ЛитМир - Электронная Библиотека

Весь долгий день до самого вечера Джулия думала о своей встрече с бывшей возлюбленной мужа. Красота этой женщины поразила ее, и Джулия спрашивала себя, почему она должна беспокоиться, даже если Фальк решит возобновить отношения с бывшей невестой? Ведь тогда он оставит ее в покое, разве не так? Джулия вскрикнула, уколовшись иглой, и приложила палец к губам.

Ужин в тот день тоже проходил пышно. После ужина музыканты ударили по струнам лютней, в барабаны и бубны, и начались танцы.

Фальк протянул руку Джулии, но она отказалась под предлогом, что не знает норманнских танцев. Леди Вернис не откажешь в ловкости, с досадой подумала Джулия, когда та предложила себя вместо нее, и под взглядом многочисленных глаз Фальк не смог ей отказать, иначе он нарушил бы святое правило рыцарей быть учтивыми с дамами.

Джулия сидела, сложив руки, и хмуро смотрела, как они кружат по залу, думая о том, что она никогда не видела женщины красивее и никто не был ей так неприятен. Леди Вернис двигалась с ленивой грацией, голова гордо сидела на лебединой шее, а губы улыбались – Фальку.

Джулии ничего так не хотелось, как заявить, что у нее болит голова, и попросить Люка или Тьери отвести ее в комнату, но как раз в этот момент танец кончился, и Фальк подошел к ней. Он быстро осушил кубок с вином и взял ее за руку.

– Пойдем, пора на покой.

Джулия с радостью последовала за Фальком, напоследок посмотрев через плечо на леди Вернис. Та ответила ей торжествующим взглядом, отчего Джулия почувствовала себя неуверенно. В комнате, даже не закрыв как следует дверь, Фальк схватил Джулию в охапку и стал жадно целовать, заставляя ее пятиться к кровати и ловко распуская шнуровку у нее на спине. Наконец Джулия уперлась в край кровати, и он почти сорвал с нее одежду и опрокинул на постель. Он пылал страстью, но Джулия, боясь, что хочет он вовсе не ее, а ту черноволосую красотку, удержала его за руку, когда он пытался стянуть с нее рубашку.

Фальк оторвался от ее губ и вопросительно посмотрел в глаза.

– Ты не хочешь меня, миледи? Ты… плохо себя чувствуешь? – деликатно спросил он.

Джулия покраснела.

– Нет, милорд, со мной все в порядке, но мне хотелось бы поговорить с вами кое о чем.

– Это не может подождать? – Фальк поцеловал уголок ее губ, горло, за ухом, обхватив ладонями груди и поигрывая сосками.

Джулии стоило немалого труда сохранять спокойствие и не прижаться к нему. Глядя в непроницаемую черноту его глаз, она заговорила, стараясь четко произносить слова:

– Нет, это не ждет.

– И что же это?

– Леди Вернис…

– О Господи! – Фальк сел и запустил пальцы в волосы.

– Расскажите мне о ней, – продолжала Джулия, глядя на него.

– Да что рассказывать?! Все прошло и забыто!

– В самом деле? – Джулия приподнялась и обхватила руками лицо Фалька, заставляя его смотреть ей в глаза. – Вы действительно ее забыли, Фальк? Или она все еще в вашем сердце?

Фальк громко засмеялся.

– Тебе нечего бояться, малышка.

– Но ведь вы ее так любили, что хотели на ней жениться! Я не верю, что такая любовь может быстро пройти. Почему же вы не женились на ней?

– Потому что она вышла за моего отца.

Джулия охнула, открыла, было рот, чтобы что-то сказать, но он приложил палец к ее губам.

– Ничего не говори, я не хочу больше слышать об этой дьяволице! – Фальк мягко толкнул Джулию, так что она растянулась на постели, и стал с нетерпением сдирать с нее рубашку. Послышался треск рвущейся ткани.

Джулия протестующе вскрикнула, он закрыл ей рот жестким поцелуем. Он был в бешенстве, и Джулия испугалась, что он будет с ней груб. Она увернулась от губ Фалька и заколотила кулаками по его спине.

– Хочешь на мне душу отвести, норманн? Не надо, это не я тебе изменила!

– Знаю, – прорычал он, хватая ее за руки и вновь укладывая на постель, – Но в вас так много общего! Распалите мужчину, а потом изображаете из себя недотрог, когда вам это выгодно.

