ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мне хотелось бы затронуть еще одну тему, – начал он, но тут же умолк.

– Да, я слушаю вас, – кивнул Нэш. – Говорите, не стесняйтесь.

– Речь пойдет о мисс Невилл, – снова заговорил Венденхейм. – Это, конечно, не мое дело, но…

– Да, это действительно не ваше дело! – перебил Нэш.

– Но дело в том… – Венденхейм откашлялся. – Именно я вовлек эту женщину в некрасивую историю…

– Я об этом догадался, – заметил Нэш, помрачнев.

– Поэтому я считаю, что обязан сейчас поговорить с вами о ней.

– Но к чему все эти разговоры?! – с горечью воскликнул Нэш.

– Я хочу восстановить справедливость и рассеять некоторые заблуждения, которые возникли у вас на ее счет.

Маркиз поднялся с места.

– О, я давно понял, какую роль она играла в этом деле, – заявил он. – Но я джентльмен, поэтому ни в чем ее не упрекаю. Всего хорошего, Венденхейм. Передавайте привет министру.

Маркиз уже взялся за ручку двери, но Венденхейм остановил его.

– Мисс Невилл верила в вас, Нэш, – проговорил он. – Она искала доказательства вашей невиновности и в конце концов нашла их. Если бы не мисс Невилл, вы бы до сих пор находились под подозрением.

– Я не желаю слышать о ней, Венденхейм. Я не верю ни единому вашему слову. По своей доброте вы пытаетесь обелить мисс Невилл.

– Я не стал бы грешить против истины даже для того, чтобы обелить мисс Невилл. Я не настолько великодушен, Нэш. Но подумайте сами: о чем свидетельствует тот факт, что я не отправился следом за вами во Францию? Надеюсь, вы не считаете, что я просто струсил.

– Нет, вы упрямый и храбрый человек, – признал маркиз. Венденхейм улыбнулся.

– Вы мне льстите. Истина же состоит в том, что мисс Невилл убедила меня в вашей невиновности.

– Я удивлен, что ей это удалось.

– Она из тех женщин, которые всегда добиваются своего. Мисс Невилл нашла доказательства соучастия миссис Хейден-Уэрт в преступной деятельности. Именно поэтому я не бросился в погоню за вами и поручил нашему посольству во Франции следить за развитием событий. Не вините ни в чем мисс Невилл и ее брата. Мы сами вышли на них, поскольку нас заинтересовала их компания морских перевозок. Эти люди согласились нам помочь отчасти и потому, что им, конечно же, хотелось защитить свои деловые интересы.

– Вы очень ловко провернули это дело. Честно говоря, я был удивлен, когда Шарп пригласил меня на бал. Но я поехал к нему. Неожиданная встреча с прекрасной женщиной на террасе дома Шарпов прямо-таки ошеломила меня. Я и подумать не мог, что все это было подстроено. Все мы порой бываем чрезвычайно наивны.

Венденхейм нахмурился.

– Здесь какая-то ошибка, – пробормотал он. – Я впервые обратился за помощью к лорду Ротуэллу через несколько дней после бала в доме Шарпов. Но как бы то ни было, в одном вы безусловно правы: мисс Невилл – удивительная женщина.

– Да, она не перестает меня удивлять, – сказал Нэш. – Что ж, всего хорошего. Желаю удачи в поимке преступников.

– Минуточку, милорд! – воскликнул Венденхейм. Порывшись в ящике стола, он достал из него какую-то бумагу: – Взгляните вот на это.

Это было письмо, написанное на бланке «Невилл шипинг». Нэш пробежал его глазами, обратив внимание на дату.

– Значит, мисс Невилл мучило сознание вины, и она через некоторое время отказалась от сотрудничества с вами, – промолвил он. – Но разве это что-то меняет?

– Ну, это вам решать! Думайте сами, как вам быть дальше, а у меня и без вас дел по горло.

Они распрощались, и Нэш покинул кабинет. Он находился в легком замешательстве после разговора с Венденхеймом.

Тони теперь ничего не грозило. Дженни была далеко, за океаном. Вряд ли она отважится когда-нибудь снова приехать в Англию. И все же на душе у Нэша было неспокойно. Его мучили мысли о Ксантии.

Он надеялся, что ему удалось скрыть от Венденхейма всю глубину своего отчаяния. Но душевная рана, которую нанесла ему Ксантия, все еще кровоточила. Правда, письмо, которое показал ему Венденхейм, пролило на нее бальзам, немного облегчив страдания. Возможно, обстоятельства принудили Ксантию сотрудничать с властями, но при этом она все-таки верила в его, Нэша, невиновность. Это, конечно же, обнадеживало.

