ЛитМир - Электронная Библиотека

– Позвольте предложить вам горячее питье. Вы совсем продрогли.

– Скоро ли отплывает пароход? – спросила незнакомка, стуча зубами.

– В такую грозу? – переспросил Тайлер. – Еще не скоро.

Девушка застыла, не скрывая недовольства.

– Тогда мне надо немедленно поговорить с капитаном. Я должна как можно скорее добраться до Форчуна.

Совпадение изумило Тайлера: он тоже направлялся в Форчун, городишко на берегу реки Огайо, в штате Индиана. Однако у него не было ни малейшего намерения отплывать, пока не пройдет гроза и река не успокоится.

– Мы не поплывем, пока не кончится гроза.

– Вы капитан?

– Нет, – начал он, – но…

– Я хочу видеть капитана, – решительно перебила девушка.

– Пароход принадлежит мне.

Она опешила и пристально посмотрела в лицо собеседника. Тайлер невольно вздрогнул, по его коже пробежали мурашки: встреча с незнакомкой пробудила в нем странные, тревожные предчувствия. Чтобы успокоиться, он сделал глубокий вздох.

– Давайте сначала разыщем Эмили, – деловито предложил он, – а потом я приготовлю вам горячий кофе. – И он направился по узкому коридору судна, уверяя себя, что спятил. Предсказать будущее невозможно. Эта женщина не в силах причинить ему вред.

– Прошу, выслушайте меня! – окликнула она. – Мне необходимо, как можно скорее добраться домой. Мистер Галлоуэй заверил, что поездка на пароходе не займет и дня. Я готова заплатить любые деньги.

Тайлер с досадой стиснул зубы. Эйб Галлоуэй, помощник начальника порта Падьюки, был его давним другом.

– Мистер Галлоуэй напрасно дает обещания, которые он не в состоянии сдержать. Я не стану рисковать жизнью своих пассажиров. Мы двинемся в путь утром.

– Но вы не понимаете…

– Нет, это вы ничего не понимаете, – перебил Тайлер, круто оборачиваясь к ней. – На борту находятся девятнадцать человек. Почему вы считаете, что вправе распоряжаться их жизнью?

Губы девушки задрожали.

– Простите, об этом я не подумала. Мой отец… – она прерывисто вздохнула, – только что скончался. Мы должны успеть на похороны.

Тайлер смерил ее бесстрастным взглядом. Ее отец не узнает, успела она на похороны или нет, – ведь он уже мертв. Но неожиданно для себя он позавидовал ее отцу, к которому она питала такую беззаветную преданность.

Может, все-таки помочь ей? Чем, в конце концов, он рискует? Гроза скоро кончится; отплыв в полночь, к утру они доберутся до Форчуна.

Так в чем же дело, черт возьми? Тайлер не понимал. Он никогда не верил в предсказания и пророчества; решения он предпочитал принимать сам, руководствуясь рассудком. Но по какой-то причине тревожное предчувствие продолжало томить его. Он фыркнул, пытаясь подавить непонятно откуда появившийся нелепый страх.

– Я поговорю с капитаном, – раздраженно пообещал он. – Будем надеяться, вы успеете домой к утру.

* * *

Реджинальд Бут в последний раз провел щеткой по ботинкам, полюбовался блестящей кожей и обулся.

– Так, значит, он и вправду мертв, – произнес он, обращаясь к верзиле напротив.

– Вчера я говорил с доктором Дженкинсом, – подтвердил шериф Уилбур Симонс, сложив руки на объемистом животе. – А еще я видел, как из Бельфлера выезжал фургон гробовщика.

Ухмыльнувшись, Бут откинулся на спинку стула, сцепил пальцы рук за головой и водрузил ноги на стол.

– Это случилось как нельзя более кстати! Может, причиной внезапной кончины Артура стала наша дружеская беседа?

Шериф почесал в затылке и неловко поерзал на стуле.

– Откуда мне знать?

– А кто вообще может это знать? – подхватил Бут с отчетливым британским акцентом. – Престарелая слабоумная экономка? Похоже, она не помнит даже собственного имени.

– Ваше терпение делает вам честь, мистер Бут, – заметил шериф. – Вы давно облюбовали это поместье.

Банкир польщенно улыбнулся, но улыбка тут же исчезла с его лица. Да, он ждал слишком долго. Но наконец-то Артур Кавано умер, а его двух дочерей Бут не считал существенным препятствием.

