ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это дорожный патруль. Сиди и помалкивай, – приказал Коул бесцветным голосом.

– Говорить буду я.

Эви надулась. Нашел тоже время изображать из себя сильного мужчину! На само деле, это же смешно! Надо же было этим полицейским подъехать именно в тот момент, когда они… хм… Эви покраснела. Полицейский сидел в своей машине, в руке у него была рация.

– Должно быть, проверяет наш номер. Коул что-то проворчал, глядя в зеркало заднего обзора.

– Мы, конечно, зашли далеко, но ведь за это, кажется, не штрафуют? – Эви снова рас смеялась.

Коул однажды сказал, что ему очень нравится, как у нее сверкают глаза, когда она смеется.

Он и глазом не моргнул.

В машине наступила неловкая тишина. Эви осторожно потянула его за рукав.

– Ну что ты, Коул? Все ведь в порядке!

Он вскинул руку, делая ей знак замолчать. Он ничего не хотел слушать!

Эви обернулась. Полицейский неторопливо шел к их машине.

Коул нажал кнопку на подлокотнике, и стекло медленно поползло вниз. В машину ворвался ветер.

Полицейский остановился перед дверцей водителя и нагнулся к окошку. Эви обратила внимание, что он как бы нависает над своей жертвой. На нем были темные очки, но у Эви было чувство, что ее внимательно изучают. Впрочем, все правильно. Машины, застрявшие на дороге, доставляют полицейским не меньше хлопот, чем угонщики и лихачи.

– У вас проблемы? – спросил он.

– Нет, – сухо ответил Коул. – Мы просто любуемся пейзажем.

Полицейский огляделся. Вокруг простиралась голая плоская равнина, вдалеке виднелись горы – и все.

– Есть чем любоваться!

– Тут красиво! – объявила Эви. Она наклонилась к окну, чтобы лучше видеть лицо полисмена. – Я в Монтане первый раз!

Полисмен едва заметно улыбнулся. Эви видела свое искаженное отражение в его темных очках.

– А вы, сэр?

Коул пробормотал что-то невнятное.

– Простите? – Полицейский нагнулся ниже, так что его лицо оказалось почти на одном уровне с лицом Коула.

– Я здесь уже бывал.

Полицейский побарабанил толстыми пальцами по дверце машины, раздумывая, что предпринять дальше.

– Простите, сэр, не могли бы вы предъявить мне свои права?

Улыбка Эви словно прилипла к ее лицу. Ну чего Коул так возится? Ей хотелось подтолкнуть его, поторопить…

– Извините, сэр, работа такая, – добавил полисмен.

Коул выудил из заднего кармана свой бумажник. Когда он наклонился вперед, полицейский выпрямился. Эви успела заметить у него на бедре пистолет в кобуре черной кожи.

Коул достал свои права и предъявил их полицейскому.

– Адрес у вас не менялся, сэр?

– Нет.

– А ваши права, мэм?

– Я тоже из Мичигана. А мои права где-то там, – Эви указала на заднее сиденье.

– Ну, хорошо, – сказал полисмен. – Попрошу вас пока задержаться.

Он развернулся на каблуках и направился к своей машине.

Эви подождала, пока он отойдет настолько, чтобы не слышать их.

– Ты мог бы вести себя и повежливей. – Коул смотрел прямо перед собой. Лицо у него было каменное.

– Зачем?

– Ну, занимались любовью, ну и что?

– Надеюсь, ничего другого ему в голову не придет.

– В смысле?

Коул стиснул баранку и снова посмотрел в зеркало. У Эви на миг возникло неприятное ощущение, что он подумывает, не рвануть ли с места и мчаться, не останавливаясь до самой канадской границы.

Она выдавила смешок.

– Я ведь совершеннолетняя!

Он даже не улыбнулся. Только провел рукой по лицу, так что щеки у него вытянулись. Потом заметил, что Эви озабоченно смотрит на него. Он сжал ее руку.

– Извини. Когда шляешься по дорогам, часто приходится иметь дело с копами, и это не всегда приятно.

– Они тебя обижали?

– Бывало. Хотя некоторые подвозили и даже кормили. Копы тоже бывают ничего.

Тогда отчего же он так напряженно уставился в зеркало?

Эви снова рассмеялась. На этот раз смех вышел более естественным.

– А может, это хозяин того ресторана послал за нами погоню? Попытка поджога – это, знаешь ли, дело нешуточное.