– Но со мной это вам почему-то не помешало, – парировала Джулия. – Что хотели, то и сделали.

– Пришлось, англичанка. Но я не дикий зверь и не люблю насилия. Хочешь, чтобы я остановился? – Он ослабил хватку. – Скажи, и я это сделаю.

Его рука поползла между ног Джулии, и она выгнулась дугой, глядя на балдахин и вздрагивая всем телом при каждом его поцелуе. Он тихонько спросил еще раз, хочет ли она, чтобы он остановился. Джулия качнула головой и, обняв Фалька за шею, притянула его к себе. Не было сказано ни единого слова и потом, а когда все кончилось и Фальк уснул, Джулия задумалась: как же ей разузнать побольше о леди Вернис, ведь Фалька она больше спросить не осмелится.

Глава десятая

Наутро Джулия только и думала, как бы поскорее найти леди Магду, но ничего не получилось – фрейлина повела ее на урок французского языка к священнику.

По большому золотому кресту на груди Матильды Джулия поняла, что та очень религиозна. Это подтвердилось и великолепием часовни, стоявшей в саду, окруженном аркадой, где находились кельи дюжины монахов и священников. Там Джулию встретил невысокий жилистый человек с тонзурой. По сухому лицу священника трудно было определить его возраст, но глаза смотрели живо и остро.

– Я отец Жерар, – сказал он по-английски на удивление густым и низким голосом. – Ты можешь сесть вон за тот стол. – Он указал на обшарпанный дубовый стол у стены аркады. – Ты знаешь грамоту, дитя?

– Да, – ответила Джулия, садясь на холодную скамью. – Я умею читать и писать не хуже какого-нибудь священника, но я не дитя.

На щеках отца Жерара появились красные пятна, он, с минуту молча, смотрел на Джулию.

– Я вижу, – сказал он, наконец. – Ты англичанка?

– Да, – ответила Джулия, горделиво приподняв подбородок.

– И кто твой муж?

– Фальк д'Арк.

– Ага. Знатный воин. Ну что ж, ради него и ради моей герцогини начнем. Тебе многое предстоит выучить.

Очень скоро отец Жерар понял, что его ученица отличается живым умом, и обнаружил, что ему нравится заниматься с ней. В Джулии он почуял честность, которая не позволит ей солгать даже ради собственного спасения, и наивную доверчивость – она верила всему, что ей говорили. Помоги же ей, Господи, при дворе!

Колокольный звон возвестил полдень, и отец Жерар отпустил Джулию на обед.

– Только не задерживайся и возвращайся сразу сюда, мы кое-чего достигли и надо это закрепить.

Джулия предпочла бы пойти в будуар и поговорить с Магдой де Боэн, но ничего, впереди еще много дней, которые можно будет проводить в будуаре. Чем скорее она начнет понимать их речь, тем лучше!

В большом зале она отыскала глазами Фалька. Он сидел за одним из столов, расставленных для обеда.

– Привет, жена, – проговорил он с улыбкой. – Чем занимаешься?

– Учусь говорить на твоем языке, норманн.

– Правда? И что можешь сказать?

Джулия порозовела.

– Пока ничего. Язык не выучишь за одно утро.

– А как тебе учитель, отец Жерар?

Джулия пожала плечами, не желая говорить ничего плохого про божьего человека, который был нетерпелив, как сам дьявол, и пробормотала:

– Он очень мудрый.

– Правда?

– А как вы провели утро? – спросила Джулия, стараясь поддержать разговор.

Фальк пожал плечами, вытащил нож и отрезал для себя и Джулии солидный кусок жареной свинины.

– Сегодня я научил Сандера действовать мечом, не падая при этом с коня.

Джулия засмеялась.

– Великое достижение.

– Чудо, я бы сказал, – ухмыльнулся Фальк, прожевывая мясо и скользя взглядом по лицу жены. В голове у него вертелась мысль, как бы сказать, чтобы ела побыстрее, и успеть уединиться на часок в спальне.

Заметив, что Фальк ее рассматривает, Джулия потрогала пальцем щеку.

– У меня что-то на лице, милорд?

– Да нет, все в порядке. – Фальк засмеялся и, наклонившись, поцеловал ее, положив ей руку на бедро.

Джулия густо покраснела. Сидевшие рядом засмеялись, и Джулия оторвала руку мужа от своего бедра и положила ее на стол.

28
{"b":"111492","o":1}