ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он включил кондиционер на полную мощность.

– Вы меня заморозите, – сказала Эви.

– Сейчас жарко и влажно.

– Снаружи – может быть, а здесь просто холодильник какой-то.

А вот Коул чувствовал себя так, словно его поджаривали на сковородке.

Пальцы Эви застыли над клавишами. Она ждала, но Коул продолжал смотреть на дорогу. Эви нагнулась и закрыла вентиляционное отверстие.

Возможно, она была права и в машине действительно прохладно. У Эви даже соски заострились, и тоненькая блузка этого не скрывала. Коул скрипнул зубами, опустил боковое стекло и пристроил локоть на окне. Если бы не надо было вести машину, он и голову высунул бы в окно.

Эви не обратила внимания на ворвавшийся в машину поток воздуха. Она задумчиво грызла ручку, размышляя над статьей.

Коул вернулся к событиям предыдущего вечера.

– Было слишком рано, – коротко бросил он.

– А мне показалось, будто вы говорили, что мы разошлись слишком поздно.

– Слишком рано для секса.

Ручка упала на клавиатуру и скатилась Эви на колени. Коул взглянул на нее. Она подобрала ручку и одернула шорты.

– А разве кто-то что-то говорил о сексе? – с невинным видом осведомилась Эви.

– Все понеслось слишком стремительно…

– Как вы сейчас?

Стрелка спидометра уже добралась до отметки «85» и продолжала двигаться дальше. Коул сбросил газ. У него заныла ушибленная голень. Он взглянул в зеркало заднего обзора.

– Я не хочу, чтобы мы нарвались на какую-нибудь неприятность, оттого что слишком торопились.

– Я никуда не торопилась! – пылко заявила Эви.

– Мы знаем, друг друга всего лишь три дня, – упрямо стоял на своем Коул.

Эви обиженно швырнула ручку на колени, вставила дискету в компьютер и нажала на клавишу.

– И нечего делать такой вид, будто я старалась затащить вас в кровать, – не сдержалась она.

– Именно туда мы и направлялись.

– Мы направлялись ко мне в комнату. Могут люди просто поговорить?

– Конечно, могут. Вы как предпочитаете разговаривать, сверху или снизу?

Эви захлопнула крышку компьютера.

– Все мужчины – просто эгоистичные дикари! Вам даже в голову не приходит, что я хотела просто разобраться, почему меня к вам тянет…

– Ага, разобраться, – язвительно сказал Коул.

– В моей комнате были кресла и диван…

– И роскошная кровать.

– Такая же была и в Ноксвилле.

– Я помню.

Под пристальным взглядом Коула Эви смутилась и опустила глаза.

– Я провела прошлую ночь на двуспальной кровати…

– Мне не хочется говорить вам, как провел ночь я.

– Если мужчина и женщина остаются наедине, они не обязательно должны заниматься сексом, – не очень убежденно сказала она.

Коул положил руку на руль и еще пристальнее посмотрел на Эви.

– Мы бы занялись непременно.

Эви возмущенно выпрямилась, поправляя ремень безопасности, чтобы он не мешал ей поворачиваться к Коулу.

– Несмотря на то, что ты себе нафантазировал, Коул Крик, существуют и более ранние стадии… э-э… взаимоотношений. – Нет, она все-таки это скажет. – Конечно, мы нормальные взрослые люди, и то, о чем ты говоришь, тоже не исключено…

Коул поджал губы.

– Мне не нравится эта мысль.

– Я не сказала, что так бы оно и было.

– Я о взаимоотношениях вообще.

Хотя Эви изо всех сил старалась не давать воли своим надеждам, теперь, когда они окончательно рухнули, ей стало очень горько.

– Я не собиралась вешаться тебе на шею. Между людьми бывают и другие взаимоотношения – например, дружеские.

Коул прикоснулся к руке Эви.

– Я боялся, что они перерастут в нечто большее.

Эви терпеть не могла, когда мужчины пытались отделаться от нее, сохраняя при этом видимость приличий. Она стряхнула руку Коула.

– Отлично. Если ты этого хочешь, то так и скажи.

Коул заколебался, потом отодвинулся.

– Если это то, чего хочешь ты, – дипломатично ответил он.

– Нечего сваливать всю ответственность на меня.

– А я и не сваливаю.

