ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Терри Лоренс

Маленькое дорожное приключение

1

Она позвонила. Отступать поздно. Теперь придется либо примириться с последствиями, либо провалиться сквозь землю.

В радиоприемнике зазвучал хрипловатый мужской голос: «Вы слушаете радио Си-эй-ди, Пайн-Форест, Северная Калифорния. С вами говорит «Вечерний Остин». Сегодня у нас в эфире – «Беседы с Фионой Александер». Вам уже знаком цикл передач, целью которых Фиона ставит сближение людей, соединение мужчины и женщины в прочную пару. Позвоните нам и назовите имя самого необщительного мужчины, который…»

И она позвонила. Как она могла? Она взглянула на своего пассажира. В тесноватом салоне седана его стройное мускулистое тело оказалось так близко. Если бы он был чуть поразговорчивее – ну, хотя бы как налоговый инспектор или полицейский. А то это просто автопилот какой-то, только и слышишь от него: «Вы забыли выключить фары, сейчас поворот налево, не переключайте скорости так резко…» Вот ей и пришлось позвонить на радио, чтобы хоть как-то заполнить мучительные паузы в их так и не сложившейся беседе.

«Назовите имя интересующего вас мужчины, и Фиона Александер, одна из самых выдающихся экстрасенсов нашего столетия, определит, где находится женщина, предназначенная ему судьбой. Но позвольте предупредить вас, леди, – этой счастливицей можете оказаться не вы».

«Будьте осторожны со своими желаниями», – со смешком произнесла Фиона.

Эви сжала руль и мрачно уставилась на дорогу. Коул Крик, ее попутчик в этом чертовом путешествии, никогда не узнает, как низко она пала. Никогда. Конечно, если они не выставят ее жизнь на всеобщее обозрение в передаче, которую будет слушать вся страна.

Ее намерения были просты. Если она услышит свой голос по радио, то направит машину в ближайшую канаву.

Но, к несчастью, на ровной, как стол, земле Огайо было непросто воплотить в жизнь подобное решение. Эви лихорадочно искала выход. Сегодня утром они выехали из Дирборна, штат Мичиган, и направились на юг по автостраде И-75. За семь часов езды шоссе и раскинувшиеся по обе стороны поля надоели бы кому угодно. Тут даже идея позвонить на радио с автозаправки покажется блестящей и забавной. Просто обхохочешься!

– У меня есть для вас подходящий мужчина, – сказала Эви, дозвонившись на радиостанцию.

– Он такой нерешительный, что даже о погоде поговорить боится.

Режиссер рассмеялся, потом поинтересовался, как ее зовут, и выспросил те немногие подробности о Коуле, которые были известны Эви. Он уже давно был одинок. Ее друзья Бад и Вивиана не сомневались, что Коул ни с кем не встречается. Не то чтобы ей хотелось его заарканить. Если бы она проявила, хоть малейший интерес, они постарались бы свести их. Хотя Коул уже два года работал механиком в их автомастерской, Эви с ним почти не встречалась, а если они и сталкивались, она не обращала на него внимания.

Но у Бада не вовремя разболелась спина, и он не смог сопровождать ее в этом путешествии, как это планировалось. И пришлось ей поехать с Коулом. Вот и все.

Эви взглянула на Коула. Он небрежно развалился на сиденье, напоминая актера Сэма Шепарда, имя которого казалось Эви синонимом сексуальной привлекательности. Худощавое, словно высеченное из камня лицо Коула и его мускулистое тело могли бы оставить беднягу Сэма без заработка.

Синие, как небо, глаза сейчас были устремлены вперед, в полутьму. Его губы придавали бы лицу жесткое выражение, если бы полная нижняя губа не смягчала это впечатление. Коул Крик был настоящим воплощением мужественности.

Всю дорогу Эви пыталась втянуть его в беседу. Поскольку он никак не откликался, ей приходилось довольствоваться собственными домыслами. Подрагивание его ресниц могло быть вызвано неодобрением. Пролегшая у рта резкая складка могла означать стоическое терпение либо скуку. Уж не думает ли он, что она слишком болтлива? Или что у нее ветер в голове?

