ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рэйчел пыталась убедить себя, что причин беспокоиться о Нике нет, но перед тем, как заснуть, мысленно помолилась за него.

В ста пятидесяти милях от дома Рэйчел, в палатке, установленной на вершине небольшой горы, густо поросшей лесом, лежал с открытыми глазами Ник и слушал завывания ветра в кронах деревьев. Частые молнии то и дело освещали палатку. Сон все не шел.

Он почувствовал, как страстное желание быть с Рэйчел, заниматься с ней любовью обуревает им. Скрипнув зубами и что-то проворчав в свой адрес, он повернулся на бок и усилием воли заставил себя заснуть.

В понедельник Рэйчел поднялась на полчаса раньше обычного, чтобы по дороге в редакцию показаться своему врачу. Она была в прекрасном настроении.

Доктор Филлипс снял повязку с ее головы и внимательно обследовал небольшую рану.

– Швы наложены прекрасно. Думаю, никакого шрама не останется.

Он обработал спиртом кожу вокруг раны и аккуратно снял швы. Рэйчел встала с кушетки и посмотрела на себя в висящее на стене зеркало. Совсем не плохо!

Она повернулась к улыбающемуся молодому врачу:

– Благодарю вас, что смогли принять меня.

– Мне было приятно сделать это, Рэйчел. Я постоянно домогаюсь встречи с вами за пределами этого медицинского кабинета, но вы такая жестокая, что каждый раз отвергаете мое приглашение.

Рэйчел улыбнулась:

– Попасть к хорошему врачу труднее, чем быть приглашенной на свидание. Если вы не против, оставим наши отношения без изменений. – Рэйчел улыбнулась, глядя на опечаленное лицо врача. Она не думала, что ее отказ серьезно его огорчит.

Выписывая чек на регистрационной стойке, Рэйчел вдруг подумала о необъяснимости причин взаимного влечения мужчин и женщин. Доктор Филлипс был прекрасным врачом и привлекательным молодым человеком. В ее редакции работали красивые и обаятельные мужчины, готовые на близкие отношения с ней. Однако только Ник заставлял сердце Рэйчел биться сильнее.

Только ему удалось сделать это. Стоило Рэйчел услышать его голос в телефонной трубке, как мгновенно слабели ноги. Она никогда не придавала большого значения сердцебиениям, потеющим ладоням и прочей любовной чепухе, описанной в романах, но в присутствии Ника эти, как ей казалось, надуманные проявления чувств становились реальностью.

Рэйчел посмотрела на часы и заспешила к автомобилю. Работа – вот лекарство, которое ей поможет. Много работы. Она возьмет у Сэма столько заданий, сколько он согласится дать, а Ника задвинет в самый маленький и далекий уголок своей души.

Знакомый монотонный шум в помещении редакции вызвал на лице Рэйчел счастливую улыбку. Здесь она чувствовала себя как дома. Сэм был в своем кабинете и сразу начал вводить Рэйчел в курс дела. Ей предстояло завершить статью вместо заболевшего Джима.

Через тридцать минут она уже сидела за своим столом. Перед ней стояла чашка с горячим кофе и лежала стопка исписанных листов бумаги. Рэйчел включила компьютер и принялась за работу.

В понедельник утром Ник потратил час на то, что уговаривал себя не ходить в редакцию журнала «Атланта тудей». Еще полчаса ушло на поиски предлога, чтобы все-таки побывать там. И вот теперь он стоял в дверях её маленького офиса.

– Рэйчел, – позвал Ник.

При звуке его голоса она так резко опустила руку с карандашом, что едва не опрокинула кофейную чашку. Глаза их встретились: взгляд Ника сиял от радости, Рэйчел же смотрела настороженно.

– Привет, Ник. Зачем ты здесь? – Рэйчел могла гордиться твердостью своего голоса.

– Я вижу, швы сняли. – Ник намеренно избегал отвечать на заданный ею вопрос. – Не больно было? – спросил он и посмотрел на Рэйчел пристальным взглядом.

– Нет, все в порядке. Очевидно, я оказалась чересчур твердолобой.

Ник коротко рассмеялся.

– Да, я заметил, – произнес он довольно сухо и, увидев стопку бумаг на столе, добавил: – У тебя много работы, я надолго не задержусь. Просто проезжал мимо и зашел пригласить тебя поужинать сегодня вечером.

