ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мадам будет в красном
Отражение нимфы
Ромашки в октябре
Две королевы
Бесконечность + 1
Куда летит время. Увлекательное исследование о природе времени
Звездочёты. 100 научных сказок
Шесть тонн ванильного мороженого
Расколотое королевство

Нэнси с интересом наблюдала за лейтенантом. Она поняла уже, что он знает кое-что такое, о чем ни Эмили, ни остальные пока не догадываются. И ему доставляло удовольствие держать их в неведении.

— Что вы имеете в виду, лейтенант? — спросила Ханна.

Нэнси попробовала догадаться:

— Может быть, вы намекаете, что не одному Стайну придется купаться в лучах славы?

— Почти правильно, Нэнси. Стайн не решится обратиться к Эмили с просьбой дать ему интервью, после того как он пытался извлечь выгоду из ее похищения.

— Но ведь вы сейчас имеете в виду не только это, не так ли? — Джорджи начинала нравиться игра в отгадки.

— О да… Я почти забыл… — Загадочно улыбаясь, он обратился к Эмили: — Вас хотят видеть в полицейском управлении, и как можно скорее.

— Что? — удивилась Эмили. Все были разочарованы, они думали, что Эмили ждет приятный сюрприз.

— Так вот, похоже, что наш герой-преступник Гарольд Кесак становится не только государственным свидетелем… — начал Чин.

— Да? Продолжайте, Дон, — торопила его Эмили.

— Он также стал очень привередлив в выборе людей, с которыми желает говорить.

— А что это значит? — спросила Ханна.

— Это значит, мои друзья, что Кесак отказывается давать интервью. Он не хочет встречаться с прессой.

— Ох! — Эмили не скрывала своего разочарования.

— Он, в частности, особо попросил, чтобы некому журналисту по имени Питер Стайн ни в коем случае не разрешили фотографировать его, и попросил также, чтобы его вообще оградили от присутствия этого журналиста на любых интервью или допросах.

— Отлично! — одновременно воскликнули Ханна и Джорджи.

— Но ведь это еще не все, — подсказала Нэнси, чувствуя, что главная новость еще впереди.

— Однако Кесак высказал еще одно пожелание…

— Какое?

— …которое заключается в том, чтобы ему позволили провести серию исключительных интервью только с одним журналистом — с Эмили Фоксворт. Кесак не намерен разговаривать ни с кем другим.

Только через несколько секунд Эмили осознала значение сказанного, а ее друзья дружно зааплодировали.

— Замечательно! — сказала Эмили, допив кофе. — Извините меня, но, я думаю, мне лучше зарядить пленку и пойти в полицейское управление.

— Кстати, Нэнси, — продолжал лейтенант, — не слишком восхищайтесь профессионализмом Стайна. Он не нашел бы тоннелей, если бы несколько дней назад не увидел спускающегося туда Блейна. А Блейна он узнал по фотографии Эмили.

— Значит, он знал о Кесаке? — догадалась Нэнси.

— Да, видимо, он узнал о нем за несколько дней до всех событий.

— А не обязан ли он был в подобном случае сообщить об этом полиции? — поинтересовалась Нэнси.

— Да. Обязан, — согласился лейтенант Чин. — И мы ему об этом сказали. Он получил строгое внушение от управления полиции и от своего начальства в газете. Ему туго придется, если окружной прокурор решит возбудить дело по этому факту. Его действия в данном случае признаны крайне непрофессиональными.

— Еще бы, — поддержала Джорджи.

— Мы опечатали склад с компьютерными микросхемами, — продолжал лейтенант. — Крофт, видимо, нелегально переправлял через границу не только Кесака. Но на этот раз прибыли у него не будет. Мы все конфисковали вплоть до окончания следствия.

— Все хорошо, что хорошо кончается, — философски заключила Ханна, оглядев стол с остатками завтрака. Она улыбнулась сначала Нэнси и Джорджи, затем Дону Чину.

— Чему вы собираетесь посвятить остатки своих каникул? — обратился к ним лейтенант.

— Я обещала, что не притронусь к работе, пока они здесь, но, увы, обещания не сдержала! — раздался голос Эмили из темной комнаты.

— Безобразие! — с напускным возмущением сказала Ханна.

— Ну, ладно. Я обещаю после интервью с Кесаком сводить вас в любой ресторан, какой пожелаете.

— Договорились! — Нэнси, Джорджи и Ханна тут же начали обсуждать, куда они хотели бы пойти.

— Так, сегодня — четыре двенадцать, — объявила Джорджи.

— О, хватит шифров, — застонала Нэнси.

— Никаких шифров. Это значит, что у нас осталось еще целых три дня каникул. Голосуем: кто за то, чтобы использовать их на всю катушку?

Эмили вышла из темной комнаты, держа в руках сумку с фотопринадлежностями.

— Ну, и что вам хотелось бы посмотреть? — спросила она.

Ханна, убиравшая со стола, наморщила лоб.

— В этой суете об этом некогда было подумать.

Нэнси поглядела из окна на сверкающую в лучах солнца бухту. Внезапно она хихикнула.

— Что бы тебе хотелось посмотреть, Нэнси? — повторила Эмили.

Нэнси с хитрой улыбкой посмотрела на друзей, сидевших вокруг стола.

— Я подумываю о прогулке на катере.

— Прогулка на катере? — удивилась Ханна.

— Да. — Нэнси встала, указывая на окно. — Как насчет прогулки на катере на маленький остров посередине бухты? — предложила она.

Встала и Ханна.

— Какой маленький остров?

Нэнси посмотрела на нее и снова хихикнула.

— Алькатрас, Ханна, это остров, на котором расположена тюрьма, в которой содержались самые опасные преступники

22
{"b":"111495","o":1}