– Очень смешно.

– Я буду навещать тебя в тюрьме.

– Очень мило с твоей стороны.

– Нет, правда. Я буду приходить к тебе в шляпке с вуалью, и мы будем говорить по переговорному устройству через двойные стекла с решеткой. Я буду приходить каждый день! – продолжала дурачиться она.

– Я тебе верю.

– А потом испеку пирог и засуну внутрь напильник.

– Не надо. – Он говорил серьезно! Полицейский снова вернулся к машине.

Темные очки он снял и сунул их в карман рубашки. Так он выглядел менее устрашающе.

Эви вздохнула с облегчением. Видимо, Коул просто не любит подобных ситуаций, вот и нервничает. Впрочем, ему простительно. Однако не стоит ухудшать и без того достаточно неприятную ситуацию.

– Постарайся быть повежливей, – шепнула она.

На этот раз полисмен наклонился к ветровому стеклу, чтобы лучше разглядеть лицо Коула.

– Так вы говорите, что раньше тут жили? – поинтересовался полицейский.

– Я сказал, что я тут бывал. – Полицейский ткнул пальцем в грудь Коула.

– Вы – Крис Рейне? – Коул ничего не ответил.

– Вы учились в школе Маккинли? Выпуск семидесятого года? Или семьдесят второго? Нет, подождите. Вы ведь, кажется, не закончили?

Коул поднял голову – ровно настолько, чтобы успеть разглядеть лицо, которое он и без того давно узнал.

По спине у Эви поползли мурашки.

Полисмен снял фуражку и широко улыбнулся, отчего сразу помолодел лет на десять.

– А я – Роб Китридж. Я был на два класса младше.

– Не помню.

– Мы еще вместе занимались на стадионе. Ты бегом, а я тяжелой атлетикой. Помнишь?

Коул снова промолчал. Китридж рассеянно потеребил в руках права Коула.

– То-то мне показалось, вроде имя знакомое. Вроде бы к югу от вашего ранчо ручей такой есть, Коул-Крик называется, верно?

– Верно.

Полицейский снова надел свою фуражку.

Блеснул черный козырек. Он протянул в окошечко права. Коул сунул их в бумажник.

У Эви голова шла кругом. Судя по задушевному тону полисмена, это была встреча старых друзей. Конечно имя, которое он назвал, было каким-то незнакомым, но Эви видела, что Коул узнал этого человека. Она догадалась об этом по его взгляду.

Эви ткнула Коула в бок.

– Коул! Коул, он же с тобой разговаривает! – Китридж снова рассмеялся.

– Ну, вылезай! Дай-ка я на тебя полюбуюсь.

Вместо этого Коул посмотрел на Эви. Ободряющая улыбка застыла у нее на губах.

– В чем дело?

Голос полисмена слегка изменился, шутливости в нем поубавилось.

– Вылезай, говорю!

– Что вам еще надо? – резко спросил Коул.

Полисмен взглянул на руки Коула – тот все еще теребил бумажник. Полисмен положил свою мясистую руку на ручку дверцы.

– Сэр, не могли бы вы выйти из машины? – Эви выпрямилась в кресле.

– Что за глупости?

Они смахивали на двух бульдогов, что кружат друг возле друга, собираясь сцепиться. Дверца щелкнула.

Коул на миг застыл, потом вышел на шоссе. Он был такого же роста, как полисмен, но тот был куда плотнее. Коул сунул бумажник в задний карман.

– Будьте любезны положить руки на машину, сэр!

Эви выглянула в окно:

– Что происходит?

Коул повернулся к машине. Эви видела только его грудь и локти – он поднял руки и положил их на крышу. Полисмен быстро обыскал его. У Эви все перевернулось внутри при виде того, как полицейский ощупывает Коула.

– Путешествуете под вымышленным именем? – спросил Китридж.

– Это имя не вымышленное. Меня зовут Коул Крик.

– Это явно какое-то недоразумение! – настаивала Эви. – Вы его с кем-то путаете.

– Ваше настоящее имя – Кристофер Рейне?

– Да, меня так раньше звали.

У Эви было такое ощущение, словно ее позвоночник превратился в сосульку. Она попыталась заглянуть в лицо Коулу. Лица Коула она не разглядела, зато увидела, как полисмен, стоящий у него за спиной, достает наручники.

Она метнулась к дверце.

34
{"b":"111491","o":1}