Долю секунды Рэйчел боролась с желанием сказать «да» и победила.

– Не могу, – сказала она с показным сожалением. – Одного из наших сотрудников положили на серьезную операцию, и мне поручили закончить его статью.

– Тогда завтра? – спросил Ник почти угрожающе.

– Завтра у меня аэробика. – Рэйчел избегала смотреть Нику в глаза.

От дружелюбного выражения на его лице не осталось и следа. Ледяной взгляд голубых глаз пробирал холодом до костей.

– В среду? – Его голос звучал почти враждебно.

– Шарлотта и Бен попросили посидеть с детьми. – Она вдруг сама рассердилась и с вызовом вздернула подбородок. Ник явно не привык, чтобы ему отказывали, но это не давало ему права устраивать ей сцену.

На несколько секунд в комнате повисло неловкое молчание. Ник старался подавить в себе раздражение, и это ему удалось.

– Ну что ж, – вздохнул он с сожалением, – как видно, надо заблаговременно записываться в очередь, чтобы попасть в твой светский календарь.

Он встал, обошел вокруг стола и остановился в нескольких дюймах от Рэйчел.

– Ты можешь быть твердолобой, дорогая, но и я на редкость упрямый. – И прежде чем она успела ему ответить, он закрыл ей рот страстным поцелуем.

Бедная Рэйчел! Стоило Нику прикоснуться к ней, как все ее напускное безразличие тут же испарилось. Она желала его близости. Ник понял это. Он понял, что небезразличен ей, как она хотела это показать несколько минут назад.

А Рэйчел совершенно потеряла голову. Она забыла, кто она и где находится. Но Ник не забыл. Стоило Рэйчел крепче прижаться к нему, как он тут же отодвинул ее от себя, потом улыбнулся и молча вышел из офиса. Это было унизительно! Рэйчел опустилась в кресло и закрыла лицо руками.

К среде она убедила себя, что Ник, возможно, и не заметил ее страстного ответа на его поцелуй. Он не позвонил, не зашел. Может быть, решил, что бесполезно назначать ей свидания? Вот и хорошо!

Рэйчел убрала со стола остатки ужина и проводила малышей в гостиную. Там Кевин уселся перед телевизором смотреть свое любимое шоу, а Хизер взяла книжку и забралась на колени к Рэйчел.

– Почитай мне, – потребовала она тонким голоском.

– Хорошо, крошка. Что это? «Три поросенка». Моя любимая книжка.

Хизер устроилась поудобнее, положив голову на грудь Рэйчел и закутавшись в любимое одеяло. В тот самый момент, когда страшный Волк собрался уже было съесть первого поросенка, раздался звонок в дверь. Дети и Рэйчел вздрогнули от испуга.

Сняв Хизер с коленей, Рэйчел направилась в прихожую. Большой страшный волк действительно стоял в дверях, держа в руках коробку с горячей пиццей, от которой исходил аппетитный аромат. Его звали Ник, и он грозился разрушить единственную стену, защищавшую сердце Рэйчел.

От изумления она не смогла даже выдавить из себя улыбку. Ник же был благодарен Рэйчел за то, что она сразу не захлопнула перед ним дверь.

– Можно войти? – спросил он.

– Если эта пицца с колбасой и дополнительной порцией сыра, то добро пожаловать!

– Я заранее собрал нужную информацию. Ты не будешь разочарована.

Ответ прозвучал недвусмысленно, но Рэйчел вдруг подумала, что его можно истолковать по-разному. Она покраснела, опустила голову и посторонилась, чтобы Ник смог войти.

Кевин и Хизер с любопытством разглядывали незнакомца, который положил на журнальный стол большую пиццу.

– Дети, это мой друг. Его зовут Ник.

Кевин хмуро посмотрел на Рэйчел:

– Мама не разрешает няням приводить в дом своих друзей.

Рэйчел поспешно отвернулась, чтобы спрятать улыбку, а Ник, чтобы не рассмеяться, нарочито закашлялся.

– Твои мама и папа знакомы с мистером Фаррингтоном. Я не думаю, что они стали бы возражать против его присутствия.

Рэйчел многозначительно посмотрела на Ника, которого явно забавляло происходящее.

– Ник, – сказала она подчеркнуто спокойным голосом, – почему бы тебе не почитать Хизер книжку, пока я принесу что-нибудь к пицце.

13
{"b":"111493","o":1}