ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Извини, – виновато произнес Ник. – Ты спала?

– Нет. Читала.

– Прости, что оторвал. Я только хотел сказать до свидания. Ты будешь скучать?

Молчание затянулось на несколько секунд. От напряженного ожидания Ник даже взмок.

– Пожалуй, я не буду отвечать на твой вопрос. Желаю удачного похода. – Мягкий щелчок, и связь оборвалась.

Глава 6

Рэйчел сидела за кухонным столом, подперев подбородок одной рукой. Другой она рассеянно водила по краю стоявшей перед ней чашки с кофе. В голове болезненно шумело. По вине Ника Фаррингтона Рэйчел почти не спала прошедшей ночью. Да, этот человек представлял опасность для нее. Одним своим вопросом он сумел лишить ее покоя.

Будет ли она скучать о нем? Разве такой вопрос задают женщине, с которой знакомы не больше восьми дней?

Выбравшись утром из-под одеяла, Рэйчел проглотила таблетку аспирина, приняла душ и твердо решила выбросить Ника из головы. Два часа спустя она признала свое поражение. Она действительно скучала о нем.

После обеда Рэйчел решила помыть свою машину, тем более что та в этом давно нуждалась. Переодевшись в топ от купального костюма и шорты, она посмотрела на себя в зеркало. Синяки и ушибы еще не сошли с тела, но боль уже не беспокоила.

Рэйчел уже почти заканчивала мыть машину, когда по ступенькам крыльца к ней сбежала Шарлотта.

Она обняла подругу, потом отступила немного назад и всплеснула руками:

– Милая моя! Ты выглядишь ужасно!

Рэйчел приветливо улыбнулась, не обижаясь на ее бесцеремонность.

– Видела бы ты меня в четверг!

– Мне так жаль, что я и Бен отсутствовали и не могли помочь! – сокрушенно сказала Шарлотта. – Но твой красавец заверил, что позаботится о тебе.

На лице Рэйчел появилось выражение недовольства.

– Очень остроумно! Никакой он не мой красавец. Впрочем, Ник действительно позаботился обо мне. Может быть, даже слишком хорошо.

Глаза Шарлотты заблестели от любопытства.

– А ну-ка, рассказывай все по порядку!

Рэйчел махнула рукой.

– И не надейся. Ничего интересного для тебя не было, – Она изо всех сил старалась, чтобы голос звучал ровно и правдиво. – Просто у него сильно развито чувство ответственности. Мне пришлось практически вытолкать его за дверь.

Шарлотта многозначительно произнесла:

– Чувство ответственности не единственное, что у неге сильно развито.

– Шарлотта! – воскликнула Рэйчел нарочито возмущенным голосом. – Как тебе не стыдно! У тебя муж и двое детей!

Шарлотта весело рассмеялась:

– Если я больше не увлекаюсь рыбалкой, это не значит, что перестала понимать толк в рыбе. Смотри, упустишь эту рыбку, будешь всю жизнь жалеть.

Рэйчел бросила тряпку в ведро, открыла вентиль и стала наполнять ведро водой из шланга.

– Я не против того, чтобы выйти замуж, Шарлотта. Однажды я встречу хорошего мужчину, полюблю его и заведу от него детей. Но Ник Фаррингтон не годится на эту роль. Между нами нет ничего общего. Когда мы закончим статью, он найдет другую женщину, чтобы вскружить ей голову.

– Значит, ты признаешь, что у тебя кружится от него голова! – торжествующе воскликнула Шарлотта, довольная, что поймала Рэйчел на слове.

Рэйчел наклонилась, чтобы вымыть бампер. Возможно, из-за этого голос ее прозвучал несколько глуше:

– Не могу отрицать, Ник – великолепный мужчина. Но для создания семьи нужно нечто большее, чем быть красавцем с обложки журнала. И хватит об этом, Шарлотта. – Рэйчел выпрямилась. – Почему бы тебе не взять сухую тряпку и не помочь мне вытереть машину?

Подруги некоторое время работали молча.

– Приходи завтра к нам на поздний завтрак. Шеф-повар Бен обещал напечь блинчиков.

Рэйчел вдруг так захотелось блинчиков, что слюнки потекли.

– Отлично! Во сколько?

– Подходи часам к одиннадцати. Но будь готова отвечать на расспросы Бена о Нике. Его всегда интересовало, почему Фаррингтон предпочел семейному бизнесу увлечение любимым занятием. Каждый раз, когда на работе возникают проблемы, Бен клянется, что все бросит.

