ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я видела его за кулисами вместе с Шоттером, — ответила Джорджи.

У шатра за театром, где актеры разминались перед спектаклем, подруги расстались. Войдя в шатер, Нэнси увидела, что Бесс лежит на раскладушке.

— Вставай, Бесс. По-моему, скоро начнется процессия. Мы должны занять свои места.

— Может быть, сегодня нам лучше пропустить спектакль? — Бесс неохотно поднялась. Вид у нее был встревоженный.

— Почему? — удивилась Нэнси. — Я думала, что тебе нравится смотреть представление.

— Да, нравится. Но я… А вдруг этот охотник вернется? Я не хочу быть живой мишенью в первом ряду.

— Понимаю. — Нэнси обняла подругу за талию. — Я тоже не хочу. Но я хотела бы положить этому конец. Не могу отделаться от ощущения, что я что-то упустила из виду. Я считаю, что мне непременно надо быть на спектакле.

— Ну ладно, — вздохнула Бесс. — Постараемся держаться как можно незаметней. Так?

— Вот именно, — сказала Нэнси.

В этот вечер представление прошло хорошо, и четвертый день фестиваля завершился без каких-либо неприятностей.

Домой Нэнси вернулась очень уставшая. Подъехав к дому, она с ключом в руке поднялась по ступенькам крыльца. На верхней ступеньке, у самой двери, она вдруг остановилась — у нее перехватило дыхание.

В двери торчал кинжал с запиской. Записка была написана крупным жирным почерком. Чувствуя, как отчаянно колотится у нее сердце, Нэнси прочитала записку:

«Что вижу, не кинжал ли предо мной?[6]»
Да, то кинжал, и он здесь ждет тебя.
На волоске висит твоя судьба.
Уйди с моей дороги, Нэнси Дру,
Не то с нее тебя я уберу!

МНОГО ШУМУ ИЗ-ЗА КОЕ-ЧЕГО

Перечитав еще раз записку, Нэнси содрогнулась. Она обмотала правую кисть длинным рукавом своего кремового платья и осторожно вытащила кинжал из двери, стараясь не стереть возможные отпечатки пальцев. Записку и кинжал она взяла с собой в дом.

Войдя в гостиную, Нэнси села и задумалась. Теперь она не сомневалась, что именно она была мишенью для стрелы на пикнике. Со вздохом облегчения она поблагодарила судьбу за то, что прицел у сочинителя был не слишком точен. Но по последней записке было ясно, что автор знает, кто она и где живет. А также то, что человек, ломившийся в окно ее спальни, имеет какое-то отношение к переполоху на фестивале. Скорее всего, автор записки и взломщик — один и тот же человек, или, по крайней мере, они сотрудничают.

«Написано пять записок, — подумала Нэнси. — В каждой — зарифмованная угроза. И каждая сопровождалась неприятным происшествием, цель которого — причинить кому-то вред и нарушить ход фестиваля».

Из тех, кого она знала, злоумышленниками могли быть по крайней мере три человека — Мартина Деври, Дин Бетлен и Луис Ромеро. Все они не скрывали, что весьма обижены на фестиваль, вернее, на его директора.

Но Нэнси никак не могла понять, почему угрожают ей. Вряд ли кто-то из них знает, что она еще и детектив. «Кроме того, — думала она, рассеянно передвигая туда-сюда кольцо на пальце, — Дин или Мартина никак не могли быстро добраться до ее дома после спектакля, чтобы приколоть записку». А ведь Нэнси и Бесс уехали с фестиваля сразу после конца представления. Записка же была сюда доставлена в промежутке между выстрелом из арбалета и приездом Нэнси домой.

«Это мог успеть сделать Луис Ромеро», — размышляла Нэнси. На представлении «Ромео и Джульетты» она его в этот вечер не видела. Но тогда следовало предположить, что именно Ромеро ломился к ней в дом ночью во вторник. А ведь в среду она беседовала с ним, и в его поведении не было ничего подозрительного. «Может быть, Ромеро хороший актер?» — подумала она. Но и другие подозреваемые тоже хорошие актеры, и это еще больше затрудняет дело.

Нэнси встала с кресла и поднялась в спальню. Ее не покидало ощущение, что она все время упускает что-то важное… Но вот что?.. Это ей больше всего хотелось понять, и понять как можно скорее.

В пятницу днем небо было ясное, без единого облачка.

«Актерам Ее Величества повезло, что всю неделю стоит такая чудная погода», — подумала Нэнси, подъезжая к дому Бесс.

