ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скажи машине «спокойной ночи»
Киселёв vs Zlobin. Битва за глубоко личное
Амелия. Сердце в изгнании
Бог. История человечества
Любовное зелье для плейбоя
Царство льда
Как взрослые люди
Правила Тренировок Брюса Ли. Раскрой возможности своего тела
Пленительная невинность

Услышав хруст гальки, Клэр вскочила, не скрывая облегчения.

– Они приехали! – Она выбежала на крыльцо.

По лицу Клэр Тайлер сразу понял, что в доме что-то произошло. Он торопливо поднялся на крыльцо, шагая сразу через две ступеньки.

– Что стряслось?

– Гюнтера арестовали. Шериф сказал, что это Гюнтер убил мистера Грина!

– Чепуха! – выпалил Джонас.

На веранду вышли Лулу и Эмили.

– А шериф сказал, есть ли у него улики? – спросил Тайлер.

– Да, но эти улики – всего-навсего слухи и сплетни. Он нашел свидетелей, которые будто бы слышали, как Гюнтер говорил об убийстве в тот день, когда оно произошло.

Тайлер попытался припомнить, говорил ли Гюнтер когда-нибудь хоть что-то подозрительное. Он неплохо разбирался в людях, но ни в лице, ни в поведении Гюнтера его ничто не насторожило. Гюнтер производил впечатление безобидного малого, которого можно было обвинить разве что в болтливости. На хладнокровное убийство он не был способен. Но это еще не значило, что он не мог прикончить владельца ломбарда в приступе ярости.

– Вы поможете Гюнтеру? – спросила Эмили, подергав Тайлера за рукав.

– Не знаю, смогу ли я, Эмили.

– Но ведь вам известно, что он невиновен!

Тайлер медлил с ответом.

– Пожалуй, будет лучше поговорить с самим Гюнтером, – наконец произнес он и повернулся к Джонасу: – Поедешь со мной?

Женщины застыли на веранде, провожая Тайлера и Джонаса озабоченными взглядами.

– Они уверены, что Йенссен невиновен, – заметил Тайлер, обращаясь к помощнику.

– Да, женщины понимают такое чутьем, – подтвердил Джонас. – А ты как думаешь?

Тайлер поерзал на сиденье, устраиваясь удобнее.

– Шериф наверняка попытается добиться для него смертного приговора. Чутье подсказывает мне, что шерифу во что бы то ни стало необходимо найти убийцу. Поскольку Гюнтер иностранец, он стал для Симонса удобным подозреваемым.

Дафна остановила лошадь возле внушительного дома Реджинальда Бута. Бут положил ладонь ей на колено.

– Завтра в то же время?

– Как скажешь, дорогой.

Бут проводил ее взглядом, обернулся и увидел возле кирпичной стены дома, среди кустов, ждущего шерифа. Симонс снял шляпу:

– Добрый вечер, мистер Бут.

– Ну, как дела, шериф?

– Швед уже в тюрьме.

Бут отпер дверь и вошел в дом.

– Он долго сопротивлялся?

– Нет, кажется, я застал его врасплох. Но женщины начали протестовать.

Бут кивком велел Симонсу следовать за ним, закрыл дверь, вошел в просторную, роскошно обставленную гостиную, открыл шкаф с застекленными дверцами и извлек оттуда бутылку «Каберне».

– Вы видели Маккейна?

– Нет, сэр. Сегодня рано утром он уплыл на пароходе и к тому времени, как мы явились за шведом, еще не вернулся.

– Думаю, как только он вернется, он сразу же отправится к вам. Надеюсь, вы уже решили, как будете отвечать ему?

Шериф отвел взгляд.

– Да, сэр.

– Не хмурьтесь, Уилбур. Вы же знаете, что у нас не было другого выхода. – Бут откупорил бутылку, разлил вино по бокалам и протянул один Симонсу. – И запомните, шериф: вы лжете, чтобы не остаться безработным и спасти свою шкуру. А если меня разоблачат, вы будете болтаться в петле рядом со мной.

Тайлер прошел в кабинет шерифа, сопровождаемый Джонасом. Молодой помощник Симонса, сидевший за столом, вскочил, испуганный их внезапным появлением.

– Где Йенссен? – бесцеремонно спросил Тайлер.

Помощник мотнул головой в сторону, пятясь к шкафу, где хранилось оружие:

– В тюрьме…

Тайлер направился прямиком к двери, отделявшей тюрьму от кабинета.

– Откройте ее.

– Я не могу впустить вас туда!

– Почему?

Помощник растерялся.

– Потому что там заключенный, – наконец нашелся он.

Тайлер заметил, как юноша беспокойно поглядывает то на него, то на Джонаса.