Именно это он и подумает, если услышит ее голос по радио.

Эви еще крепче сжала руль. Она всегда поступала так. Она предпочитала догадываться, о чем мужчина думает и чего он хочет, вместо того, чтобы прямо спросить его. Ее главная ошибка заключалась в том, что все проблемы в отношениях с мужчинами, которые были ей не безразличны, Эви пыталась решить самостоятельно.

Но Коул, то был ей безразличен. Она едва была с ним знакома. Она должна была по заданию редакции своего журнала проехать через всю страну в новеньком «конквесте», чтобы испытать это широко разрекламированное достижение автомобильной промышленности в дорожных условиях.

И вот теперь ее ожидает тысячемильное путешествие на машине в компании малознакомого молчаливого мужчины. Если его, оказывается, невозможно втянуть в разговор, звонок к экстрасенсу кажется вполне разумной альтернативой.

«Это та же самая логика, на которой строится реклама», – подумала Эви, покачав головой. Как сотруднику журнала для потребителей, ей не раз приходилось предостерегать своих читателей от некачественных продуктов, вредных для здоровья, не внушающих доверия электроприборов и ненадежных торговых фирм. Уж она-то должна была бы знать, какая это глупость – звонить в подобные передачи.

Радиопередача была прервана рекламой, и Эви с облегчением вздохнула. Последнюю сотню миль она старалась убедить себя, что передача идет в прямом эфире. Когда она разговаривала по телефону, Коул отошел от бензоколонки и нырнул в капот, так что был виден только туго обтянутый джинсами зад. Когда он выпрямился и посмотрел на Эви, она быстро повесила трубку. Они никак не могли успеть выпустить ее в эфир.

Реклама закончилась. Снова раздался приятный тенор ведущего: «С вами «Вечерний Остин». Фиона, во время перерыва вы сказали, что хотите поговорить о недавнем звонке».

«Да, Остин, благодарю вас. Сейчас я обращаю мои слова к женщине из Огайо. Я чувствую, дорогая моя, что вы находитесь на распутье. Можете быть уверены – вашего спутника сейчас мучают те же самые вопросы, что и вас. Но помните, что и жизнь, и любовь – не самоцель. Это путь, по которому мы идем вместе. Возможно, Эви, тот, кто предназначен вам судьбой, сейчас куда ближе к вам, чем вы думаете…»

– Предназначен!

Коул вздрогнул и медленно повернулся:

– Простите?

Эви принялась лихорадочно давить на кнопки, расположенные на приборном щитке. Из обогревателя хлынул теплый воздух, дворники заскребли по сухому стеклу, на часах вспыхнули цифры 12:00.

– Где выключается эта штука?

– Вот здесь.

Коул протянул руку и нажал на выключатель. В машине воцарилась благословенная тишина.

– Вы что-то сказали?

Эви надеялась, что он забудет об этом.

– Что именно? А, вы о предназначении?

– Да нет, скорее уж о месте назначения. – Эви с трудом подавила вздох облегчения.

В салоне машины воцарилась тишина, в которой, казалось, еще витали отзвуки низкого голоса Коула. Эви попыталась представить, как бы она описала его в своем отчете. Мягкий, но хрипловатый, слегка скрипучий, но приятный. Ей на ум пришло сравнение с поскрипыванием кожи на старом седле. При взгляде на обветренное лицо Коула можно было подумать, что он работает где-нибудь на техасском ранчо, а не в крохотной ремонтной мастерской на окраине Дирборна. Как он там появился? Откуда он взялся? Куда они направляются?

Эви ухватилась за предложенную тему.

– Наше место назначения? Я вам сейчас его покажу. – Она повернулась, чтобы достать дорожные карты, лежавшие на заднем сиденье.

Коул потянулся за картами одновременно с ней. Их руки встретились.

– Я достану карты.

– Я сама.

– Я достану карты.

В чем-чем, а уж в его упрямстве она успела убедиться.

Ремни безопасности мешали им развернуться. Колени Эви уперлись в руль, а длинные ноги Коула оказались на сиденье для пассажира. Они одновременно потянулись через щель между спинками кресел и очутились лицом к лицу.

1
{"b":"111491","o":1}