ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Убийство в стиле «Хайли лайки»
Однажды в Америке
Время не властно
В каждом сердце – дверь
Ведьма и бесполезный ангел
Эмпайр Фоллз
Семь смертей Эвелины Хардкасл
Тень Невесты
Любовь к драконам обязательна

Кэролайн Кин

Нэнси Дру. Ловушка для звезд

ПОХИЩЕНИЕ

Порывистым жестом сыщик распахнул тяжелые двери с планками из желтой меди и шагнул внутрь. Холл большого чикагского отеля «Букингем» был полон людей. Нэнси Дру, вместе с Джорджи Фейн и Бесс Марвин стоявшая в очереди к регистратору, сразу поняла, кто этот человек. Понять, впрочем, было несложно. Сыщик сам постарался выглядеть так, чтобы ни у кого не возникло сомнений в роде его занятий. Плащ свободного покроя и фетровая шляпа на голове делала вошедшего до смешного похожим на героя старых детективных фильмов, расследующего всевозможные кровавые преступления. Для полного джентльменского набора грудь его украшала огромная лупа, на цепочке свисавшая с шеи.

Дверь за них захлопнулась с пугающим грохотом. Под потолком, над головами присутствующих, зловеще закачалась люстра. В многолюдном помещении воцарилась тревожная тишина.

— Здесь совершено преступление, — громко и бесстрастно объявил сыщик. Голос его, поднимаясь к высоким сводам, разнесся по элегантно обставленному и обшитому деревянными панелями холлу. — С этой минуты каждый из вас находится под подозрением.

— Это дворецкий! Я знаю, дворецкий — убийца! — прокричал какой-то подросток. Все расхохотались.

Сыщик смеялся вместе со всеми. Этому рослому, симпатичному юноше было, если судить по внешнему виду, едва ли больше двадцати — двадцати двух лет. Продолжая улыбаться и покачивать головой, он расстегнул плащ. Под ним оказались линялые джинсы и майка с надписью «Все любят детективов». Потом он встал в очередь к столику регистратора позади Нэнси, Бесс и Джорджи.

— У вас это получилось очень даже забавно, — обернувшись к молодому человеку, промолвила Бесс.

— Я просто старался хоть как-то оживить обстановку, — отвечал тот. — Ожидание всегда ужасно утомительно и действует на нервы. Прошлогодний съезд был организован куда лучше. Даже и сравнивать нечего. А вы впервые на Съезде Любителей Детективов?

Девушки закивали головами.

Заложив за уши пряди рыжевато-золотистых волос, Нэнси устремила на него свои проницательные голубые глаза.

— Я тотчас поняла, что вы человек опытный. Уверена — вы не откажетесь рассказать нам обо всем, что полагается знать Любителям Детективов, в первый раз прибывшим на съезд.

— Нам покажут много интересного. Детективные романы и сборники новелл составят целую выставку. Это будет даже выставка-продажа. Запланирована демонстрация телевизионных спектаклей, сериалов, новых кинофильмов… В общем, скучать не придется. Да, а вы слышали, какие сюда приглашены телезвезды? Не слышали, конечно. Уилл Леонард и Сэлли Белмонт — главные герои сериала «На краю ночи» — будут гостями нашего форума. Представляете? Уму непостижимо! Я так обрадовался, когда узнал…

«На краю ночи», популярнейший, всей стране известный телесериал, повествовал о приключениях беззаботных молодоженов, открывших частное сыскное агентство. Это была, скорее, приключенческая комедия с уклоном в романтику, нежели детектив в собственном смысле слова. Счастливая молодая пара ко всему на свете относилась с юмором и беспечно подшучивала над обстоятельствами даже тогда, когда жизни обоих грозила настоящая, нешуточная опасность. Нэнси и ее подруги были, разумеется, прекрасно знакомы с нашумевшим сериалом.

— «На краю ночи» — мой любимый телевизионный фильм, — объявила Джорджи.

— А Уилл Леонард — моя любимая телезвезда, — добавила со вздохом Бесс. — Он такой остроумный и находчивый. И чертовски привлекательный внешне! Мне ужасно нравятся его взлохмаченные волосы, синие глаза… И еще то, что одежда на нем всегда выглядит так, словно он неделю спал не раздеваясь.

— Я где-то читала, что Уилл — коротышка. — Джорджи сморщила нос. — В нем, если не ошибаюсь, росту всего пять футов и семь дюймов. А я люблю, чтоб главный герой был высокий, длинноногий. Что такое пять футов? Ерунда!

