ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец в комнату вошел проводивший операцию врач. Вид у него был изможденный. Ник вскочил на ноги и почти побежал ему навстречу.

– Доктор Чэмберс? Я – брат Черил. Как она?

Позади Ника стояли с напряженными лицами его родители.

Доктор устало улыбнулся:

– Мама и дочь чувствуют себя хорошо. Самое страшное позади.

– Слава Богу! – произнесла Луиза Фаррингтон, вытирая платочком струящиеся по щекам слезы.

– Черил некоторое время пробудет в послеоперационной палате, но вы сможете увидеть ребенка через несколько минут.

Доктор Чэмберс вышел, а счастливые Фаррингтоны обняли друг друга. Рэйчел стояла в отдалении, не зная, идти ей или остаться.

Ник обернулся, подошел, потом поднял ее и закружил.

– Я стал дядей! – пропел он.

– Опусти меня, – прошептала Рэйчел и улыбнулась. – Это же больница!

Ник засмеялся, глядя на ее покрасневшее от смущения лицо.

– Мне просто нравится вгонять тебя в краску. – Он позволил ей медленно соскользнуть на пол.

Ник не давал ей опомниться.

– Пойдем, познакомлю с отцом, – потащил он ее. Луиза приветливо улыбнулась при виде Рэйчел:

– Здравствуйте, Рэйчел. Рада видеть вас снова. – Она повернулась к мужу: – Дорогой, познакомься, это Рэйчел Флеминг.

Старший Фаррингтон взял ее руку в свою большую ладонь и энергично пожал.

– Я всегда знал, что у моего сына безупречный вкус. Счастлив познакомиться, молодая леди.

Он сразу понравился Рэйчел.

– Спасибо, мистер Фаррингтон. Я так рада, что ваша дочь и внучка чувствуют себя хорошо. – Она повернулась к Нику: – Я пойду. Тебе надо побыть с родными.

– Подожди еще немного. Вместе посмотрим на малышку.

Рэйчел позволила уговорить себя. Вскоре няня подала им знак, и все четверо на цыпочках вошли в палату Черил. Ричард сидел в кресле, держа в руках маленький розовый сверток.

Луиза снова заплакала, когда Ричард протянул ей ребенка.

– Поздравляю! – Ник обнял молодого отца. Тот устало улыбнулся:

– Я уже начал думать, что она никогда не появится на свет.

Рэйчел представили еще раз. Настала очередь Ника взять на руки ребенка. Затаив дыхание, он с величайшей осторожностью держал девочку.

– Вы уже дали ей имя? – спросил он Ричарда.

– Мы заранее выбрали ей имя – Энн Кэролайн. Рэйчел дотронулась кончиком пальца до сжатого крошечного кулачка.

– Здравствуй, Энн. – Взрослые сгрудились вокруг малышки, завороженные волшебным зрелищем миниатюрных ресниц и ноготков. Наконец няня велела всем покинуть помещение и забрала новорожденную в специальную палату.

– Няня сказала, что Черил некоторое время будет еще очень слабая после операции, ее нельзя беспокоить. Почему бы вам не пойти домой, отдохнуть и вернуться утром? – предложил Ричард.

– Действительно, – поддержал его Ник. – Я вчера привел из похода группу страдающих бессонницей подростков. Пришлось двое суток провести без полноценного сна.

Луиза не согласилась уйти, не повидав дочь, и осталась дожидаться, когда Черил доставят обратно в палату. Ник и Рэйчел попрощались со всеми и ушли.

В лифте Ник прислонился к стене и закрыл глаза. Рэйчел пришлось внизу выводить его из лифта за рукав. Ник промычал что-то сонным голосом в знак благодарности или извинения.

Состояние Ника беспокоило Рэйчел. Вряд ли он сможет самостоятельно довести машину до дома.

– Ник, – неуверенно произнесла она, – моя квартира находится гораздо ближе отсюда, чем твоя. Я отвезу тебя к себе, чтобы ты смог отдохнуть и спокойно вернуться домой через несколько часов.

У Ника не было сил отказаться.

– Спасибо, – только и вымолвил он.

Когда Рэйчел отпирала дверь своей квартиры, ей было приятно осознавать, что Ник рядом.

Войдя в квартиру следом за Рэйчел, Ник сощурил глаза от неожиданно яркого света на кухне. Он покачнулся. Рэйчел снова взяла его за руку и, как маленького, повела в спальню.

– Ты будешь спать на кровати. Я устроюсь на софе. У него не осталось ни малейших сил, чтобы спорить.