– Послушайте, я не собираюсь устраивать ему побег, – заверил Тайлер. – Я просто хотел расспросить его. Если хотите, мой помощник останется здесь.

– Сколько времени вам понадобится?

– Четверть часа, не больше.

Помощник шерифа снова перевел взгляд с одного непрошеного гостя на другого.

– Ну хорошо, – наконец согласился он и вынул связку ключей. – Но я буду следить за вами в окно.

– Как вам угодно, – пожал плечами Тайлер.

Он вошел в тюремное помещение и услышал, как за его спиной с грохотом захлопнулась дверь. Привыкнув к полутьме, Тайлер разглядел четыре камеры, по две с каждой стороны короткого коридора. Одинокий узник в первой камере справа вскочил с дощатой койки и приник к прутьям решетки.

– Мистер Маккейн!

– Йенссен, что случилось?

Гюнтер обеими руками вцепился в прутья.

– Меня обвиняют в убийстве Вальтера Грина! Поверьте мне, мистер Маккейн, Вальтер был моим другом! Мне незачем было убивать его!

– Так вы знали Грина?

– Да. Я снимал комнату над ломбардом. Знаете, его жена наполовину шведка. Они были очень добры ко мне, часто приглашали поужинать с ними. – Гюнтер недоуменно пожал плечами: – Зачем мне было убивать Вальтера?

– Вам известно, где сейчас миссис Грин?

– Нет, – решительно покачал головой Гюнтер. – Куда она уехала, я не знаю.

Придвинув к решетке табурет, Тайлер уселся.

– Какими уликами против вас располагает шериф?

– Какие-то люди будто бы слышали, как я рассказывал, что убил Вальтера. Но это неправда: я никогда не бывал в здешней таверне!

– Ни разу? Вы уверены?

Гюнтер тщательно обдумал ответ.

– Кажется, заходил один раз, когда приехал в город.

Тайлер досадливо нахмурился. Он понимал, что свидетелей можно подкупить и они охотно «забудут», когда именно видели Гюнтера в таверне.

– Кто-нибудь видел, как вы выходили из ломбарда в тот вечер, когда погиб Вальтер Грин?

– Нет! Я весь вечер провел дома.

В глазах Гюнтера отчетливо отражался страх, а вместе с ним и другое, пока непонятное Тайлеру чувство.

– Чем же вы занимались в тот вечер?

Гюнтер потер ладонями виски:

– Кажется, я читал… а может, писал моим родным в Швецию. Никак не могу вспомнить, сколько ни пытаюсь. – И он взглянул на Тайлера исподлобья глазами перепуганного мальчишки. – Шериф сказал, что мое дело передадут в суд. Вы знаете здешнего судью? Он честный человек?

– Не знаю, Гюнтер. Это окружной судья, он приезжает в Форчун раз в неделю. Думаю, суд над вами состоится, когда он приедет в город в следующий раз. – Тайлер поднялся. – Я постараюсь найти вам адвоката.

Гюнтер подавленно кивнул:

– Спасибо вам за помощь, мистер Маккейн.

Тайлер просунул руку между прутьями решетки и похлопал его по плечу.

– Успокойтесь, Йенссен. Мы сделаем все возможное, чтобы вызволить вас отсюда. – И он подал знак помощнику шерифа, который наблюдал за ними сквозь крохотное окно в двери. – А где шериф Симонс? – спросил он, выходя из тюремного помещения.

– Сегодня мое дежурство, – объяснил помощник. – Вероятно, шериф у себя дома.

– Где он живет?

Помощник явно возмутился:

– Вы намерены явиться к нему домой в такой поздний час?

– Я уже здесь, Лайл.

Тайлер и Джонас обернулись и увидели входящего в кабинет шерифа, несущего небольшой сверток. Шериф прошелся по половицам, заскрипевшим под его тучным телом.

– Отнесите ужин заключенному, – велел он помощнику и обернулся к посетителям: – Так вы хотели видеть меня, Маккейн?

– Вот именно, шериф.

– Садитесь. – Симонс грузно опустился на вращающийся деревянный стул и повернулся к Тайлеру. Помощник застыл рядом, ловя каждое движение двух посетителей с таким видом, словно ждал от них худшего из преступлений.

Устроившись на жестком стуле рядом с Джонасом, Тайлер скрестил руки на груди и смерил шерифа неприязненным взглядом:

– Вы и вправду уверены, что Гюнтер Йенссен убил Грина?

– Разве я арестовал бы его, если бы сомневался в его виновности?

– Так говорите вы, шериф. А от Йенссена я узнал, что у вас почти нет улик.

44
{"b":"111494","o":1}