– Серьезно? – удивилась Рэйчел.

– Сомневаюсь, что он пойдет на такой шаг, – вздохнула Шарлотта. – У Бена работомания, и вряд ли расслабленный образ жизни ему понравится.

Рэйчел неожиданно для себя ощутила обиду за Ника.

– Насколько я могу судить, Ник Фаррингтон работает очень много.

Шарлотта недоумевающе посмотрела на Рэйчел:

– Еще несколько дней назад ты называла Ника не иначе, как бойскаут-переросток. Теперь ты готова воспевать туризм в стихах.

Рэйчел рассмеялась, чтобы скрыть смущение. Не дай Бог, Шарлотта о чем-нибудь догадается.

– Не преувеличивай, Шарлотта! Признаюсь, сначала у меня было предубеждение относительно Ника. Мое мнение о нем изменилось к лучшему, но это означает лишь, что моя статья будет еще интереснее.

Шарлотта слушала молча, но по ее взгляду было заметно, что она сомневается в словах подруги.

– Тебе виднее. Что ж, пора заняться делами. Ждем тебя завтра утром.

Четыре часа спустя Рэйчел не знала, куда себя деть и чем заняться. Она уже навела порядок в шкафах и на полках, перестирала белье, натерла мебель. Так что, когда зазвонил телефон, она радостно бросилась к трубке.

– Рэйчел, это Майкл.

Рэйчел радостно заулыбалась:

– Как ты?

– Сначала скажи, как ты! Если верить Сэму, ты почти при смерти.

Рэйчел рассмеялась:

– Сэм любит преувеличивать. Это у него профессиональное. За меня на рынке могут назначить скидку из-за царапин и вмятин, но в остальном я в порядке. В понедельник буду в редакции. А как поживает наш собственный рекламный гений?

– У меня небольшое потрясение в личной жизни.

– Может быть, у тебя есть новости посвежее? – игривым голосом произнесла Рэйчел.

– Ты делаешь мне больно, Рэйчел, – печально проговорил Майкл. – Ты должна испытывать благодарность к человеку, который подтягивал тебя по экономике в течение целого семестра.

– Да, только не будем забывать, кто помог тебе на олимпиаде первокурсников.

– Ты права. Пусть это остается нашим маленьким секретом. Будет чрезвычайно неприятно, если в редакции прознают, что мне не под силу самостоятельно написать и двух абзацев.

– Никого не волнует, если ты не сможешь правильно написать даже свое собственное имя, лишь бы доллары рекламодателей продолжали течь через твои руки.

– Аминь, – шутливо произнес Майкл. – Но я позвонил по другому поводу. Как насчет того, чтобы вместе поужинать в четверг?

– Я думала, все твои вечера по четвергам предназначены для великолепной Мэгги.

– Мэгги не желает со мной разговаривать, – пожаловался Майкл. – Насколько мне не изменяет память, она заявила, что «в преисподней выпадет снег, прежде чем я еще раз свяжусь с подобным эгоистичным, самовлюбленным, инфантильным плейбоем».

– О-о-о… – с сочувствием протянула Рэйчел.

– Так как насчет оказания мне небольшой моральной поддержки в четверг? – с надеждой спросил Майкл.

Рэйчел была тронута его жалобным голосом. Они дружили начиная с первого года учебы в колледже. Майкл взял тогда под свою опеку застенчивую и замкнутую девочку, и между ними возникла нежная, бескорыстная привязанность. Их отношения не переросли в любовь, зато крепкая дружба сохранилась навсегда.

– С удовольствием составлю тебе компанию. Надеюсь, к четвергу мои синяки будут не так заметны и никто не подумает, что ты избил свою жену.

– Слава Богу! – засмеялся Майкл.

Они поболтали еще немного. Положив трубку, Рэйчел в задумчивости уставилась на телефон. Майкл встречался со многими женщинами, пока не познакомился с Мэгги. Рэйчел полагала, что на этот раз он испытывает серьезное чувство, и интонация его голоса подтверждала это. Что ж, в четверг все прояснится.

Поздно вечером в телевизионных новостях передали, что на северо-востоке Джорджии идут ливневые дожди с грозами. Рэйчел внимательно рассматривала карту штата на экране телевизора, стараясь вспомнить, упоминал ли Ник место, где предполагалась ночевка. Ей стало как-то нехорошо, когда женщина-метеоролог деловито предупредила об опасности внезапных наводнений.

12
{"b":"111493","o":1}