Когда дверь за Рэйчел закрылась, Ник сбросил ботинки и разделся до нижнего белья. Он вытянулся под одеялом во весь рост и зарылся лицом в обрамленную кружевами подушку, вдыхая аромат духов Рэйчел. Ник чувствовал себя так, словно попал в рай.

Рэйчел достала простыни и одеяла из шкафа в гостиной и постелила себе на софе. Затем на цыпочках подошла к двери спальни и негромко постучала. Тишина. Она осторожно открыла дверь. Верхний свет по-прежнему горел. Ник крепко спал, лежа на животе. Его загорелые плечи казались еще темнее на фоне белых простыней.

Рэйчел накрыла плечи Ника одеялом, на секунду задержав пальцы на его гладкой коже. Потом осторожно поцеловала его в щеку.

– Я люблю тебя, – прошептала она и вышла, погасив свет.

Рэйчел проснулась рано. Софа не предназначалась для ночного отдыха, поэтому все ее мышцы ныли, когда она встала и направилась в ванную. Рэйчел не могла удержаться, чтобы не взглянуть на Ника. Он по-прежнему крепко спал.

Рэйчел вернулась на кухню и сварила кофе. Ее переполняла радость от сознания того, что Ник снова рядом.

У Рэйчел было такое чувство, словно она окончательно повзрослела за ночь, проведенную в больнице. Может быть, она впервые увидела совершенно ясно, каков Ник на самом деле, как нуждается в ней этот мужчина. Он позвал ее, и это явилось лучшим свидетельством того, что она является частью его жизни. Наверное, было бы легче, если бы Ник был заурядным бизнесменом, зарабатывающим на жизнь размеренным трудом. Но что делать, если Нику на роду написано быть незаурядным человеком?

Рэйчел улыбнулась. У нее вдруг захватило дух от сознания значительности шага, который она намеревалась сделать в своей жизни.

А что, если уже поздно? Что, если своим упрямством она разрушила чувство Ника к ней? Ей стало страшно.

Ник проснулся, посмотрел на часы и с досадой ткнул кулаком в подушку. Конечно, Рэйчел уже на работе. Он перевернулся на спину и уставился в потолок.

Все осталось по-прежнему. Ник все так же переживал уход Рэйчел, и даже счастливое завершение вчерашних родов Черил не ослабило ощущения потери.

Надо как можно скорее покинуть эту квартиру. Пребывание здесь причиняло боль.

Ник встал, вышел из спальни и остановился как вкопанный при виде Рэйчел, сидящей за кухонным столом.

Она улыбнулась и вопросительно посмотрела на него:

– Доброе утро. Как ты себя чувствуешь?

Ник молча надел рубашку, которую нес в руках, и стал застегивать пуговицы.

– Спасибо, что позволила переночевать. – Он избегал смотреть ей в глаза.

Рэйчел растерялась, когда он решительно направился к двери.

– Не спеши, Ник, – сказала она, стараясь выглядеть беззаботной. – Я приготовлю тебе завтрак.

Он наконец поднял на нее глаза, и ее сердце оборвалось от его холодного взгляда.

– Я очень ценю, что ты приехала вчера по моей просьбе. Для меня это было очень важно. Больше не осмеливаюсь обременять тебя, у тебя и так много дел.

– Не уходи, пожалуйста, – умоляюще прошептала Рэйчел. На ее ресницах задрожала слеза и медленно скатилась по щеке. – Всего лишь на минуту, – взмолилась она. – Мне необходимо поговорить с тобой.

Ник с явной неохотой отошел от двери и сел. Возле рта обозначилась жесткая складка.

Рэйчел с огорчением поняла, что простыми извинениями его не проймешь. Она зачем-то разгладила страницу журнала, лежавшего на столе, и посмотрела на Ника.

– Мой отец приходил сюда, – тихо начала она.

Выражение лица Ника слегка изменилось.

– Томас Брейден?

– Да. Он сказал, что все время знал обо мне, что долгие годы переживал из-за моей матери и хочет иногда видеться со мной. Сейчас он разводится со своей женой.

– Я рад за тебя.

Рэйчел ожидала большего. Бесстрастный комментарий Ника ее удивил, но она продолжала:

– Встреча с отцом раскрыла мне глаза на наши с тобой отношения. Я была не права, отвергая тебя, и мне хотелось бы начать все сначала.

Ник с недоумением посмотрел на нее.

29
{"b":"111493","o":1}