– Ничего бы этого не случилось, если бы ты не целовал меня каждый раз, как я к тебе повернусь, – воскликнула Эви.

– Я не мог удержаться.

– Неубедительное оправдание.

– Я хочу тебя…

«Но? Всегда ведь есть какое-то «но», – подумала Эви». Она нравится мужчинам, но…

Мужчины хотели бы завязать с ней какие-то отношения, но… Он сказал, что хочет ее, но…

– Мы не подходим друг другу, – решительно произнес Коул.

Эви возмущенно вскинула руку.

– Почему ты так думаешь? Мы же еще ничего друг о друге не знаем!

– Потому, что я… – Коул замолчал, пропуская вперед огромный бензовоз.

– Что – ты?

Что он может ей сказать? Что он любит ее? Что он не удержится в рамках дружеских отношений? Что он все время представляет ее в постели…

– Я не хочу заходить слишком далеко.

Он и так уже зашел куда дальше, чем намеревался. Коул все еще питал надежду, что путешествие закончится, а с ним и это безумие, и он, наконец, придет в себя.

– Я вполне способна остановиться вовремя, – пробормотала Эви.

Коул подвинул ноги вперед, и его колени уперлись в руль.

– Не уверен в этом. – Он пристроил локоть на спинку сиденья и бросил взгляд на Эви. – Хочешь это проверить? – Коул убрал ногу с педали газа.

Эви поспешно оглянулась. На шоссе виднелось несколько автомобилей. Тем временем их машина сбавила ход. Коул взял вправо. Колеса загромыхали по обочине, напоминая Эви опасные раскаты в голосе Коула.

– Я могу свернуть в любой момент, Эви. Найдем какую-нибудь тихую проселочную дорогу – какая тебе больше понравится. И проверим, сумеешь ли ты остановиться вовремя. – Коул провел кончиками пальцев по обнаженному предплечью Эви.

Взгляд Эви был прикован к спидометру, но сердце ее бешено колотилось.

– Ты едешь слишком медленно, – напряженным голосом сказала она.

– Хочешь, чтобы я увеличил скорость? – Эви сбросила руку Коула со своей.

– Ты говоришь, что можешь этим управлять. А я говорю, что ты утратишь контроль над собой прежде, чем кто-то из нас сумеет остановиться.

– Так же, как и ты, – ответила Эви.

– Конечно, я теряю голову, когда нахожусь рядом с тобой. И обсуждать это в комнате, где стоит огромная роскошная кровать, это все равно, что подносить зажигалку к бензобаку.

Эви скрестила руки на груди и кивком головы указала на приборную доску.

– Что у нас с бензином?

– До Канзас-Сити вполне хватит. Но, конечно же, если ты хочешь, чтобы я остановился, я остановлюсь.

По мнению Эви, они только начали. За эти три коротких дня она узнала о тяжелом прошлом Коула, увидела, как он рискнул жизнью из-за ее бумажника, оценила его лукавый юмор и убедилась в его порядочности. Она его полюбила.

– Эви, хочешь, чтобы мы остановились? Она сглотнула застрявший в горле комок.

– Лучше поедем дальше. Я обещала Майку, что буду к пяти.

– А кто такой Майк?

Эви вскинула голову и ничего не ответила. Коул стиснул руль и не стал переспрашивать.

* * *

– Мне не нравится мысль о том, что между нами не может быть никаких взаимоотношений.

Это отчаянное заявление вырвалось у Эви минут за сорок до въезда в Канзас-Сити. Момент она выбрала исключительно неудачный. Коул пытался найти просвет между несущимися в пять рядов машинами, чтобы пробраться к знаку объезда. Впереди здоровенный грузовик занял, чуть ли не две полосы сразу.

– Ну, кто сказал, что не может существовать обычной дружбы? Коул?

– Что?

– Ты меня не слушаешь.

А как он может слушать, если машина слева отказывается его пропустить? Они проехали еще тысячу ярдов, прежде чем им удалось выбраться из пробки.

– Дело не в тебе, а во мне.

– Понятно. – Нуда, это она уже слышала. Коул думал об этом уже битый час – с того самого момента, как Эви смущенно отвела его руку.

– Ты хочешь знать, что делать дальше?

– Я уверена, что ты мне скажешь.

– Ты считаешь меня героем, Эви, а я никакой не герой.

15
{"b":"111491","o":1}