовой платок:

– Вот, возьмите. А вы… вы, наверное, вдова?

– Н-нет… – Миссис Уэскот покачала головой. Затем высморкалась в платок маркиза и, всхлипывая, проговорила: – Мэтью сейчас в… О Господи… в месте предварительного заключения должников!

Нэш принялся расхаживать по комнате. Наконец, остановившись, сказал:

– Разрешите задать вам один вопрос, мэм. Вы уверены, что я знаю мистера Уэскота?

Гостья бросила на него недоверчивый взгляд.

– Конечно, знаете! – воскликнула она. – Это вы довели его до банкротства, лорд Нэш. Как вы можете после этого задавать мне подобные вопросы?

«Уэскот, Уэскот… Кто же такой Уэскот?» – спрашивал себя маркиз. И тут перед его мысленным взором возник смутный образ. Несколько дней назад он играл в фараон в одном злачном месте на Феттер-лейн.

В тот вечер Нэш пребывал в дурном расположении духа, и ему не хотелось играть. Однако мистер Мейнселл привел в заведение одного своего знакомого, молодого человека лет двадцати пяти. Этот развязный самоуверенный парень очень не понравился Нэшу, и маркиз решил его проучить. На его взгляд, высокомерие было пороком, за который человека следовало наказывать. В конце концов заносчивый парень проигрался в пух и прах. И кажется… Да-да, парень лишился принадлежавшей ему мельницы.

– Ваш муж проиграл мельницу? – осторожно спросил Нэш. – Она, кажется, находится в Йоркшире?

– Да, мельницу конечной стадии измельчения! – закивала миссис Уэскот. – Она осталась ему в наследство от дедушки.

Нэш с трудом представлял себе, где находится Йоркшир, и понятия не имел, что такое «мельница конечной стадии измельчения». В ту ночь, вернувшись домой, он снял перчатки, налил себе стаканчик «Охотничьей» и бросил долговую расписку Уэскота в груду бумаг, ожидавших возвращения Суонна. Насколько он знал, она до сих пор лежала там. Суонн должен был распорядиться мельницей – перевезти ее в поместье Нэша, продать или сдать в аренду. Поверенный лучше, чем он, разбирался в таких делах.

Если бы в тот вечер маркиз не был так зол на весь белый свет из-за того, что у него не клеятся отношения с Ксантией, он, пожалуй, не сел бы играть с Уэскотом. Этот парень, как оказалось, совершенно ничего не смыслил в картах. А гостья тем временем продолжала:

– Так вот, поэтому дедушка и решил, что мельница обязательно должна перейти к Мэтью. Вскоре после этого он умер, а мой муж вступил в права наследства. Когда Мэтью узнал, что у нас будет ребенок, – тут миссис Уэскот сделала паузу, положив ладонь на свой округлившийся живот, – он уговорил меня переехать в Лондон. Мэтью сказал, что хочет счастья нашему малышу.

– И вы поверили ему? – спросил Нэш. Гостья кивнула. В ее глазах блестели слёзы.

– И вскоре мы переехали сюда. Понимаете, Мэтью хочет, чтобы мы заняли подобающее место в обществе ради будущего нашего ребенка. Он поклялся, что не потратит зря ни одного пенса вопреки опасениям своего отца. Доход, который приносила мельница, он обещал использовать на покрытие долгов, сделанных раньше. А потом собирался купить хороший дом, но неожиданно… неожиданно он проиграл мельницу…

«О Боже, – думал Нэш, глядя на несчастную женщину. – Лучше остаться вдовой, чем иметь такого мужа». Впрочем, учитывая наглость и острый язык Уэскота, его жена имела все шансы овдоветь в скором будущем. Но что можно было бы сейчас сделать для бедняжки и ее ребенка?

В душе Нэша шевельнулось чувство вины, но он сразу же попытался заглушить голос совести. Черт побери, почему он должен беспокоиться о миссис Уэскот? Он выиграл мельницу в честной игре. Он никогда не жульничал за карточным столом – это было не в его правилах. Какое дело ему до того, что семья наглеца Уэскота пойдет по миру?

– Неужели вы надеетесь, что я просто так верну вам мельницу? – спросил маркиз.

Миссис Уэскот кивнула, не сводя с него заплаканных глаз. По ее щекам все еще текли слезы. Нэш опустился на стул. На него вдруг навалилась страшная усталость. Кто бы мог подумать, что всего лишь несколько часов назад он беззаботно наслаждался жизнью в постели с Ксантией?

– Послушайте, миссис Уэскот, – проговорил Нэш, – я хочу быть с вами предельно честным.

Гостья посмотрела на него с упреком.

– Но ведь вас никак не назовешь честным человеком, – заявила она. – Говорят, что вы порочный и злой.

– И тем не менее я честнее многих из тех, кто так говорит обо мне. Обо мне ходит множество слухов, и большинство правдивы, но я никогда не слышал, чтобы кто-то назвал меня обманщиком или лгуном. Вот и сейчас я не буду лукавить и честно выскажу свое мнение: ваш муж – высокомерный молодой идиот.

– Прошу прощения, но…

– Ваш муж слишком тщеславен, миссис Уэскот, – продолжал маркиз. – Если бы у него была не одна, а несколько мельниц, он наверняка проиграл бы все. Он вел себя так, словно у него нет семьи, которую надо кормить. Вы должны увезти его из Лондона, а еще лучше – расстаться с ним. Владельцы мельниц из Йоркшира редко добиваются успеха в Лондоне, миссис Уэскот.

Гостья с отчаянием в голосе воскликнула:

– О, я догадывалась об этом! Я пыталась переубедить мужа, говорила ему, что нам здесь не место, но он и слушать не хотел.

– Когда ваш ребенок должен появиться на свет? – спросил Нэш, прерывая ее стенания.

– Приблизительно… в конце следующего месяца.

– У вас есть родственники поблизости отсюда?

Миссис Уэскот кивнула.

– Мой кузен Гарольд – зеленщик в «Спитфилдзе», – ответила она. – Видите, я из еще более скромной семьи, чем мой супруг. Мэтью был для меня выгодной партией. Выйдя замуж, я улучшила свое положение.

На взгляд Нэша, бедная женщина заблуждалась.

– Ваш кузен порядочный человек? – продолжал он ее расспрашивать.

Миссис Уэскот кивнула:

– Да, он добрый и честный человек.

– В таком случае… Когда родится ребенок, пришлите Гарольда ко мне, миссис Уэскот, – сказал маркиз. – Ваш кузен назовет мне полное имя вашего ребенка – вне зависимости от того, будет ли это мальчик или девочка. И тогда я верну вам мельницу.

– Вы… вы действительно вернете?.. – с надеждой в голосе спросила миссис Уэскот.

– Да, но ее получит ваш ребенок, а не муж. Гарольд станет опекуном. Вы хорошо поняли меня, миссис Уэскот?

– О да, но…

– Это все, что я могу сделать для вас, – перебил маркиз. – Вы вправе принять мое предложение или отклонить его. Но признайтесь, оно чертовски заманчивое.

– Да, конечно… Вы так великодушны, сэр! И очень добры… Но Мэтью… Боюсь, ему все это не понравится.

– В таком случае скажите Мэтью, чтобы он приехал ко мне, мэм, и я все доходчиво растолкую ему.

– Да-да, конечно. Спасибо, лорд Нэш.

Маркиз взял со стула ее промокший плащ.

– Пойдемте, миссис Уэскот, я попытаюсь найти для вас кеб.

– Нет, что вы, не надо… Благодарю вас, но у меня нет денег.

40
{"b":"111490","o":1}