Ее письмо, адресованное Венденхейму, было сухим и кратким. Ксантия заявляла, что умывает руки и не желает больше видеть мистера Кембла в своей конторе. Она решительно отказалась шпионить за Нэшем.

И еще один факт говорил в пользу ее искренности. Люди из министерства внутренних дел обратились к ней и Ротуэллу уже после бала в доме Шарпов. Значит, пылкие поцелуи на темной террасе были выражением неподдельной страсти.

Глубоко задумавшись, Нэш не заметил, как ступил на проезжую часть улицы, и пришел в себя лишь в тот момент, когда его чуть не сбил экипаж. Он едва успел отскочить, а краснолицый разъяренный кучер показал ему кулак.

Вернувшись на мостовую, Нэш перевел дыхание. Что с ним происходило? После стольких испытаний он едва не погиб под колесами экипажа! От этой мысли у него защемило сердце.

Он подумал о том, что жизнь очень коротка. Улыбнется ли ему счастье еще хотя бы один раз? Ощутит ли он снова радость бытия? Нэш понимал: несмотря ни на что, он все еще любит Ксантию, женщину, которая все это время верила в него.

Венденхейм вынудил ее следить за ним. Но что она тогда знала о нем? Они были мало знакомы, и Ксантия не могла полностью доверять ему. К тому же у него дурная репутация. Многие считают его развратником. Но со временем Ксантия лучше его узнала. Интересно, что сейчас она думала о нем? Больше всего на свете Нэш боялся, что Ксантия разочаровалась в нем.

Маркиз вздохнул и зашагал быстрее. Пора было возвращаться домой. Он должен был наконец решить, что ему делать дальше. «Может быть, ради счастья поступиться своей гордостью?» – спрашивал он себя.

Гиббонс встретил его внизу, в холле. В руках он держал поднос, на котором стояли запотевший графин с «Охотничьей» и стакан.

Печально улыбнувшись, Нэш сказал, что не будет пить.

– Какой сегодня день недели, Гиббонс? – спросил он, когда они поднялись в спальню.

– Вторник, милорд, – ответил камердинер. Опустившись на стул, Нэш в задумчивости пробормотал: – А это значит, что завтра наступит среда…

– Вне всяких сомнений, милорд, – подтвердил камердинер.

Маркиз не обратил внимания на сарказм в его голосе.

– А где Суонн?

– В библиотеке, милорд. Прикажете, чтобы я сходил за ним?

– Да. И распорядитесь, чтобы подали мою двуколку. Передайте Суонну, что мы сейчас выезжаем.

– Сейчас, сэр?

– Да, сейчас. Мне надо встретиться с моими поверенными.

– Слушаюсь, сэр. – Камердинер кивнул и направился к двери.

Глава 17

Вальс на балу в «Олмаке»

Надев свое любимое бальное платье из светло-голубого атласа, Ксантия подошла к окну, и почти в тот же миг на подъездной дорожке появилась карета лорда Шарпа. Поспешно спустившись по лестнице, Ксантия вышла из дома и подошла к экипажу. Слуга открыл дверцу, и она, к своему удивлению, увидела, что в карете, кроме Луизы, находилась еще и тетя Оливия.

Пожилая дама взглянула на нее сквозь лорнет.

– Садитесь, дорогая моя, – сказала она Ксантии. – Что это у вас на груди? Мороженое со взбитыми сливками?

– Нет, бабушка, – вмешалась Луиза, – это рюш и кружева. Мне очень нравится такая отделка.

Ксантия не обратила внимания на их замечания. Бабушка и внучка постоянно пререкались и спорили. Тетя Оливия каждый день грозилась, что уедет домой.

Сев в карету, Ксантия тщательно расправила юбки.

– Вы же собирались сегодня вернуться в Суффолк, – сказала она, взглянув на пожилую леди.

Тетя Оливия пренебрежительно фыркнула, и ее продолговатые серьги с бриллиантами закачались.

– Я не могу бросить это бедное дитя, – заявила она, кивнув на внучку. – Ей нужен муж, и мы найдем его до конца сезона.

Ксантию вполне устраивал такой поворот событий – она с удовольствием осталась бы дома. Она хотела распрощаться с тетей Оливией и Луизой и выйти из кареты, но слуга уже убрал подножку и захлопнул дверцу. Экипаж тронулся с места.

63
{"b":"111490","o":1}