— А мне больше по душе Сэлли, — заявил молодой человек в широком плаще. — Она классная актриса. Я собираюсь обязательно ее повидать и, быть может, даже с ней познакомиться. В два часа по программе они с Уиллом Леонардом должны раздавать автографы участникам съезда.

— Вот где я непременно окажусь в это время! — радостно заволновалась Бесс. — Подумать только: какая сказочная возможность! Я и помышлять ни о чем похожем не смела! Надо будет одолжить Уиллу ручку. Он напишет ею свое имя… А потом, когда будет возвращать ее мне, наши глаза встретятся и — как знать? — вдруг между нами промелькнет искра? А уж тогда…

— Следующий, — послышался равнодушный голос клерка, регистрировавшего постояльцев.

— По-моему, Бесс, ты поехала не туда. Не по назначению, — серьезным тоном промолвила Нэнси, когда они втроем торопливо шли к стойке регистратора. — Тебе нужен Съезд Любителей Романтики.

Минут через десять они уже были в своем номере. Разложив вещи, вся троица на лифте спустилась в большой бальный зал. Двери лифта выходили прямо в нарядную гостиную, где, видимо, устраивали приемы; за ней открывалось огромное помещение, разделенное на несколько частей рядами небольших киосков. В проходах между киосками возбужденно толпилась публика. Люди довольно бесцеремонно толкали и отпихивали друг друга, чтобы подойти поближе к выставленным экспонатам.

Вдалеке, в самом конце танцевального зала, виднелась сцена, над которой развевалось знамя. Надпись на знамени гласила: «Добро пожаловать, американские Любители Детективов».

— Эй, смотрите! — внезапно окликнула Джорджи подруг, указывая рукой в ту сторону, где, в нескольких футах от них, стоял очередной киоск. — Знаете, кто там восседает?

Нэнси и Бесс встали на цыпочки и дружно вытянули шеи, чтобы разглядеть человека, о котором говорила Джорджи. Над киоском висел плакат со словами «Вся нью-йоркская печать». Внутри расположилась рослая, грузная женщина средних лет. На носу у нее сидели очки с двойными стеклами, грудь и плечи обтягивал бумажный спортивный свитер с капюшоном. Свитер украшала надпись, выведенная белилами-«Я болею за Фифи!» На прилавке перед женщиной высились стопки новехоньких, только что из издательства, еще пахнущих типографской краской книжек в твердых переплетах. Возле киоска уже выстроилась большущая очередь жаждущих получить автограф. Женщина надписывала книгу за книгой и трудилась в поте лица.

— Это Эйлин Брэддок, автор множества детективов, — объяснила Джорджи. — Спорить готова, она надписывает «Неведомую опасность». Так называется ее последний роман. Он только что вышел в свет.

— Знаю, знаю, ты большая поклонница этой писательницы, — усмехнулась Нэнси.

Джорджи кивнула, глаза ее сверкали от возбуждения.

— Я прочла все книги Эйлин Брэддок. Все до единой. А их, между прочим, ни много ни мало двадцать семь! Самая знаменитая — «Смерть от страха». Бесс ее тоже читала.

— Читала, конечно, — поежилась Бесс. — Но сама умирала от ужаса. Нет, правда, я до того боялась, что могла браться за этот роман только по утрам. Если бы я читала его вечером, я бы потом не спала всю ночь напролет.

— А почему у нее на свитере написано «Я болею за Фифи!»? — удивленно спросила Нэнси. — Кто эта Фифи?

— Это сыщица, которую она сделала героиней нескольких последних своих книг, — со знанием дела отвечала Джорджи. — Сыщица по имени Фифи Спинелли. Она молода, очень красива, и у нее длинные, шелковистые светлые волосы. Когда Фифи не занимается раскрытием преступлений, она преподает аэробику.

— А еще у нее роскошные, прямо-таки изысканные туалеты, — с восхищением прибавила Бесс. — Фифи одевается по последней парижской моде; она даже платья свои выписывает из Франции.

— Как и все остальные юные сыщицы в этом году, — пошутила Нэнси, становясь в позу манекенщицы, что забавно смотрелось при ее джинсах и пиджачке из грубой хлопчатобумажной ткани. Подруги расхохотались.

Потом они подошли к площадке, изображавшей гостиную в английском духе и декорированную соответствующим образом. Посреди кожаных кресел с высокими спинками на персидском ковре в безмолвном ужасе застыли три актера, исполняющие, судя по их одежде, роли дворецкого, пожилой аристократки и горничной. На ковре, лицом вниз, лежал мужчина в смокинге; из спины его торчал кинжал. Сбоку от сцены на подставке примостился транспарант, рекламирующий новую настольную игру под названием «Кто это сделал?».

1
{"b":"111499","o":1}