– Впредь я не стану медлить. Завтра же я встречусь с Тайлером Маккейном, владельцем «Госпожи Удачи». Если все сложится удачно, мы подпишем соглашение. С патентом Маккейна и землей Кавано я стану миллионером, не пройдет и двух лет – помяните мое слово! – Бут направил указующий палец на шерифа. – И само собой, я не забуду о ваших услугах.

Мясистое лицо шерифа Симонса побагровело в приливе благодарности.

– Чрезвычайно признателен вам, сэр. А если Маккейну не понравятся условия соглашения?

– Понравятся. Он мечтает об этой сделке так же давно, как и я. И потом, он в любом случае останется в выигрыше: ему достанется чудесный участок вдоль реки, где можно построить дом, если он пожелает, куча денег, которых хватит на покупку целого дома, и подающий надежды бизнесмен в качестве союзника. А пожертвовать ему придется только половиной парохода и патентом.

– По-моему, это несправедливая сделка.

– На первый взгляд, может, и так, – невозмутимо отозвался Бут. – Но Маккейн знает цену своему патенту, и ручаюсь, ему известно, как долго и безуспешно я пытался прибегнуть к помощи других людей. Нельзя забывать, с кем мы имеем дело, шериф. Маккейн снискал славу умного, но безжалостного дельца.

– Не может быть, чтобы он оказался умнее и безжалостнее вас, мистер Бут.

Банкир хищно усмехнулся:

– Скажем иначе: мы с Маккейном знаем, как добиться своего.

Симонс открыл было рот, но передумал, будто боясь затронуть мучительную тему. Бут нетерпеливо забарабанил пальцами по столу.

– Если вы хотите что-нибудь сказать, шериф, не стесняйтесь.

– А что будет, если дочери Артура Кавано решат отвоевать свои земли?

Тревога шерифа польстила Буту. Уилбур Симонс знал, как далеко способен зайти банкир, чтобы получить желаемое.

– Кавано так погряз в долгах, что дочери вряд ли сумеют погасить их и сохранить поместье. О ссуде под обеспечение не может быть и речи, отсрочка попросту невозможна, поскольку право ареста на имущество принадлежит мне. И потом, мы имеем дело с двумя детьми. Неужели вы и вправду считаете, что они представляют для нас угрозу? – осведомился Бут и приподнял бровь, уставившись на пристыженного шерифа. – А если и представляют, неужели вы сомневаетесь в том, что я справлюсь с ними?

– Нет, сэр, – упавшим голосом ответил шериф.

– Значит, больше вопросов нет?

С тяжелым вздохом Симонс опустил глаза.

– Похоже, вы продумали все до мелочей.

Бут откинулся на спинку стула и молитвенным жестом сложил ладони.

– Уилбур, вас что-то тревожит. Что именно?

Шериф нервозно поскреб подбородок.

– Со старшей дочерью Кавано я знаком с тех пор, как она появилась в Форчуне. Мне больно думать о том, что она лишится дома да еще будет вынуждена опекать слепую сестренку…

Бут смотрел на него поверх сложенных ладоней.

– Так вы сочувствуете ей? Несмотря на то что из-за ее отца вы чуть не лишились работы? В таком случае, шериф, женитесь на ней.

– Жениться на Сиси?! – Шериф был явно ошарашен. Его одутловатое лицо опять побагровело, руки судорожно сжались, пальцы подергивались, словно он вел тайный поединок с самим собой. – Но ведь я старше ее на двадцать семь лет!

– Вы давно овдовели? Кажется, пять лет назад? – Бут понимающе подмигнул собеседнику. – Многие девицы предпочитают зрелых мужчин.

Симонс нерешительно почесал затылок:

– Не знаю… Наверное, она не согласится.

– А вы предложите ей дом, прочное положение, заботу о ее сестре – все то, в чем она отчаянно нуждается. Подумайте хорошенько, Уилбур. Вы убьете одним выстрелом двух зайцев: успокоите свою совесть и найдете себе молодую жену.

Бут смотрел на шерифа, который пригладил усы и покачал головой, обдумывая предложение. Весь город знал о бесхарактерности и туповатости шерифа Симонса, и только Артур Кавано пытался бороться с ним, пока в дело не вмешался Бут.

Из Уилбура Симонса получился бы превосходный лакей – простодушный, глуповатый, но достаточно хитрый, чтобы понимать, откуда дует ветер. И кроме того, он был беззаветно предан человеку, благодаря которому до сих пор оставался на посту шерифа, – Реджинальду Буту.

2
{"b":"111494","o":1}