Несколько минут спустя Бесс и Джорджи, весело приветствуя подругу, уже садились в «мустанг». Прежде чем Нэнси отъехала от обочины, она показала на кинжал, который выдернула из двери. Теперь он был вложен в прозрачный пластиковый пакет.

— Узнаешь? — спросила она у Джорджи. Пока Джорджи рассматривала кинжал, Бесс изумленно воскликнула:

— Кинжал? О, Нэнси, я даже боюсь спрашивать, откуда он у тебя.

— Да, это действительно кинжал. Вчера вечером он торчал в двери моего дома.

Джорджи и Бесс прочли записку, написанную все тем же старомодным почерком.

— Ну что ж, — подняв глаза от записки, спокойно и твердо проговорила Бесс, — этого достаточно. Надо вернуть им наши костюмы и сказать фестивалю «прощай».

— Я не всегда соглашаюсь с Бесс, — сказала Джорджи, — но думаю, теперь она, пожалуй, права. А ты, Нэнси, разве не считаешь, что возвращаться на фестиваль нам уже не безопасно? Дело принимает серьезный оборот.

— Вряд ли этот тип перестанет пакостить, если я откажусь от участия в фестивале. А пока он будет продолжать свои фокусы, опасность грозит всем участникам фестиваля. Я собираюсь заглянуть в полицейский участок и передать им кинжал. Возможно, полиции удастся опознать преступника по отпечаткам пальцев. Кстати, Джорджи, тебе не приходилось видеть кого-нибудь с таким кинжалом на фестивале?

— Нет. К тому же клинок этого кинжала — настоящий, — заметила Джорджи. — А все кинжалы, которые я видела на фестивале, были бутафорские.

— Согласна, — сказала Нэнси. — Интересно все же, каким образом наш сочинитель заполучил его.

— Я даже думать об этом не хочу, — содрогнулась Бесс. — Будем надеяться, что там, где этот человек его взял, больше таких нет.

— Джорджи, не могла бы ты вместе с Дж. З.. проверить — вдруг в чулане у Шоттера чего-то недостает? — спросила Нэнси.

— Это очень просто, — кивнула Джорджи.

Пока Нэнси ходила в полицейский участок, Бесс и Джорджи ждали в машине. Нэнси рассказала главному инспектору Мак-Гиннису, что полицейские Дель Рио и Уилкерсон на этой неделе зарегистрировали попытку взлома и что кинжал, возможно, имеет отношение к тому происшествию. Через несколько минут она уже была в машине и везла подруг на фестиваль.

Бесс и Джорджи, выйдя из машины, остались посмотреть выступление клоунов, а Нэнси отправилась искать трейлер Дина Бетлена. Она давно уже собиралась разузнать как можно больше об этом человеке.

Она без труда нашла небольшой трейлер с именем Дина на табличке. Нэнси постучала. Никто не ответил. Чуть подождав, она опять постучала.

— Мистер Бетлен! — позвала она.

Выждав еще несколько минут и оглядевшись, Нэнси попробовала повернуть дверную ручку. К ее удивлению, дверь легко открылась. Неужели Дин, по примеру Шоттера, тоже оставляет дверь незапертой? Просунув голову внутрь, Нэнси позвала:

— Дин!..

Никто не отвечал, и она вошла в трейлер, прикрыв за собой дверь.

В глубине трейлера был дощатый чуланчик. Напротив находилась кухонька с небольшим холодильником и плиткой, а рядом с кухонькой ванная.

У одной стены стояла койка, на ней была разбросана одежда. У другой стоял туалетный столик с большим зеркалом. Там были флаконы с театральным гримом, рекламные фотографии и несколько напечатанных на машинке листков с текстом роли Дина в «Ромео и Джульетте». Нэнси отметила, что рекламные фотографии изображали только Дина и были уже с автографами. Внезапно ее внимание привлекла большая черная папка.

Нэнси открыла ее и стала просматривать лежавшие там бумаги. В папке, очевидно, хранились документы Дина и его личные записи. Нэнси перебирала вырезки из газет с театральными рецензиями, старые контракты, деловые письма. Она заметила, что большинство документов были пяти-, а то и десятилетней давности. Видимо, Бетлен имел успех именно в эти годы, и с тех пор он не мог похвалиться ни одной значительной актерской работой.

вернуться

6

«Макбет», акт II, сц. 1

14
{"b":"111498","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Из гарема к алтарю
Мертвое озеро
Девушка в голубом пальто
Нелюдь
Как обрести уверенность и силу в общении с людьми
Любовное зелье для плейбоя
Живи как кот
Суперлуние
Комната снов. Автобиография Дэвида Линча